Экспертиза оспаривания кадастровой стоимости

Экспертиза кадастровой оценки

За последнее время в условиях изменившегося законодательства в области кадастровой оценки Ассоциация «СРОО «Экспертный совет» наработало значительный конструктивный опыт экспертизы отчетов об определении кадастровой стоимости различных категорий объектов оценки в нескольких субъектах России, в том числе:

  • земельных участков населенных пунктов Пермского края, Курской, Оренбургской, Новгородской, Саратовской, Рязанской, Самарской, Вологодской, Магаданской и Тамбовской области, республиках Мордовия, Дагестан и Коми, а также Ямало-Ненецком и Чукотском АО;
  • земельных участков водного фонда Пермского края;
  • объектов недвижимости жилого и нежилого фонда г. Москвы, Ямало-Ненецкого АО, Красноярского и Ставропольского края, Владимирской, Магаданской, Тамбовской, Тульской, Мурманской, Вологодской, Тюменской и Иркутской области, республики Мордовия и Чукотского автономного округа;
  • земельных участков сельскохозяйственного назначения Республик Адыгея, Калмыкия, Северная Осетия – Алания и Дагестан, Хабаровского и Пермского края, а также Мурманской, Тверской, Челябинской и Иркутской области;
  • садоводческих и огороднических объединений вне черты населенных пунктов Оренбургской области.

Согласно ст. 24.11 Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ (ред. от 11.07.2011) «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон об оценочной деятельности) под государственной кадастровой оценкой понимается совокупность действий, включающих в себя, в том числе экспертизу отчета об определении кадастровой стоимости.

Статья 24.16 «Экспертиза отчета об определении кадастровой стоимости» Закона об оценочной деятельности устанавливает, что Отчет об определении кадастровой стоимости принимается заказчиком работ по определению кадастровой стоимости только при условии наличия положительного экспертного заключения на указанный отчет. В свою очередь исполнитель работ в течение тридцати дней с даты составления отчета об определении кадастровой стоимости обязан обеспечить проведение экспертизы этого отчета.

По результатам экспертизы саморегулируемая организация оценщиков (далее — СРОО) дает положительное или отрицательное экспертное заключение с указанием исчерпывающего перечня выявленных нарушений и их соответствующего обоснования в последнем случае, а исполнитель работ дорабатывает отчет об определении кадастровой стоимости с учетом выявленных нарушений и обеспечивает проведение его повторной экспертизы.

Экспертиза отчетов в рамках кадастровой оценки обязательна также в отдельных случаях при рассмотрении споров о результатах определения кадастровой стоимости.

В соответствии со статьей 66 Земельного кодекса Российской Федерации от 25.10.2001 №136-ФЗ в случаях определения рыночной стоимости земельного участка кадастровая стоимость этого земельного участка устанавливается равной его рыночной стоимости. Согласно статье 24.19 Закона об оценочной деятельности для обжалования результатов определения кадастровой стоимости на основании установления в отношении объекта недвижимости его рыночной стоимости, заявитель обращается в комиссию с заявлением о пересмотре результатов определения кадастровой стоимости, к которому прилагаются, в том числе отчет об оценке рыночной стоимости объекта оценки и в отдельных случаях положительное экспертное заключение СРОО о его соответствии требованиям законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности.

Такие случаи определены в Приказе Минэкономразвития РФ от 22.02.2011 N 69 «Об утверждении Типовых требований к порядку создания и работы комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости». Согласно п. 21 указанного приказа, в случае, если рыночная стоимость объекта недвижимости отличается от его кадастровой стоимости более чем на тридцать процентов, комиссия принимает решение об отклонении заявления о пересмотре кадастровой стоимости, за исключением случаев, если заявителем представлено положительное экспертное заключение.

Определение «экспертизы отчета дано в Законе об оценочной деятельности, а ее содержание более подробно раскрывается в Приказе Минэкономразвития РФ от 04.07.2011 N 328 «Об утверждении федерального стандарта оценки «Виды экспертизы, порядок ее проведения, требования к экспертному заключению и порядку его утверждения (ФСО N 5)» (далее – ФСО №5). Согласно статьи 17.1 Закона об оценочной деятельности под экспертизой отчета понимаются действия эксперта или экспертов саморегулируемой организации оценщиков в целях проверки отчета, подписанного оценщиком или оценщиками, являющимися членами данной саморегулируемой организации, в соответствии с видом экспертизы, в том числе проверки на:

  • соответствие требованиям законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности и (или) стандартов и правил оценочной деятельности;
  • подтверждение стоимости объекта оценки, определенной оценщиком в отчете.

Результатом экспертизы отчета является положительное или отрицательное экспертное заключение. При этом положительное экспертное заключение должно содержать вывод о соответствии отчета требованиям законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности и (или) стандартов и правил оценочной деятельности или о подтверждении стоимости объекта оценки, определенной оценщиком в отчете.

Указанные в Законе об оценочной деятельности направления экспертизы преобразованы в ФСО №5 в виды экспертизы отчета об оценке: экспертиза на соответствие требованиям законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности, а также стандартов и правил оценочной деятельности (нормативно-методическая экспертиза) и экспертиза на подтверждение стоимости объекта оценки.

При проведении нормативно-методической экспертизы положительным экспертным заключением признается экспертное заключение, содержащее вывод о соответствии отчета об оценке требованиям законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности и стандартов и правил оценочной деятельности.

В случаях, когда не указан вид экспертизы, экспертом проводится нормативно-методическая экспертиза, таким образом, в отношении кадастровой оценки, где отсутствует такое указание, проводится нормативно-методическая экспертиза.

Применительно к кадастровой оценке в законодательстве используется только понятие «отчет об определении кадастровой стоимости» как результат работ по кадастровой оценке и объект экспертизы СРОО. При этом согласно п.3 Приказа Минэкономразвития РФ от 22.10.2010 N 508 «Об утверждении Федерального стандарта оценки «Определение кадастровой стоимости (ФСО N 4)» (далее — ФСО №4), под кадастровой стоимостью понимается установленная в процессе государственной кадастровой оценки рыночная стоимость объекта недвижимости, определенная методами массовой оценки, или, при невозможности определения рыночной стоимости методами массовой оценки, рыночная стоимость, определенная индивидуально для конкретного объекта недвижимости в соответствии с законодательством об оценочной деятельности. В п. 12 дополнительно указывается, что в случае недостаточности рыночной информации для построения модели оценки проводится оценка рыночной стоимости, определяемой индивидуально для конкретного объекта недвижимости.

Верховный суд: об экспертизе отчетов при оспаривании кадастровой стоимости в комиссии

Опубликовано решение Верховного суда Российской Федерации от 26 апреля 2018 г. № АКПИ18-142 в котором дается правовая оценка положениям приказа Минэкономразвития России о порядке работы комиссий по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости в части требования о наличии экспертного заключения СРОО.

Напомним, что ранее в Закон об оценочной деятельности были внесены поправки, которые исключили обязанность заявителя представлять положительное экспертное заключение СРОО в комиссию по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости. На эту же тему уже высказывался и Конституционный суд в своем Определение от 9 марта 2017 г. № 592-О.

Конституционный суд, кстати, отметил, что экспертиза проводилась «в целях обеспечения в конкретно-исторических условиях необходимых дополнительных гарантий объективности и достоверности отчета оценщика, минимизации рисков, связанных с возможными ошибками или злоупотреблениями при проведении оценки».

Между тем, в Приказе Минэкономразвития от 4 мая 2012 г. № 263 об утверждении Порядка создания и работы комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости по-прежнему содержится п.20, во втором абзаце которого указано, что если рыночная стоимость объекта недвижимости отличается от его кадастровой стоимости более чем на тридцать процентов, комиссия принимает решение об отклонении заявления о пересмотре кадастровой стоимости, за исключением случаев, если заявителем представлено положительное экспертное заключение СРОО.

Видимо, Минэкономразвития России не заметило изменения «исторических условий». Именно этот пункт и стал предметом рассмотрения Верховного суда.

Краткая суть дел:

Индивидуальный предприниматель обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим абзаца второго пункта 20 Порядка создания и работы комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости, ссылаясь на его противоречие ч.6 ст. 24 Закон об оценочной деятельности. По мнению административного истца, оспариваемое нормативное положение нарушает его право на пересмотр кадастровой стоимости принадлежащего ему на праве собственности земельного участка, препятствует восстановлению прав плательщика земельного налога, нарушенных установлением кадастровой стоимости земельного участка в размере, превышающем его рыночную стоимость. Требование мотивировано тем, что суд признал незаконным решение комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости, которое было принято в отсутствие положительного экспертного заключения на отчёт об оценке.

Верховный суд указал, что по смыслу абзаца второго пункта 20 Порядка в случае, если рыночная стоимость объекта недвижимости отличается от его кадастровой стоимости более чем на тридцать процентов, для принятия комиссией решения об удовлетворении заявления о пересмотре кадастровой стоимости представление положительного экспертного заключения СРОО является необходимым. Отсутствие подобного документа для определенного в таком абзаце случая отличия рыночной стоимости объекта недвижимости от его кадастровой стоимости влечёт принятие комиссией решения об отклонении заявления о пересмотре кадастровой стоимости.

С даты введения поправок в Закон об оценочной деятельности — 2 июня 2016 г. — оспариваемая норма Порядка вошла в противоречие с нормативным правовым актом большей юридической силы. До настоящего времени в Порядок не внесены соответствующие изменения, направленные на реализацию нормативных предписаний актов большей юридической силы.

При изложенных обстоятельствах абзац второго пункта 20 Порядка подлежит признанию не действующим с 2 июня 2016 г. в той мере, в какой при оспаривании результатов определения кадастровой стоимости в соответствующей комиссии данное нормативное положение признаёт необходимым представление положительного экспертного заключения СРОО, соответствующего требованиям, установленным к нему законодательством Российской Федерации, для случая принятия решения о пересмотре кадастровой стоимости по основанию установления в отношении объекта недвижимости его рыночной стоимости.

Признание абзаца второго пункта 20 Порядка не действующим полностью привело бы к возникновению недостаточной правовой урегулированности правоотношений, связанных с порядком работы комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости, полномочия которой в Порядке не были бы определены для случая, когда рыночная стоимость объекта недвижимости отличается от его кадастровой стоимости более чем на тридцать процентов. В свою очередь, это не соответствовало бы положениям ст. 24 Закона об оценочной деятельности, которая не ограничивает полномочия комиссии по принятию решения об определении кадастровой стоимости объекта недвижимости в размере его рыночной стоимости в зависимости от их относительной разницы в процентах. В связи с этим требование административного истца в названной части не подлежит удовлетворению.

Что из этого следует?

Из этого следует, что отсутствие положительного экспертного заключения СРОО среди представленных в комиссию документов не может являться самостоятельным основанием для принятия комиссий отрицательного решения.

Поскольку второй абзац п.20 Порядка работы комиссий признан недействительным только частично, комиссия может удостовериться в соответствии отчета об оценке установленным требованиям.

Второй абзац п.20 Порядка работы комиссий, до внесения в него каких-либо изменений со стороны Минэкономразвития России, следует понимать в следующем виде:

«В случае, если рыночная стоимость объекта недвижимости отличается от его кадастровой стоимости более чем на тридцать процентов, комиссия принимает решение об отклонении заявления о пересмотре кадастровой стоимости, за исключением случаев, содержание и оформление отчета об оценке рыночной стоимости объекта недвижимости соответствуют требованиям статьи 11 Федерального закона, требованиям к содержанию отчета об оценке, к описанию в отчете об оценке информации, используемой при проведении оценки, установленным федеральными стандартами оценки».

  • Ознакомиться с полным текстом решения Верховного суда

Судебные расходы при оспаривании кадастровой стоимости: проблемы возмещения

Александр Тимофеев

Управляющий партнер Правового бюро «Тимофеев и партнеры»

специально для ГАРАНТ.РУ

Рост количества дел об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости поставил вопрос о возмещении затрат, понесенных в связи с необходимостью предоставления отчета оценщика как доказательства по делу. Неординарность решения данного вопроса заключалась в том, что с одной стороны, процессуальное законодательство признавало эти расходы необходимыми и подлежащими возмещению (п. 4 постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»), а с другой, возмещению эти немалые расходы подлежали за счет бюджета субъектов РФ. Это требует поиска нелинейных путей решения. Такая двойственность обусловила поиск особого подхода к распределению судебных издержек по делам о пересмотре кадастровой стоимости. При этом ст. 111 Кодекса административного судопроизводства, устанавливающая общее правило указанного распределения, не предусматривает каких-либо исключений для подобных дел.

Верховный Суд Российской Федерации в п. 31 постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. № 28 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости объектов недвижимости» начинает расшатывать, казалось бы, незыблемое правило о том, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. Суд находит основание, при наличии которого, даже при положительном для административного истца решение, судебные расходы возлагаются на него, а не на проигравшую сторону. По мнению высшей судебной инстанции, таким основанием является отсутствие возражений со стороны административного ответчика и заинтересованных лиц в отношении оснований и содержания заявленных требований об установлении кадастровой стоимости объекта недвижимости в размере его рыночной стоимости.

Возможность отступления от общего правила ВС РФ объясняет тем, что требования об установлении кадастровой стоимости объекта недвижимости в размере его рыночной стоимости, являются способом реализации права, а не способом защиты нарушенного права.

Это достаточно спорная позиция базовых правовых основ института возмещения судебных расходов. Существуют возражения со стороны административного ответчика и заинтересованных лиц в отношении оснований и содержания заявленных требований об установлении кадастровой стоимости объекта недвижимости в размере его рыночной стоимости, а это значит, что понесенные административным истцом судебные расходы должны быть ему возмещены. Подобная позиция неоднократно подтверждалась Судебной коллегией по административным делам ВС РФ в постановлениях по конкретным делам (определение ВС РФ от 10 сентября 2015 г. № 53-АПГ15-44, определение ВС РФ от 2 сентября 2015 г. № 11-АПГ15-19).

Однако впоследствии, та же Судебная коллегия по административным делам ВС РФ изменяет свое отношение к оценке справедливости распределения судебных расходов при оспаривании кадастровой стоимости. Например, если судебная оценочная экспертиза назначается в виду недостатков представленного административным истцом отчета, значит именно на него и должны быть возложены бремя судебных издержек (апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам ВС РФ от 14 января 2016 г. № 67-АПГ15-38, апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам ВС РФ от 12 ноября 2015 г. № 67-АПГ15-30). При этом вопрос о наличии или отсутствии возражений относительно оснований или содержания заявленных требований высшей судебной инстанцией административного правосудия не обсуждается и во внимание не принимается.

В результате, правовой критерий распределения судебных расходов (наличие или отсутствие возражений), который давал надежду на их возмещение по делам о пересмотре кадастровой стоимости, стал размываться. В своих последних рассмотренных делах как Судебная коллегия по административным делам ВС РФ, так и нижестоящие суды уже не считали необходимым руководствоваться разъяснениями Пленума ВС РФ. Все очевидней проявлялось произвольное толкование судами положений ст. 111 КАС РФ и наметившейся уклон правоприменения в сторону необоснованной защиты интересов органов публичной власти.

Подобная ситуация и вызвала необходимость рассмотрения Конституционным Судом Российской Федерации вопроса о распределении судебных расходов при рассмотрении дел об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости. Результатом подобного рассмотрения явилось установление неконституционности сформированной ранее ВС РФ позиции о распределении судебных расходов в зависимости от процессуального поведения административного ответчика (заинтересованных лиц).

Прежде всего, КС РФ, ссылаясь на подходы, сложившиеся в практике и доктрине процессуального права, делает вывод о том, что из требований Конституции РФ не вытекает несовместимость универсального (общего) характера принципа присуждения судебных расходов лицу, в пользу которого состоялось судебное решение, с теми или иными формами проявления дифференциации правил распределения судебных расходов (Постановление КС РФ от 11 июля 2017 г. № 20-П, далее – постановление № 20-П). Они могут иметь свою специфику в зависимости от объективных особенностей конкретных судебных процедур и лежащих в их основе материальных правоотношений.

Особенности судебных процедур по делам о пересмотре кадастровой стоимости, по мнению КС РФ, сводятся к следующему:

  • расхождения в оценке стоимости конкретного объекта недвижимости, если они не связаны исключительно с несправедливыми преимуществами или злоупотреблениями участников этих правоотношений, в приемлемых границах допустимы (принцип множественности достоверных оценок);
  • при рассмотрении дел о пересмотре кадастровой стоимости на административного истца возлагается обязанность доказать существование рыночной стоимости, отличающейся по своей величине от стоимости кадастровой (принцип обязательности доказывания);
  • отчет, подготовленный оценщиком, является необходимым по делу доказательством (принцип необходимости отчета);
  • суды, безотносительно к наличию или отсутствию возражений со стороны участвующих в деле лиц, назначают по делам о пересмотре кадастровой стоимости судебную оценочную экспертизу, по результатам которой и выносят решение по делу (принцип приоритета судебной оценочной экспертизы);
  • судебные расходы по делам о пересмотре кадастровой стоимости обусловлены необходимостью соблюдения императивных требований процессуального законодательства, устанавливающих порядок рассмотрения дел данной категории, а также инициативной деятельностью суда, т.е. не обусловлены процессуальным поведением самого этого лица (принцип вынужденности несения судебных расходов).

Установив указанные особенности, КС РФ признал не соответствующей Конституции РФ судебную практику, допускающую при удовлетворении заявленных требований о пересмотре кадастровой стоимости, отказ в возмещении судебных расходов в том случае, когда отсутствуют возражения со стороны административного ответчика (заинтересованного лица). Однако вывод, сделанный КС РФ по итогам рассмотрения вопроса о распределении судебных расходов по делам о пересмотре кадастровой стоимости, воспринимается неоднозначно в виду употребления в тексте постановления союза «даже» и словосочетания «… даже в тех случаях, когда…». Дословно (с некоторыми изъятиями) этот вывод сформулирован следующим образом:

«Признать положения статьи 111, ч. 5 ст. 247 и п. 2 ч. 1 ст. 248 КАС РФ ….. не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 19 (части 1 и 2), 35 (части 1, 2 и 3), 46 (части 1 и 2), 53, 55 (часть 3) и 57, в той мере, в какой этими положениями – по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, – при отсутствии возражений ответчика, административного ответчика на требования истца, административного истца фактически исключается возможность присуждения судебных расходов лицу, чье административное исковое заявление об установлении кадастровой стоимости объекта недвижимости в размере его рыночной стоимости удовлетворено судом, даже в тех случаях, когда:

  • ранее определенная в порядке массовой оценки кадастровая стоимость данного объекта настолько превышает его кадастровую стоимость, установленную судом в размере его рыночной стоимости, что это может свидетельствовать о повлекшей нарушение прав соответствующего лица ошибке, допущенной при формировании методики определения кадастровой стоимости или при ее применении к конкретному объекту недвижимости,
  • и (или) понесенные этим лицом судебные расходы не связаны с его процессуальным поведением после подачи административного иска».

Грамматическое и логическое толкование выражения «… даже в тех случаях, когда…» убеждает нас в том, что оно употребляется для уточнения тезиса о неконституционности отказа в возмещении судебных расходов в зависимости от наличия или отсутствия возражений стороны по делу и об усиления данного тезиса примерами о возможной констатации ошибки и (или) непроцессуальным поведением. При этом, союзу «даже», во-первых, не следует приписывать значение ограничительного наречия «только» и, во-вторых, не рассматривать резолютивную часть постановления как руководство к обязательной судебной проверке правомерности установления кадастровой стоимости в поисках ошибки, допущенной при формировании методики определения кадастровой стоимости или при ее применении к конкретному объекту недвижимости. Иное толкование означает возложение на административного истца обязанности сопровождать просьбу о возмещении судебных расходов еще и анализом соблюдения требований применения методики определения кадастровой стоимости, да еще к конкретному объекту недвижимости. Необходимость исполнения подобной обязанности лишает административного истца шансов на возмещение судебных расходов, поскольку методика массовой оценки исключает возможность ее применения к конкретному объекту недвижимости (приказ Минэкономразвития России от 7 июня 2016 г. № 358 «Об утверждении методических указаний о государственной кадастровой оценке»).

Представляется, что упоминание об ошибке в контексте всего постановления № 20-П следует расценивать как некий ориентир для решения вопроса о распределении судебных расходов и воспринимать «ошибку» как критерий восстановления нарушенного права административного истца в этой части, с точки зрения степени значительности расхождения величин между кадастровой стоимостью и рыночной стоимостью. Во всяком случае, по делам, на которые ссылается КС РФ в водной части своего постановления, снижение кадастровой стоимости имело место более чем на 50%.

Следующий момент: расходы, не связанные с процессуальным поведением лицом, оспаривающим кадастровую стоимость, после подачи иска. Что следует понимать под такими расходами? Представляется, что ключевыми в данном случае являются слова «… после подачи иска». Если это так, то расходы на подготовку отчета, уплату госпошлины, юридических услуг, поскольку они понесены до, а не после предъявления иска, и являются теми расходами, о которых упоминается в данном фрагменте постановления № 20-П. Однако, с большим сожалением, приходится констатировать, что КС РФ не обозначил определенно свою позицию относительно возможности взыскания расходов, понесенных в связи с необходимостью подготовки отчета.

Логика судов, которая лежит на поверхности, будет заключаться в следующем: если проведенной по делу судебной оценочной экспертизой установлено несоответствие отчета требованиям оценочного законодательства и не подтверждена определенная оценщиком рыночная стоимость, если суд устанавливает кадастровую стоимость в размере рыночной на основании заключения экспертизы, то почему государством должны возмещаться расходы на подготовку недопустимого доказательства. Ведь заказчик оценки может получить понесенные расходы с недобросовестного оценщика.

Противопоставить подобной логике можно лишь следующую позицию: реализация права на оспаривание кадастровой стоимости невозможна без досудебной подготовки отчета и заказчик оценки не обладает необходимыми знаниями для оценки соответствия отчета требованиям оценочного законодательства. Учитывая, что государство принудительно обязывает обращаться к услугам оценщиков, то оно и должно обеспечить условия, наличие которых исключит незаконную деятельность последних. Если по условиям игры отчет оценщика для административного истца является входным билетом на поле оспаривания кадастровой стоимости, то судьба отчета не имеет значения для итогов состоявшегося матча.

Подводя итог теме современного уровня регулирования отношений, связанных с распределением судебных расходов по делам о пересмотре кадастровой стоимости, и имея в виду, что отказ об возмещении расходов при удовлетворении заявленных требований о пересмотре кадастровой стоимости, является косвенной формой изъятия собственности и возложением на частных лиц обязанностей по финансированию системы государственной кадастровой оценки, в заключении хотелось бы указать следующее:

  • резолютивная часть постановления № 20-П дает надежды на исключение из практики судов правовых позиций, сформированных ВС РФ в п. 31 постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. № 28 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости объектов недвижимости» в части возможного отказа в возмещение судебных издержек по причине отсутствия возражений со стороны административного ответчика;
  • термин «ошибка», использованный КС РФ в тексте постановления № 20-П, не имеет правового значения и это понятие следует рассматривать только в контексте оценки степени расхождений между кадастровой стоимостью и стоимостью рыночной, но ни в коем случае не для проверки соблюдения установленных требований к формированию методики кадастровой оценки и ее применению к конкретному объекту недвижимости;
  • попытки нормативного закрепления обязательности выявления судами ошибки при определении кадастровой стоимости в процессе государственной кадастровой оценки как критерия для решения вопроса о распределении судебных расходов являются недопустимыми, поскольку не вытекают из постановления № 20-П.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *