Дресс код в суде

Судьи и мантии: история отношений

Авторы: Марина Труханова, Александр Пилипчук

Когда-то давно мантия была непременным составляющим светского облачения, а сегодня их носят только судьи и священники. И если в Европе этот атрибут судейской власти был узаконен еще в XVII веке, то российские судьи не носили мантий до 1992 года. Сколько судья должен носить одну мантию? Где и как ее шьют? Возможно ли вершить правосудие без соответствующей «судейской формы»? Что будет, если мантию примерит на себя не судья? Обо всем этом читайте в материале «Право.ru».

Зачем судье мантия?

Судейская мантия – символ государственной власти, который свидетельствует об особом статусе и авторитете судьи перед остальными участниками процесса и присутствующими на нем. «Мантия передает ощущение торжественности и достоинства правосудия, – отмечал канадский судья Пол Расмуссен, – то есть суд занят серьезным делом и ожидает, что все присутствующие будут вести себя соответственно» (см. «Зачем судьи носят мантию?»).

Мантия или палий (от pallium enanra – «верхняя одежда») когда-то была светской одеждой, а после стала облачением монашествующих. По одной из версий церкви она символизирует «хранительную и покровительную силу Божию», а по другой – напоминает сложенные ангельские крылья. То, что позже мантии надели и судьи, связывали с тем, что именно они призваны чинить суд божий на земле. Даже сейчас можно увидеть определенное сходство между традиционным облачением монашеских орденов доминиканцев и францисканцев и мантиями судей: трапециевидный крой, наличие кокетки, белый подворотничок, свободная форма рукава.

Неизвестно, судьи какой из стран Западной Европы первыми надели мантии, но документально эта традиция была зафиксирована в английских Судейских правилах (Judges’ Rules) 1635 года. Согласно им, зимой судья должен был носить черное платье с белым мехом, летом – фиолетовое или пурпурное. Мантии были разноцветными вплоть до 1694 года, когда британские служители Фемиды, в знак траура по скончавшейся королеве Марии II, правившей в течение 32 лет, уже навсегда облачились в черные одежды.

Именно консервативное судейское сообщество Англии прочнее всего держится за традиции, отвергая попытки как изнутри, так и извне, радикально упростить правила ношения судейского наряда, дошедшего до наших дней в практически неизменном виде.

В то же время несколько лет назад на юридических форумах Зимбабве обсуждалась идея отказаться от чрезмерно пышной судейской «драпировки», «чтобы судьи не выглядели как идиоты», которая, впрочем, так и не была воплощена (как одеваются судьи в разных странах, Право.ru демонстрировало в фотогалереях и ).

В Российской Империи официальные лица, осуществлявшие в разные времена судебные функции, вершили правосудие не в мантиях, а в привычной одежде своего сословия. Не был предусмотрен для них символический гардероб и в ходе судебной реформы 1864 года. Но зато в Законе «Учреждение судебных установлений» от 20 ноября 1864 года говорилось, что должности мирового судьи присваиваются «особый знак его звания и особая печать». Форма знака для представителей наиболее многочисленного судейского корпуса была утверждена31 декабря 1865 года. Нормативные документы, устанавливающие описание знака, утрачены, но его оригинал хранится в Эрмитаже, есть он и в частных коллекциях.

Спешка – не повод для нарушения процедуры

Российские судьи впервые облачились в мантии только в конце XX века. Первыми это сделали в 1992 году в соответствии со ст. 87 Закона «О Конституционном Суде РСФСР» судьи Конституционного Суда. При этом они сами представили весной 1992 года описание и образец мантии. А 21 сентября 1993 года произошел беспрецедентный случай, вошедший в историю КС: на заседании по рассмотрению соответствия Конституции ельцинского Указа № 1400 о разгоне парламента судьи КС, в нарушение процедуры, собрались без мантий. «Мы собрались вечером, действительно без мантий, – вспоминал много лет спустя судья КС Гадис Гаджиев. – Сейчас, если открутить время назад, я был бы категорически против такой поспешности <…> Решение у меня было бы таким же – указ не соответствует Конституции. Но суд – это суд, он должен работать по своей процедуре. И мантии – это показатель. Надо было назначить заседание, оповестить стороны, сесть и все тщательно продумать. А поспешность вызывает вопросы, причем справедливые. С другой стороны, нельзя, конечно, вырывать происходящее из контекста тех лет…»

Федеральные судьи обрели профессиональную форму вслед за судьями КС по закону РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 года, который обязывал их осуществлять правосудие в мантии (ч. 2 ст. 21). Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 года также установил, что при осуществлении правосудия судьи заседают в мантии либо имеют другой отличительный знак своей должности (ч. 2 ст. 34).

В 2007 году Сергей Горлов обратился в Конституционный суд РФ, оспаривая, среди прочих, конституционность ч. 2 ст. 34 закона о судебной системе. По мнению заявителя норма, обязывающая судей проводить заседание в мантии, «не устанавливая правовых последствий рассмотрения дела судьей без мантии или других отличительных знаков своей должности, допускает проведение судьей судебного разбирательства без облачения в мантию, что позволяет рассматривать его как частное лицо, которое действует в своих интересах, а вынесенные им решения – как заведомо неправосудные». Отказывая в принятии жалобы, КС отметил (определение № 162-О-О от 20 февраля 2007 года), что ст. 34 указанного закона «сама по себе не допускает осуществления правосудия при отсутствии предусмотренных ею символов». Проверка же обоснованности и законности решений суда, вынесенных как в мантии, так и без нее, КС не подведомственна.

Описание и образец мантии судей РФ были представлены Президиуму Верховного совета в 1993 году. 22 марта Президиум утвердил их, а также постановил, что порядок выдачи, нормы и срок носки мантии для судей Верховного суда и арбитражных судов устанавливаются председателями ВС и ВАС, а для судей краевых, областных, Московского и Санкт-Петербургского горсудов, судов автономной области и автономных округов, а также районных (городских) судов – Минюстом, по согласованию с Верховным судом. Ассигнования на приобретение мантий для судей предписывалось выделить Правительству.

25 января 1995 года генеральный директор Судебного департамента при ВС Валентин Чернявский утвердил первую Инструкцию о порядке выдачи мантий судьям судов общей юрисдикции, нормах и сроках их носки. Согласно ей, судья получал одну мантию раз в три года. Судьи, которые ушли или были отправлены в отставку, могли оставить мантию себе, независимо от последнего срока выдачи, а в случае досрочного прекращения полномочий за нарушение положений закона о статусе судей «униформу» нужно было вернуть.

В одной из швейных мастерских, в которой размещались заказы на пошив мантий от столичного и областного управлений Судебного департамента, вспоминали, что в 2000 году первую партию облачений делали универсального размера – 54-го и только позже, в связи с претензиями судей, особенно женщин, перешли к изготовлению мантий по индивидуальным меркам (рост, обхват горловины и груди). Мантии выдавались только после предъявления удостоверения судьи или его помощника. Но несколько раз мастерская выполняла заказы руководства телеканалов, например, пошили мантию для Павла Астахова, выступавшего на РЕН ТВ в программе «Час суда».

Мировых судей одели в мантии не сразу

Институт мировых судей в России был воссоздан после принятия закона № 1-ФКЗ «О судебной системе РФ» от 31 декабря 1996 года, в ст. 28 которого закреплен статус мирового судьи как суда первой инстанции по рассмотрению гражданских, административных и уголовных дел в пределах установленной законом компетенции. Полномочия и порядок деятельности мировых судей определенны также ФЗ «О мировых судьях в РФ» от 17 декабря 1998 года и правовыми актами субъектов РФ. В ст. 11 закона о мировых судьях говорится о символах государственной власти, используемых в зале судебных заседаний мировых судей: Государственный флаг РФ, изображение Государственного герба РФ. При этом оговаривается, что могут устанавливаться флаг и изображение герба соответствующего субъекта РФ. В ч. 2 ст. 11 установлена обязанность мирового судьи заседать «в мантии и (или) иметь другой отличительный знак своей должности».

Детальное регулирование вопроса ношения мировым судьей мантии и отличительного знака в процессе осуществления правосудия было отнесено к компетенции соответствующего субъекта Российской Федерации. Это привело к тому, что в некоторых регионах законодательное урегулирование использования мировыми судьями мантии и должностного знака затягивалось на долгое время. Так, мировые судьи Красноярского края в соответствии с изменениями, внесенными в краевой закон «О мировых судьях Красноярского края», начали осуществлять правосудие в мантиях лишь с 1 января 2014 года. По-разному подошли законодатели и к дизайну нагрудного знака. Так, знак мирового судьи Тверской области, утвержденный постановлением Законодательного собрания, в сущности является римейком дореволюционного аналога.

По пути сохранения преемственности символа пошли и законодатели ряда других субъектов РФ. Но есть и примеры, когда дизайн знака не схож с его предшественником. В качестве примера можно привести знак мирового судьи Пермской области имирового судьи Новосибирской области.

Кто платит за мантии?

– Судей верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов, окружных (флотских) военных судов, федеральных арбитражных судов должны обеспечивать мантиями сами эти суды.

– Мантиями для судей районных, гарнизонных (военных) судов, межрайонных и городских судов занимаются управления Судебного департамента в субъектах РФ за счет ассигнований, выделяемых из федерального бюджета на содержание судов (п. 1 инструкции о порядке выдачи мантий Суддепа при ВС, утвержденной приказом № 271 от 4 декабря 2014 года).

– Мантии для мировых судей приобретают органы исполнительной власти субъекта РФ за счет средств регионального бюджета (п. 4 ст. 37 закона «О судах общей юрисдикции в РФ», п. 3 ст. 10 закона «О мировых судьях в РФ).

Специализированных «ателье по пошиву мантий» не существует, заказы на их изготовление размещаются на электронных торговых площадках. Поставщиков определяют путем проведения аукциона. Стоимость одной мантии, в среднем, составляет от 7000 до 9000 руб. и может зависеть от размера, используемой ткани, срочности работы и так далее. Самое недорогое судейское облачение, информацию о котором удалось найти, предлагали сшить за 4533,33 руб. (такую цену установил Центр госзакупок Алтайского края).

Больше всего за одну мантию был готов заплатить Комитет по обеспечению деятельности мировых судей Томской области – 12 050 руб.

Судя по заявкам, преимущество при выборе поставщика отдается субъектам малого предпринимательства и социально ориентированным некоммерческим организациям (об этом говорится примерно в каждом втором извещении). Встречаются и разного рода ограничения. Почти в каждой заявке сказано, что подрядчик не должен быть внесен в реестр недобросовестных поставщиков, предусмотренный ФЗ № 44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Некоторые заказчики напоминают, что мантии, сшитые за границей, им не подойдут в связи с постановлением Правительства РФ от 11 августа 2014 № 791 «Об установлении запрета на допуск товаров легкой промышленности, происходящих из иностранных государств, в целях осуществления закупок для обеспечения федеральных нужд».

Какими должны быть мантии?

С марта 1993 года внешний вид мантий российских судей остается неизменным и регулируется описанием, утвержденным постановлением Президиума Верховного Совета РФ. На основании этих правил составляются все техзадания по пошиву мантий, где учитывается все: от прочности ниток до длины стежка, от состава и плотности ткани до того, сколько ее должно уйти на одно изделие. На мантию требуется не менее 6 метров материала, в составе ткани обычно шерсть (28–32%), шелк (9–11%), полиэстр (13–17%) и вискоза (43–47%). Как говорят швеи, под эти критерии могут подойти такие ткани, как, например, твил и габардин.

Мантия должна быть трапециевидного силуэта «с большой прибавкой на объем», длина ее «доходит до каблука туфель, расстояние от пола – 3–4 см», подклад не предусмотрен. Спереди и сзади – кокетка, украшенная вышивкой. Рукава втачные, одношовные, рубашечного кроя, достаточно широкие, чтобы заложить от 8 до 13 складок. В боковых швах предусмотрены карманы. Воротник – только стойка, со съемным подворотничком и манжетами (обычно их заказывают несколько комплектов). По стандарту воротник должен застегиваться на липучку, но многие судьи жалуются, что она оставляет затяжки на одежде под мантией, и просят вместо этого вшивать молнию – выглядит так же, но гораздо практичнее. Пуговицы на воротнике мантии тоже особенные, они украшены гербом России и отличаются от других форменных пуговиц величиной орла (у судей он крупнее всего).

Первые в мире британские «правила по мантиям» предписывали судьям носить зимой одно платье, а летом – другое, но сегодня для российских судей мантии шьют «всесезонные». Мужские и женские облачения почти не отличаются, но, как и любая другая одежда, мужская мантия застегивается слева направо, а женская – справа налево. Еще одно отличие в том, что судьям-мужчинам положен только белый подворотничок, а женщины могут дополнить мантию жабо.

«Взаимоотношения» судей и мантий

Несмотря на то, что судья обязан осуществлять правосудие в мантии, в теории может случиться, что некоторое время после назначения служителю Фемиды придется обходиться без нее. 4 декабря 2014 года приказом Судебного департамента при ВС № 271 была утверждена новая инструкция о порядке выдачи мантий судьям федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов. Согласно ей, судья получает облачение в течение месяца со дня наделения полномочиями. На каждую из мантий в суде заводят карточку учета, а при получении ее судья дает расписку, в которой обязуется вернуть стоимость облачения пропорционально оставшемуся сроку носки, если его «лишат мантии», например, за совершение дисциплинарного проступка.

Новые мантии судьям положены раз в три года, однако, если одежда была испорчена или утрачена не по вине служителя Фемиды, то заменить ее могут и раньше. В каждом таком случае создается комиссия, которая решает: выдать новую мантию бесплатно или с удержанием стоимости утраченной с судьи, который не уберег свою форменную одежду. Денежная компенсация взамен положенной мантии не выплачивается.

Практика показала, что один из главных символов судебной власти не выдерживает трехлетней носки, особенно в райсудах с высокой нагрузкой, так что судьям приходится время от времени обновлять гардероб за свой счет. По идее, самостоятельно они должны следить и за тем, как выглядят мантии. Как пояснили редакции «Право.ru» в пресс-службе Судебного департамента при ВС, «порядок использования мантии и служебного обмундирования специально не регламентирован», и судья «самостоятельно определяет порядок и периодичность их стирки, химчистки, починки». Между тем, если судить по информации на сайте госзакупок, такое правило соблюдается не везде. Например, в марте этого года АС Ульяновской области разместил на электронной площадке заказ на химчистку судейских мантий.

Сами судьи говорят, что в мантиях им иногда приходится нелегко. Облачение не только налагает груз ответственности, но и немало весит, а воротничок и манжеты достаточно жесткие. Летом, особенно, если зал заседаний не оборудован кондиционером, в мантии довольно жарко, но это, конечно, не повод для того, чтобы вершить правосудие без нее. Дисциплинарное взыскание за такое пренебрежение требованиями закона, быть может, и не назначат, но вот уважения участников процесса можно лишиться.

«Для меня мантия, в первую очередь, не просто атрибут власти, это уважение к сторонам, которые пришли в зал судебного заседания получить правовой документ, провозглашенный именем Российской Федерации. И когда судья сидит в кофте, платье с декольте, уважения я не вижу, и в ответ хочется проявить такое же неуважение и в следующий раз прийти в спортивном костюме», – рассказывала в своем блоге девушка – начинающий юрист, шокированная тем, что судья пришла на заседание без мантии.

«К судье без мантии адвокатам можно ходить в шортах и сланцах», – говорил один из представителей этой профессии, опрошенный на условиях анонимности. По его мнению, мантия для судьи – то же, что и одения священника, она придает процессу статус некоего ритуала и особенную торжественность. Конечно, на компетентность служителя правосудия наличие или отсутствие мантии не влияет, но вызывает уважение именно потому, что ради подтверждения своего особенного статуса судья готов терпеть неудобства.

Еще один адвокат вспомнил случай, когда участники дела и судебный пристав (все мужчины) вошли в зал, а судья встретила их словами «куда же вы, я совсем не одета». Те в замешательстве остановились, глядя на полностью одетую женщину, а она пояснила, что забыла надеть мантию и попросила всех выйти из зала и позволить ей подобающе подготовиться к заседанию.

Судья 20-го ААС Ольга Тиминская получила предупреждение от ВККС, в том числе и за неподобающее использование судейской «униформы». Как уверяла в своем представлении тогдашний руководитель суда Симма Амбалова, судья использовала мантию вместо верхней одежды, выскакивая в ней курить на улицу в перерывах между заседаниями. Оспорить взыскание Тиминской не удалось (см. «Судья осталась без доказательной базы»).

Замечанием за вершение правосудия без мантии местная ККС наказала мирового судью Дубенского района Республики Мордовия Сергея Радаева. На него в квалифколлегию пожаловался водитель, которого судья привлек к ответственности за отказ пройти медосвидетельствование на состояние алкогольного опьянения. На заседании ККС 26 сентября 2014 года Радаев допущенного нарушения не отрицал и пообещал, что впредь подобного не повторится (см. «ККС покарала за суд без мантии»).

Мантии: жизнь после судей

После трех лет службы мантия «выходит в тираж» и должна быть списана. Однако, по-видимому, этот порядок соблюдается только в арбитражных судух и судах общей юрисдикции. Например, на одном из недавних заседаний ВККС бывший мировой судья участка № 1 Мариинско-Посадского района Станислав Николаев рассказывал, что носил одну и ту же мантию более восьми лет. Новой ему не выдавали, поэтому «старую», чтобы не теряла надлежащего вида, приходилось периодически отправлять в химчистку. Так Николаев оправдывал свое присутствие на заседаниях без положенного каждому судье атрибута (см. «ВККС дала мировому судье шанс переехать из Омска в Санкт-Петербург»).

То, что будет происходить с мантиями после списания, никакими документами не регламентируется. Несколько лет назад костюмер одной из любительских театральных трупп Москвы достал в каком-то из судов два десятка отслуживших свое мантий, которые снова «вышли на публику», но уже как костюмы участников постановки. Пьеса, правда, была о средневековом университете, так что бывшие судейские облачения стали одеждой профессоров и студентов.

Что интересно, надев мантии судей, актеры закон не нарушили, поскольку в российком законодательстве нет правоустанавливающих документов, запрещающих ношение судейских мантий не судьями. Отчасти этот вопрос регулирует ст. 17.12 КоАП РФ (незаконное ношение форменной одежды со знаками различия, с символикой государственных военизированных организаций, правоохранительных или контролирующих органов), по которой нарушитель может быть оштрафован на 1000–1500 руб.

Еще одно применение списанным мантиям якобы нашли британские ученые. Но об этих исследователях ходит столько анекдотов, что верить на слово истории, найденной на просторах интернета, сложно. Рассказывают, что ученые провели эксперимент со студентами юридического факультета одного из крупных вузов Великобритании. Их разделили на 2 группы и одели в судейские мантии. Первым достались облачения, которые до этого никто не носил, вторым – те, что когда-то надевали реальные судьи. Об этом различии студентам не сообщили.

После этого молодым людям дали час на написание жалобы на профессора, который публично сделал комплимент симпатичной студентке, в гипотетический университетский суд. Заяление можно было писать в свободной форме, однако когда ученые собрали и изучили тексты, они обнаружили несколько любопытных закономерностей. Жалобы студентов, которые писали их в новых мантиях, были на 40% длиннее, содержали много «штампов» и канцеляризмов. В документах, составленных членами второй группы, доводы были изложены более кратко и сжато. По мнению ученых, эксперимент доказал, что старые вещи обладают энергией своих прежних владельцев, которая может быть передана новым хозяевам, влияя на их поведение и наделяя раньше не проявлявшимися способностями.

Руководство Совета судей определилось с дресс-кодом и информационной политикой

Фото: srf.ru

О ключевых изменениях, которые ждут судейское сообщество, рассказало руководство Совета судей РФ на специальном семинаре-совещании с коллегами из регионов. В частности, обсуждались наиболее острые внутрицеховые темы последнего времени — о поведении в судах и информационной политике.

Единый порядок доступа в суды

В мае этого года предполагается утвердить регламент поведения посетителей в зданиях судов. Совет судей начал разрабатывать документ в декабре 2018 года. Триггером стал инцидент в Невском районном суде СПб, где приставы не пропустили на заседание свидетеля из-за его внешнего вида (мужчина был в укороченных брюках, которые сочли шортами). Это обернулось конфликтом работников суда с адвокатом Лидией Голодович. В отношении юриста возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти). Судебный процесс сейчас идет в Санкт-Петербурге.

В декабре прошлого года проект регламента планировали утвердить на заседании Совета судей. Тогда же были обнародованы основные параметры документа. В частности, авторы предложили не пускать в здания судов людей в шортах и купальниках, а также с надписями на одежде, «свидетельствующими о явном неуважении к обществу, государству и органам власти». Вместе с тем беспрепятственный доступ в суд предусматривался для судей, парламентариев, чиновников и правоохранителей. А также для лиц, находящихся под охраной ФСО. Для адвокатов и журналистов предлагалась стандартная процедура досмотра. В итоге после широкого обсуждения в комиссиях Совета проект регламента отправили на доработку. По словам зампреда ВС РФ, главы Совета судей Виктора Момотова, документ активно обсуждался с участием всех заинтересованных организаций и представителей гражданского общества: СПЧ, ФПА, Минюста, ФССП, представителей СМИ.

СМИ приглашают к диалогу по поводу «скандализации правосудия»

Большие надежды руководство судебной системы возлагает на Концепцию информационной политики на 2020–2030 годы. В отличие от регламента поведения посетителей, этот документ был благополучно утвержден на декабрьском заседании Совета судей. Изначально проект концепции предусматривал разработку нормативного акта о специальных правилах освещения деятельности судов, внедрение «эффективного механизма защиты от дискредитации судебной власти в СМИ, пресечения злоупотреблений со стороны отдельных представителей СМИ». В частности, предполагалось ввести ответственность за давление на суд со стороны медиа. Что фактически ставило крест на судебной журналистике в России. Разразился скандал, и предложения исчезли из окончательного варианта концепции.

Флагманами политики информационной открытости, по мнению руководства судебной системы, должны стать советы судей в регионах. Именно им предстоит решать проблемы, связанные со «скандализацией правосудия», которая, по словам Момотова, подрывает авторитет и доверие общественности к судебной власти. В приоритетные задачи, как пояснил глава Совета судей, входит информирование и правовое просвещение граждан, выстраивание диалога со СМИ и институтами гражданского общества.

Также органам судейского сообщества на местах предложено «держать на особом контроле» ситуацию с обновлением оборудования для электронного правосудия. Как показал анализ, проведенный Советом судей и Суддепом при ВС, во многих судах сейчас стоит изношенная и морально устаревшая техника.

Дополнительные гарантии и деньги судьям в отставке

Совет судей также принял участие в разработке ряда законопроектов, направленных на защиту интересов работников судебной системы. Ряд инициатив уже находится на рассмотрении в Госдуме. Среди них законопроекты, уточняющие правовое положение мировых судей, в том числе их избрание на бессрочный срок полномочий, а также уточняющие основания для получения судьями жилья. Кроме того, подготовлен и направлен в ВС законопроект о пенсионном обеспечении судей, ушедших в отставку до вступления в силу закона о статусе судей. Он предусматривает серьезное повышение денежного содержания для этой категории служителей Фемиды (по озвученным оценкам, с 30 тыс. до 100 тыс. рублей). Еще одна законодательная инициатива связана с правовой позицией Конституционного суда РФ, изложенной в постановлении от 20 июля 2011 года. В случае принятия закон обеспечит гарантии неприкосновенности судьям при решении вопроса о прекращении отставки.

Кроме того, вместе с Суддепом при ВС был подготовлен законопроект по совершенствованию медицинского и санаторно-курортного обеспечения судей. В нем предусматривается установить размер компенсации судьям, не использовавшим право на санаторно-курортное лечение. При этом среднюю стоимость путевки предлагается определять исходя из длительности лечения не менее 21 дня и размещения в одноместном номере повышенной комфортности. Ранее Минфин предложил установить размер компенсации в размере двух судейских окладов. Однако эта идея получила отрицательный отзыв со стороны судейского сообщества. Там посчитали, что данная инициатива нарушает принцип единства статуса судей.

примерно год назад я публиковал этот материал,

но появились новые участники

после небольшой правки снова ставлю

КАК ДЕРЖАТЬСЯ в СУДЕ

СУДЕБНЫЙ ЭТИКЕТ

МИНИМУМ МИНИМОРУМ

  1. Надо появляться в суде, по крайней мере, за 15 минут до назначенного в повестке времени..

  2. Если вы не можете принять участие в заседании из-за командировки или болезни, надо непременно заслать в суд копии соответствующих бумаг с Ходатайством об отложении слушания дела или хотя бы по телефону сообщить об этом накануне судебного заседания.
  3. Как правило, суд объявляет короткий перерыв через три часа. У здоровых людей мочевой пузырь рассчитан на 3 часа, у беременных – на 2,5 часа. Но если вам понадобился перерыв ранее, вы вправе поставить перед судом такой вопрос.
  4. Если наступил конец рабочего дня (18:00), а судья или секретарь вам говорят: “Никуда не уходите! Через некоторое время начнется заседание” – можно письменным обращением к суду отложить это заседание на другой день.
  5. Если заседание затянулось — и наступил конец рабочего дня (18:00), то вам надо активизировать инстинкты – что вы чувствуете? Если вы чувствуете, что судья настроен против вас и намерен удлинить свой рабочий день, чтобы вынести решение не в вашу пользу, то показывая на ручные часики своим указательным пальцем, обращаете внимание председательствующего, что закон – а именно Трудовой кодекс России – не позволяет нам нарушать установленную продолжительность рабочего дня. Вы утомлены, нуждаетесь в отдыхе. А потому заявлете ходатайство об отложении заседания. Смысл в таком маневре – выкроить время для анализа ситуации и более тщательной подготовке к защите
  6. В зимнее время многие испытывают неудобство, когда заседание проходит в кабинете судьи как раз из-за того, что некуда повестить пальто. Прожженные сутяжники берут с собой крючки, которе можно закрепить, например, на шкафу, чтобы повесить на крючок свое пальто или куртку
  7. Если некуда положить принесенные с собой папки, можно обратиться к суду с просьбой принести из приемной еще один стул
  8. Когда папок много, появляется риск того, что в нужный момент не удасться найти нужный аргумент. Поэтому советую приходить с “оруженосцем”, который подает нужную папку, раскрытую в нужном месте. Или делать разметку цветом и формой.
  9. Оправдывает себя способ нанесения текстов на картонки — “флэшки”. Их скрепляют на одной точке снизу справа, например, делают дыроколом отверстие, в которое просовывают что-то вроде проволочного колечка для ключей. Получается колода карточек. Такая “колода” раскрывается движением пальцев правой руки и вы легко находите нужное место, тогда как левая держит наготове еще пару колод.
  10. Всегда надо иметь “под рукой” острые ответы на грубые выпады участников процесса или на попытку суда читать нам мораль”. У меня сформирована соответствующая колода под названием “Ушки на макушке” – как только в зале судебного заседания кто-то произнесет “задолженность” – вскакиваем, в считанные секунды находим в “колоде”нужную “карту” – и выпаливаем речь примерно на 2 минуты… Это отбивает желание у противной стороны задавать вопросы
  11. К участникам старайтесь обращаться подчеркнуто вежливо. Это особенно бесит! Лучше всего использовать в виде обращения стандартное “Уважаемый представитель истца (ответчика)”.
  12. К председательствующему в гражданском процессе обращаться положено “Уважаемый суд” ( В уголовном: “Ваша честь”). Всегда надо говорить в процессе стоя. Но инвалиды или пожилые люди могут попросить разрешения отвечать на вопросы и обращаться к суду сидя.
  13. Не перебивайте судью никогда. Не задавайте судье вопросов. Не старайтесь ничего разъяснять судье. Нам не надо, чтобы судья что-то понял (а), нам важно, чтобы наша позиция была отражена в протоколе судебного заседания и в материалах дела в виде письменных ходатайствах, объяснениях, возражениях, заявлениях, вопросах и ответах.
  14. Старайтесь в процессе не проявлять эмоций. Не разводите руками, не ахайте, не изображайте ладонями, что апплодируете, не разговаривайте с присутствующими. Можете саркастически улыбаться.
  15. Бумага попадает в дело! Становится доказательством…А вот слова…Во-первых, не все могут быть записаны секретарем. Во-вторых, не все слова будут правильно записаны. В-третьих, не исключено, что правильно записанные слова при оформлении протокола по указанию судьи будут просто вымараны. Поэтому расписывайте сценарий процесса и заготавливайте бумаги на самые разные случаи
  16. Иногда нам надо словами поставить противника в тупик. Иногда словами навязать обсуждение какого-то вопроса, который противник абсолютно не знает. А иногда надо просто измотать противника – мы нудно зачитываем заготовленную дома бумагу, например “ВОЗРАЖЕНИЕ” на 6 листах. Каждый лист читается примерно 2,5 минуты. За 15 минут чтения бумаги мухи должны сдохнуть, а люди должны утомиться. Но если такая цель поставлена, будем устраивать “нудеж”, чтобы утомленный мозг противника хуже соображал.
  17. Если же нам надо навязать свою позицию, “загрузить” мозги противника вашими доводами, то напротив, наша речь должна строиться в виде простых, по-возможности, коротких предложений. Для привления внимания к ключевым моментам можно задаваться вопросом “Так почему истец не заключает договор?” – а потом давать на него ответ: “Потому что из договора любой в состоянии понять, как складывается цена услуг … А это невыгодно истцу. Ему надо навязать односторонне назначенную цену. Ему надо навязать односторонне назначенные объемы услуг. Ему обращение в суд тоже нужно для запугивания несогласных с произволом….»
  18. Не говорите “Вы лжете!” (Есть специально для суда придуманное выражение “Ваше утверждение не соответствует действительности”).
  19. Не говорите: “Совершено уголовное преступление” — есть прекрасное выражение “На мой взгляд, выявлены признаки состава уголовного преступления” (это не утверждение! Это мнение!)
  20. Старайтесь ввернуть словечко “СЧИТАЮ”: “Считаю, что в ходе ответов на мои вопросы представитель истца полностью подтвердил несостоятельность своих доводов”. “Считаю, что уважаемый представитель противной стороны согласился с моими доводами”.
  21. В одной из революционных песен была строка — «Мы ехали шагом/ мы мчались в боях/ и «Яблочко»-песню/ держали в зубах». А нам что держать в зубах? Лучше всего «песенки» про ДОКАЗАТЕЛЬСТВА: 1) Противная сторона представила сомнительное доказательство. 2)Мой оппонент не доказал …3)Представленные с нашей стороны доказательство даже не оспорено, у противной строны не нашлось никаких доводов в опровержение…4)Обращаю внимание суда: мы доказываем, опираясь на закон, а наш процессуальный противник — на какие-то неписанные понятия
  22. Обращайте внимания на бездействие секретаря в момент изложения вами важных для дела обстоятельств… Можно сразу обратиться к суду с ходатайством — прошу огласить, что записано в протоколе по моему выступлению… Суд, конечно, постарается замять инцидент… Но у вас появится возможность заявить отвод секретарю, если после заседания при ознакомлении с материалами дела вы не обнаружите изложенных вами важных доводов по делу.
  23. Обращайте внимание на то, как противная сторона ставит вопрос о приобщении новых доказательств. если вам не предоставляют копий документов, вы можете скромно заметить, теперь у неас в суде одновременно рассматривается два дела — одно у суда с какими-то новыми доказательствами, другое — у меня… в котором нет этих материалов. Кто дал права противной стороне нарушать требования закона о предоставлении участникам дела копии материалов?
  24. В момент произнесения речи старайтесь стоять не согбенно, а прямо. Лучше в “позе ритора”: левая нога чуть кзади (опорная); правая — чуть впереди. В правовой руке нужная колода – вы знаете, что листки не рассыпятся, а потому смело можете этой рукой жестикулировать. Это помогает!
  25. Есть у вас диктофон или нет, но всегда изображайте, что ведете аудиозапись. Выходя в корридор, делайте вид, что докладываете по телефону в “штаб”: “Пока все, как планировали… Ага…”
  26. Наконец, дресс-код… Ничего яркого, бросающегося в глаза. Женщинам лучше быть одетыми в строгое платье спокойных тонов. Без громоздких акксессуаров. Мужчинам – что угодно, только не рваные джинсы и не майка с ликом Че Гевары. А вот что важно, — это касается обуви, — обувь должна быть чистой.

«Пришли за правосудием, а попали в порнофильм»

Житель Рязани Михаил Комаров пожаловался на судью Таганского суда Москвы: якобы из-за ее вызывающей одежды и пышных форм он растерялся и проиграл дело. Насколько известно, это первая жалоба такого рода, но история Комарова не уникальна. Сотрудников российских судов, в том числе судей, нередко замечают в весьма легкомысленной одежде, но наказывают за это крайне редко. А все потому, что единственное требование к облику судьи — это наличие мантии во время процесса, в остальном они вольны экспериментировать со своей внешностью как угодно. В тонкостях судейского дресс-кода разбиралась «Лента.ру».

«Судья пришла в облегающем кожаном платье»

В минувшем апреле рязанский журналист Михаил Комаров пожаловался на судью Таганского суда, которая пришла на работу в облегающем кожаном платье. Комаров обвинил судью в неподобающем внешнем виде и заявил, что из-за этого не смог сконцентрироваться на процессе и проиграл суд с Роскомнадзором.

В жалобе, адресованной председателю Высшей квалификационной коллегии судей России (ВККС) Николаю Тимошину, Комаров признался, что по причине «больших накачанных губ и груди судьи» он испытал сильное сексуальное возбуждение. Кроме того, во рту у него пересохло, и ему пришлось пить много воды, что стало чрезмерной нагрузкой для почек.

«Я, конечно, в свои 45 лет очень признателен ей за такие яркие переживания, но считаю, что судья должен иметь более деловой образ, а не приближаться к актрисам из фильмов для взрослых», — написал Комаров.

В конце письма он обратился к Тимошину как «мужчина к мужчине» и попросил провести с судьей профилактическую беседу, чтобы она больше не увеличивала губы и не делала перед заседаниями яркий макияж. Однако, как рассказал «Ленте.ру» автор жалобы, никаких мер принято не было: бумагу вернули обратно со словами, что в ней не указаны конкретные нарушения в работе судьи.

Но их, по словам Комарова, и не было: во время заседания женщина «вела себя корректно, слушала и все понимала». Претензии возникли только к тому, как она выглядела.

— Мы сидели в коридоре, а судья пришла в облегающем кожаном платье в стиле БДСМ, только плетки не хватало, — рассказал Комаров. — Я узнал, что она судья по нашему делу, и растерялся. Было ощущение, что пришли за правосудием, а попали в порнофильм.

В Мосгорсуде обращение Михаила Комарова назвали «недостойной мужчины местью за проигранное дело». Суд полностью встал на сторону сотрудницы: как говорилось в сообщении на сайте, внешний вид и поведение этой судьи не вызывают никаких вопросов или замечаний со стороны комиссии по этике Совета судей города Москвы, а равно и всего судейского сообщества столицы.

«У судьи из-под мантии торчали треники»

Как рассказала «Ленте.ру» судья в отставке Элина Каширина, закон «О статусе судей» предписывает им облачаться в мантию. Каждому судье выдается комплект из двух мантий: летней — шелковой и зимней — из шерсти. Но мантию судьи обязаны носить во время процесса, а в остальное время (в том числе при перемещениях по коридорам суда) им разрешена обычная одежда. Каширина подтвердила, что требования к внешнему виду судей, не считая мантии, напрямую нигде не прописаны.

— В Кодексе судейской этики говорится, что само поведение и внешний вид не должны умалять честь и достоинство судьи, — говорит Каширина. — Это очень обтекаемая фраза, посыл которой прост: судьи должны руководствоваться здравым смыслом и понимать, кто они и где находятся.

По словам собеседницы «Ленты.ру», судьи, как правило, придерживаются делового стиля. В качестве примера она вспомнила судью, 25 лет проработавшего в суде небольшого городка.

— За все время этот человек даже в магазин не мог выйти без костюма и галстука, потому что его знала каждая собака, — рассказывает Каширина. — Он не мог позволить себе просто сесть на велосипед и съездить за продуктами из-за своего понимания профессии. Но судьи, конечно, бывают разные. Однажды я видела в московском суде, в первый день после январских праздников, судью, у которого из-под мантии торчали треники с лампасами…

Бывшая судья отмечает, что женщины в мантиях — тема для отдельного разговора. Встречаются две крайности: либо они вообще не следят за собой, либо напоминают кукол.

— Конечно, каждой женщине хочется быть красивой, но встречается и обратная сторона, — объясняет собеседница «Ленты.ру». — Бывает, что вид у судьи такой замученный, уставший, бесцветный, будто она пришла с полевых работ и всех заранее ненавидит. Но смотришь на других судей — и думаешь: как можно так перекачать губы? Такая служительница Фемиды читает текст приговора, а там половина «хлюп-хлюп-хлюп» — понять ничего невозможно.

Элина Каширина уверена, что во внешности судьи не должно быть крайностей. Но даже если за кем-то и замечают неподобающий внешний вид, санкции за нарушение дресс-кода, по ее словам, к людям в мантиях не применяются. Каширина проработала в суде восемь лет и ни разу не сталкивалась с тем, чтобы ее или кого-то из ее коллег отчитали за внешний вид. Правда, по словам судьи, после отставки она вообще не может носить деловые костюмы — «наносилась на всю жизнь».

— Сейчас смотришь — ладно, судья выходит в мантии, но рядом секретарь, у которой короткий топ, джинсы держатся на бедрах, а из-под них выглядывают стринги, — возмущается Каширина. — А напротив них, в клетке, сидит подсудимый. А у секретарей постоянно такое — то пирсинг в пупке, то легинсы в обтяжку. А ведь они — работники канцелярии, будущие судьи (В российской судебной системе существует практика, при которой секретарь судебного заседания, получив юридическое образование, становится судьей — считается, что опыта, полученного в процессе канцелярской работы, достаточно для отправления правосудия — прим. «Ленты.ру»).

«Я увеличила губы — мне никто ничего не сказал»

Секретарь одного из судов Московской области Анна (имя изменено) на условиях анонимности рассказала «Ленте.ру», что в двух судах, где она работала, сотрудникам рекомендовали придерживаться делового стиля в одежде, но четких требований не существует.

— Обычная одежда, как во всех ведомствах — юбки, блузки, — говорит она. — Каких-то требований к макияжу или маникюру у нас нет, во внешность в целом не вмешиваются. Я увеличила губы — мне никто ничего не сказал. Наоборот, на меня в соцсетях подписаны все наши сотрудники, даже судьи.

По словам Анны, в судах существует негласное правило, ограничивающее пользование социальными сетями. Напрямую ведение аккаунтов не запрещено, но контролируется начальством.

— Каждый год мы заполняем бланки, где указываем, в каких социальных сетях и под какими именами зарегистрированы, — рассказывает собеседница «Ленты.ру». — Это официальная процедура, по требованию судебного департамента. Наверное, они как-то мониторят наши страницы, я не знаю. Я пишу, что нигде не зарегистрирована, коллеги тоже, хотя все сидят под «левыми» аккаунтами с закрытыми профилями. Судьи ведут их осторожно, выкладывают разве что кофе и цветочки. Говорят, в соседнем регионе был случай, когда молодая судья, занимавшаяся бодибилдингом, разместила свое фото в спортивном купальнике. После этого ее привлекли на коллегии, и в итоге она перевелась в Крым.

Во многом, призналась собеседница «Ленты.ру», играет роль человеческий фактор. В хорошем коллективе коллеги не сдают друг друга начальству, в противном случае — за неосторожный снимок в Instagram можно даже лишиться работы.

— У меня был случай в другом суде, когда начальник отдела отчитал меня за фото в купальнике со стрингами, обвинил в аморальном поведении и пригрозил увольнением по статье, — отмечает Анна. — Все потому, что коллега — другая девочка-секретарь — увидела в Instagram, как я отдыхаю на море, и пошла жаловаться. После этого я закрыла свой аккаунт и сменила имя. Сейчас у меня хорошие отношения с коллегами, все ждут мои фотографии и ставят лайки.

Скандальные «Журавли»

Как рассказал «Ленте.ру» российский общественный деятель, руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков, ограничение на пользование социальными сетями для работников судов было принято после скандала в 2011 году с бурятской судьей Ириной Левандовской. Она разместила в одной из соцсетей фото с бутылкой водки «Журавли», которую прикладывает к губам. Снимок обернулся скандалом, и Левандовскую уволили «за нарушение норм профессиональной этики».

После этого, как писали бурятские журналисты, Левандовская перешла в Следственный комитет России (СКР) и стала следователем по особо важным делам.

— После скандала с судьей и «Журавлями» произошли большие кулуарные изменения с требованиями к судьям по поводу ведения ими социальных сетей, в конечном счете им просто запретили вести аккаунты, — говорит Павел Чиков. — Это как бы рекомендации, но они обязательны для исполнения. Теперь отказ сообщить начальству о своих аккаунтах расценивается как нарушение этики судьи. За теми, кто сообщает, следят — и могут предъявить им претензии за неподобающие публикации.

Чиков добавляет, что прецеденты лишения судей статуса или привлечения к ответственности за внешний вид случаются редко — всего несколько случаев за последние десять лет.

Пленники делового стиля

В Судебном департаменте при Верховном суде России, куда «Лента.ру» обратилась за разъяснениями, ответили, что рассмотрение жалоб на внешний вид судей не входит в его полномочия, и пояснили, что судебный дресс-код регламентируется Федеральным законом «О судебной системе Российской Федерации» и законом «О статусе судей в РФ». В них говорится лишь о том, что при осуществлении правосудия судьи заседают в мантиях либо имеют другой отличительный знак своей должности.

— Судейская мантия — это фактически символ государственной власти, который свидетельствует об особом статусе и авторитете судьи перед другими участниками процесса, — пояснил «Ленте.ру» судья Арбитражного третейского суда Московской области, адвокат Дмитрий Зацаринский. — Именно поэтому законодательство четко установило, что в момент проведения судебного заседания и в момент вынесения решения судья должен быть облачен в мантию, а в остальное время судьи могут самостоятельно выбирать одежду.

Но при ее выборе судьи также должны учитывать часть 2 статьи 3 закона «О статусе судей в РФ» и Кодекс судейской этики, согласно которым судьи при исполнении своих обязанностей, а также во внеслужебное время должны избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету судебной власти, достоинству судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

— Конституционно-правовой статус судьи предполагает повышенную ответственность как на работе, так и в повседневной жизни, — отмечает Зацаринский. — Вряд ли небритый судья, одетый в шлепки, шорты и майку, вызовет уважение — скорее это будет недоумение, как такой человек вообще может вершить правосудие. Именно поэтому судьи и в повседневной жизни должны придерживаться официально-делового стиля в одежде.

Собеседник «Ленты.ру» добавляет, что закон «О статусе судей в РФ» предусматривает для слуг Фемиды несколько видов дисциплинарной ответственности — от замечания до досрочного прекращения полномочий. Как наказывать судью за ненадлежащий внешний вид, решает квалификационная коллегия судей.

***

— Судья должен быть обезличен и олицетворять собой Фемиду и государство, — говорит источник «Ленты.ру» в судебной системе, пожелавший остаться анонимным. — В законе оговорено, что у судей есть определенная форма одежды. Но есть еще и реалии жизни, по которым примерно 70 процентов российских судей — женщины, чаще всего бывшие сотрудницы канцелярий судов, секретари и помощники.

Большинство из них начинает свою судейскую деятельность или еще одинокими, или уже разведенными, но им, как и всем женщинам, хочется иметь семью, детей и выглядеть красиво. При этом далеко не все умеют отделять личное от рабочего, и для многих суд — это просто работа, на которой есть место и для неформальных отношений. Поэтому нередко между участниками процесса, в том числе формально находящимися в оппозиции друг к другу (обвинитель и защитник, защитник и судья, судья и обвинитель), завязываются личные отношения.

А когда такое происходит с судьей, говорить о его независимости уже нельзя, ведь подобные романы прямо отражаются и на судопроизводстве, и на внешнем виде служительницы закона, который становится все более ярким, иногда даже вызывающим. Но бывает и так, что объективных причин жаловаться на судью нет, и формально буква закона соблюдена. Просто кто-то из участников процесса остался недоволен его итогами. Вот тогда и наступает пора жалоб на «неподобающий внешний вид» судьи.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru Больше интересного и удивительного — в нашем Instagram. Подписывайся!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *