Досудебка в уголовном деле

Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2016 N 2156-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Пеункова Алексея Владимировича на нарушение его конституционных прав статьей 276, частями второй и пятой статьи 278 и статьей 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 сентября 2016 г. N 2156-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБ ГРАЖДАНИНА

ПЕУНКОВА АЛЕКСЕЯ ВЛАДИМИРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 276, ЧАСТЯМИ ВТОРОЙ И ПЯТОЙ

СТАТЬИ 278 И СТАТЬЕЙ 281 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалоб гражданина А.В. Пеункова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Пеунков, осужденный за совершение преступлений судом с участием присяжных заседателей, просит признать не соответствующими статьям 32 (часть 5), 45 (часть 2), 46 (часть 1), 47, 49 (часть 3), 50 (часть 2), 118 (часть 1) и 123 (части 3 и 4) Конституции Российской Федерации статью 276 «Оглашение показаний подсудимого», части вторую и пятую статьи 278 «Допрос свидетелей» и статью 281 «Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля» УПК Российской Федерации.

Статьи 276 и 281 УПК Российской Федерации, по мнению заявителя, являются неконституционными, поскольку с учетом сложившейся правоприменительной практики позволяют оглашать в ходе судебного следствия показания как обвиняемого, умершего до передачи уголовного дела в суд, так и лиц, осужденных по другим уголовным делам и не являющихся подсудимыми по тому уголовному делу, по которому проводится судебное разбирательство.

Неконституционность части второй статьи 278 УПК Российской Федерации А.В. Пеунков усматривает в том, что она позволяет допрашивать в судебном следствии в качестве свидетелей лиц, ранее осужденных за преступление, совершенное в соучастии с подсудимым, без разъяснения им положения части восьмой статьи 56 того же Кодекса об ответственности, которую несет свидетель за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, и без разъяснения присяжным заседателям того, что признание такими соучастниками своей вины в совершении преступления не доказывает вину подсудимого по данному уголовному делу.

Часть же пятая статьи 278 УПК Российской Федерации, как утверждает заявитель, нарушает его конституционные права тем, что допускает допрос свидетеля в условиях, исключающих его визуальное наблюдение присяжными заседателями наравне с другими участниками судебного разбирательства.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данных жалоб к рассмотрению.

2.1. Обеспечению конституционных принципов состязательности и равноправия сторон служит установленное частью первой статьи 240 УПК Российской Федерации правило о непосредственности судебного разбирательства, согласно которому в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, рассматривается как исключение из этого правила и допускается лишь в случаях, предусмотренных законом (часть вторая статьи 240 УПК Российской Федерации). Уголовно-процессуальный закон не предусматривает в связи с оглашением в судебном заседании ранее данных показаний каких-либо изъятий из установленного порядка доказывания по уголовным делам, согласно которому, в частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь доказательства, не вызывающие сомнения с точки зрения их достоверности и соответствия закону.

В случае оглашения судом ранее данных показаний при наличии предусмотренных законом оснований и последующего использования этих показаний сторонам должна быть предоставлена возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами, включая оспаривание оглашенных показаний, заявление ходатайств об их проверке с помощью других доказательств, а также иные средства, способствующие предупреждению, выявлению и устранению ошибок при принятии судебных решений. Сомнения, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний с точки зрения их допустимости и достоверности, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации должны истолковываться в пользу обвиняемого (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 октября 2000 года N 233-О, от 16 июля 2013 года N 1116-О и др.).

2.2. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 июля 2016 года N 17-П, лицо, являющееся обвиняемым (в том числе осужденным) по выделенному уголовному делу, не может при рассмотрении судом основного уголовного дела, обвиняемым по которому является другое лицо (его соучастник), наделяться процессуальным статусом обвиняемого (подсудимого) по основному делу, а потому не может участвовать в нем в качестве обвиняемого и давать показания по этому делу по правилам допроса подсудимого. Само же по себе распространение правил допроса свидетеля на процедуру дачи показаний лицом, уголовное дело которого выделено в отдельное производство, в судебном заседании по основному уголовному делу не превращает его — в системе действующего правового регулирования — в свидетеля в собственном смысле этого слова (как относящегося к иным, помимо сторон обвинения и защиты, участникам уголовного судопроизводства), поскольку такое лицо одновременно является по выделенному уголовному делу обвиняемым в совершении преступления, в котором в рамках основного уголовного дела обвиняются его возможные соучастники. Следовательно, такое лицо при допросе в производстве по основному уголовному делу в отношении другого лица, с которым оно связано обвинением в совершении одного деяния, не является надлежащим субъектом преступлений, предусмотренных статьями 307 и 308 УК Российской Федерации. Соответственно, не предполагается возможность привлечения его к уголовной ответственности на основании указанных статей, а значит, и необходимость предупреждения о таковой при его допросе в производстве по основному уголовному делу.

Вместе с тем само по себе непредупреждение такого лица при его допросе в рамках производства по основному уголовному делу об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний не предопределяет оценку данных им показаний как недопустимых доказательств. Не имеют такие показания и заранее установленной силы, а, напротив, подлежат проверке и оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности по всем правилам уголовно-процессуального закона (статьи 17, 73, 74, 85 — 88 и 299 УПК Российской Федерации). Причем процедура допроса лиц, уголовные дела по обвинению которых были выделены в отдельное производство и в отношении которых по результатам состоявшегося судебного разбирательства был вынесен вступивший в законную силу обвинительный приговор, а равно оглашение ранее данных ими показаний должны обеспечивать право обвиняемого на эффективную судебную защиту, включая право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право не свидетельствовать против самого себя (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2008 года N 458-О-О, от 23 декабря 2014 года N 2951-О, от 16 июля 2015 года N 1798-О и от 14 января 2016 года N 96-О).

2.3. В соответствии с частью пятой статьи 278 УПК Российской Федерации при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чем суд выносит определение или постановление. По смыслу данной нормы в ее взаимосвязи с предписаниями части второй той же статьи, наделяющей председательствующего полномочием устанавливать личность свидетеля, а также статей 333, 334 и 335 УПК Российской Федерации, разграничивающих полномочия председательствующего судьи и присяжных заседателей в том числе при проведении судебного следствия, постановление о проведении допроса свидетеля без оглашения подлинных данных о его личности и в условиях, исключающих его визуальное наблюдение, выносится председательствующим, а не всем составом суда, включающего коллегию присяжных заседателей.

Содержащиеся в части девятой статьи 166 и части пятой статьи 278 УПК Российской Федерации специальные правила проведения процессуальных действий и оформления их результатов относятся к числу правовых средств, используемых в указанных в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации конституционно значимых целях, в том числе для обеспечения борьбы с преступностью и защиты прав и законных интересов потерпевших, свидетелей и иных лиц, оказывающих содействие в раскрытии и расследовании преступлений. Устанавливаемые в статьях 166 и 278 УПК Российской Федерации гарантии обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, их родственников и близких лиц не упраздняют закрепленные уголовно-процессуальным законодательством общие правила собирания, проверки, оценки и использования доказательств, не лишают суд и участников уголовного судопроизводства, выступающих на стороне обвинения или защиты и обладающих в состязательном процессе равными правами, возможности проведения проверки получаемых в таких условиях доказательств, в том числе путем постановки перед анонимным свидетелем вопросов, заявления ходатайств о проведении дополнительных процессуальных действий, представления доказательств, опровергающих или ставящих под сомнение достоверность того или иного доказательства (статья 86, глава 15 и часть третья статьи 278 УПК Российской Федерации). Подсудимый и его защитник не лишены также права заявить ходатайство о раскрытии подлинных сведений о дающем показания лице и о признании его показаний недопустимым доказательством в случае нарушения закона, а также использовать иные средства и способы обеспечения и защиты прав подсудимого (статья 75 и часть шестая статьи 278 УПК Российской Федерации) (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2005 года N 240-О и от 17 июля 2007 года N 622-О-О).

Таким образом, оспариваемые заявителем законоположения не могут расцениваться как нарушающие его конституционные права. Проверка же правильности выбора и казуального толкования судом общей юрисдикции подлежащих применению правовых норм с учетом фактических обстоятельств конкретного дела, на что, по существу, направлены доводы заявителя, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она установлена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Пеункова Алексея Владимировича, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Судебная практика и законодательство

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 340-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Арланцева Андрея Александровича на нарушение его конституционных прав положениями части второй статьи 281 и части седьмой статьи 335 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

В случае оглашения судом ранее данных показаний при наличии предусмотренных законом оснований и последующего использования этих показаний сторонам должна быть предоставлена возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами, включая оспаривание оглашенных показаний, заявление ходатайств об их проверке с помощью других доказательств, а также иные средства, способствующие предупреждению, выявлению и устранению ошибок при принятии судебных решений. Сомнения, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний с точки зрения их допустимости и достоверности, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации должны истолковываться в пользу обвиняемого (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 октября 2000 года N 233-О, от 16 июля 2013 года N 1116-О, от 29 сентября 2016 года N 2156-О и др.).

УПК РФ Статья 317.3. Порядок составления досудебного соглашения о сотрудничестве
 

2.1. Прокурор разъясняет подозреваемому или обвиняемому, заявившим ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, что в случае отказа от дачи показаний в суде в отношении соучастников преступления и иных лиц, совершивших преступления, с учетом положений пункта 2 части четвертой статьи 46, пункта 3 части четвертой статьи 47 настоящего Кодекса его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу; что на основании статьи 317.8 настоящего Кодекса приговор может быть пересмотрен, если после назначения подсудимому наказания будет обнаружено, что он умышленно сообщил ложные сведения или умышленно скрыл от следствия какие-либо существенные сведения, им не соблюдены условия и не выполнены обязательства, предусмотренные досудебным соглашением о сотрудничестве; что после рассмотрения в порядке, предусмотренном статьей 317.7 настоящего Кодекса, уголовного дела, выделенного в отношении его в отдельное производство, он может быть привлечен к участию в уголовном деле в отношении соучастников преступления и иных лиц, совершивших преступления.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *