Доступ к правосудию

Право на доступ к правосудию

Право на судебную защиту, провозглашенное Конституцией, должно быть подкреплено системой обеспечительных средств, позволяющих на деле реализовать комплекс субъективных юридических прав, входящих в содержание одного из основополагающих принципов уголовного правосудия. Система этих средств должна действовать равным образом для каждого вовлеченного в сферу уголовно-процессуальных отношений, безотносительно к тому является ли лицо обвиняемым (подозреваемым), потерпевшим или свидетелем по делу и даже вне зависимости от того, признан ли человек соответствующим участником уголовного процесса или нет.

Володина Л.М.

Право каждого на свободный доступ к правосудию закреплено в ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, в ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах и других международно-правовых документах. В Российской Федерации право каждого на защиту прав и свобод, в том числе и на судебную защиту, закреплено в статьях 45, 46 и 52 Конституции.

Право на судебную защиту, провозглашенное Конституцией, должно быть подкреплено системой обеспечительных средств, позволяющих на деле реализовать комплекс субъективных юридических прав, входящих в содержание одного из основополагающих принципов уголовного правосудия. Система этих средств должна действовать равным образом для каждого вовлеченного в сферу уголовно-процессуальных отношений, безотносительно к тому является ли лицо обвиняемым (подозреваемым), потерпевшим или свидетелем по делу и даже вне зависимости от того, признан ли человек соответствующим участником уголовного процесса или нет. Действие обеспечительного механизма подчинено в первую очередь целевым установкам, заданным законом: от того, как определены эти цели, зависит уровень правового регулирования и его эффективность.

Цель уголовного судопроизводства определена ст. 6 УПК РФ: «уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию».

Эффективность любой системы, в том числе и правоохранительной, определяется слаженностью ее взаимодействующих элементов, иначе система «не срабатывает» либо становится малоэффективной. Правозащитные механизмы должны быть отлажены настолько безупречно, чтобы человек, вовлеченный в орбиту уголовно-процессуальных отношений, не обладая профессиональной подготовкой, знаниями в области юриспруденции, мог ориентироваться в способах и средствах защиты своих прав и законных интересов.

Правоприменитель должен содействовать реализации права на беспрепятственное обращение в суд. В соответствии с толкованием решения Европейского Суда, данным по делу Эйри против Ирландии, выполнение обязательств по Европейской Конвенции требует не только не препятствовать реализации прав, но и совершения определенных позитивных действий, направленных на обеспечение доступа к правосудию.

Право на всеобщность судебной защиты в УПК РФ не закреплено в качестве принципа уголовного судопроизводства.

Справедливость правосудия заключается не только в справедливости принимаемого решения, но и в справедливости процедуры его принятия. Об этом свидетельствует анализ становления уголовного судопроизводства, который рожден собственно потребностью человека найти справедливость,

По делу Моисеев против России от 9 октября 2008 г. Европейский Суд признал нарушением права на справедливое судебное разбирательство процессуальные нарушения, связанные с ограничением юридической помощи обвиняемому. Суд отметил, что «орган обвинения фактически злоупотреблял своим доминирующим положением, отказываясь удовлетворить ходатайство адвоката заявителя о неограниченном доступе и угрожая ей уголовным преследованием». Кроме того, Суд отразил в постановлении «очевидное нарушение конфиденциальности отношений адвоката с клиентом», а также ограничения доступа защиты к материалам дела.

Анализируя судебную власть как инструмент самоограничения государства, И.Б. Михайловская пишет: «доступность судебной защиты определяется характером правового регулирования не только порядка обращения в суд, но и всей процедуры рассмотрения дел, а также организационно-техническими факторами, которые влияют на реальную возможность использования права на судебную защиту».

Европейский Суд в своих решениях неоднократно подчеркивал обязательность соблюдения процедуры производства по уголовному делу. Так, по делу Эдвардс и Льюис против Соединенного Королевства от 22 июля 2003 года Суд пришел к выводу о том, что непредоставление стороне защиты со ссылкой на государственные интересы материалов дела для ознакомления является нарушением пункта 1 статьи 6 Конвенции.

Решением Европейского Суда было признано нарушением процедуры неуведомление о времени заседания суда, рассматривавшего дело в надзорном производстве (дело Шаромова против России от 15 января 2009 г.).

Уголовно-процессуальная форма, обеспечивая движение уголовного дела, должна включать не только регламентацию последовательности процессуальных действий, основания, условия, процедуру и сроки их производства, но и жесткую систему контроля законности, обоснованности и своевременности действий и принимаемых в ходе производства по делу решений. Из этого вытекает важнейшее требование международных стандартов — право на законную процедуру рассмотрения и разрешения дела.

В постановлении Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. содержится ряд требований, которым должно соответствовать судебное разбирательство, обеспечивающее справедливость судебной защиты. В данный перечень входят:

а) установление на основе исследованных доказательств обстоятельств совершенного преступления, в связи с которым было возбуждено уголовное дело;

б) правильная правовая оценка события преступления;

в) установление конкретного вреда, причиненного преступлением обществу и отдельным лицам;

г) определение действительной степени вины лица в совершении инкриминируемого ему деяния;

д) предоставленная обвиняемому и потерпевшему возможность довести до сведения суда свою позицию по существу дела и изложить доводы, которые они считают необходимыми для ее обоснования.

Иначе говоря, Конституционный Суд рассматривает обеспечение справедливости судебной защиты, прежде всего, с точки зрения доказанности обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Кроме того, Суд обращает внимание на правильность правовой оценки события преступления и степени вины, а также на одно из прав обвиняемого и потерпевшего и возможность его реализации. Представляется, что речь должна идти в целом о беспристрастной объективной оценке всех обстоятельств дела. Что же касается права на доведение до сведения суда своей позиции по существу дела, то, безусловно, — это важнейшее из прав, однако при этом не упоминаются иные, не менее важные права названных участников процесса.

Право на справедливую судебную защиту, безусловно, предполагает право на справедливый приговор. Справедливость приговора как требование, закрепленное в уголовно-процессуальном законе, означает доказанность всех обстоятельств уголовного дела, установления истины по делу, объективность, беспристрастность оценки обстоятельств дела, соответствие оценки деяния нормам материального права, а также соответствие наказания тяжести преступления. Назначение наказания по справедливости как воздаяние за содеянное зло предполагает соблюдение определенных правил, выражающихся, в частности, в индивидуализации наказания.

Приговор как акт правосудия – есть собственно итог справедливой процедуры рассмотрения и разрешения уголовного дела, проведенной в соответствии с требованиями действующего закона.

Безусловно, лицо, заинтересованное в исходе дела, имеет право на исполнение судебного решения. Практика Европейского Суда имеет примеры, связанные с разрешением вопросов, касающихся жалоб на длительное неисполнение вступивших в законную силу судебных решений. Несвоевременность исполнения решений суда признается нарушением ст. 6 Конвенции (например, дело Хорнсби против Греции). Право доступа к правосудию должно быть обеспечено исполнением судебного решения, обладающего юридической силой. Обязанность обеспечения решения суда лежит на государстве.

Право на судебную защиту как процессуальный институт, на наш взгляд, исходя из анализа судебной практики Европейского Суда по защите прав человека, есть комплекс процессуальных прав, относимых к ряду субъективных юридических прав индивида, включающий:

  • право на беспрепятственное обращение каждого в суд, в том числе — право на обжалование любых незаконных действий и решений должностных лиц и органов, осуществляющих производство по уголовному делу, препятствующих реализации права на доступ к правосудию или незаконно ограничивающих это право;
  • право на эффективное и своевременное расследование уголовного дела;
  • право на рассмотрение дела независимым судом;
  • право на легитимный (законный) состав суда;
  • право на беспристрастное рассмотрение и разрешение уголовного дела;
  • право на рассмотрение и разрешение дела в разумные (установленные законом) сроки;
  • право на законную процедуру рассмотрения и разрешения дела;
  • право на гласную процедуру рассмотрения дела;
  • право на состязательность процесса, обеспечиваемого равенством сторон;
  • право потерпевшего на адекватность средств защиты прав и законных интересов;
  • право на восстановление нарушенных прав и соответствующую компенсацию причиненного вреда;
  • право на пересмотр приговора вышестоящим судом;
  • право на исполнение судебного решения

Право на судебную защиту должно быть обеспечено системой правовых гарантий, направленных на реализацию каждого из названных компонентов, входящих в содержание этого права. Представляется, что обеспечительный механизм должен включать в себя ряд элементов. Структура механизма должна отражать форму расположения этих элементов и характер взаимодействия их сторон и свойств. Говоря языком философов: это — «совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность». Таким образом, в содержание этого понятия, во-первых, входит некоторое число элементов и, во-вторых, расположение этих элементов таково, что оно предполагает достаточно устойчивую связь их между собою, чем собственно и определяется целостность структурного образования. Обеспечение права на справедливую судебную защиту должно быть основано, прежде всего, на четко определенных законом целях и задачах уголовного судопроизводства, поскольку эффективность любого вида деятельности зависит от целевой программы и конкретизации задач как средств ее осуществления.

Право на справедливую судебную защиту должно быть обеспечено также четкостью процедур, представляющих собой порядок производства по уголовному делу, установленный законом. Единство уголовно-процессуальной формы выступает как гарант справедливости и равных возможностей. Юридическая сила обеспечительного механизма должна быть обусловлена системой принципов, отражающих потребности общественного развития.

К другим элементам этого механизма следует отнести четкую определенность прав всех участников уголовного процесса, обязанностей властных субъектов, осуществляющих производство по уголовному делу, и, безусловно, установленные законом в соответствии с требованиями международных стандартов процедуры, обеспечивающие эффективность правосудия.

Механизм как система звеньев, направленных на обеспечение права человека на судебную защиту, должен действовать так, чтобы все элементы, определяющие содержание этого права, могли быть реализованы наилучшим образом.

Бесспорно, право на доступ к правосудию существует для каждого, но по воле властных субъектов человек может быть лишен этого права. Правоприменитель должен содействовать реализации права на беспрепятственное обращение в суд. В соответствии с толкованием решения Европейского Суда, данным по делу Эйри против Ирландии, выполнение обязательств по Европейской Конвенции требует не только не препятствовать реализации прав, но и совершения определенных позитивных действий, направленных на обеспечение доступа к правосудию.

В юридической литературе справедливо ставится вопрос о необходимости закрепления принципа свободы доступа к правосудию в УПК РФ.

Предлагаемая нами норма, закрепляющая принцип свободы доступа к справедливому правосудию, может иметь следующую редакцию:

Статья… Свобода доступа к правосудию

  1. Свобода доступа к правосудию предполагает право каждого на беспрепятственное обращение в суд, право на беспристрастное рассмотрение и разрешение дела независимым судом в установленные законом сроки, право на справедливое решение суда, восстановление нарушенных прав и на полную компенсацию причиненного вреда.
  2. Свобода доступа к правосудию предполагает право на обжалование любого незаконного действия и решения должностных лиц и органов, осуществляющих производство по уголовному делу.
  3. Органы и должностные лица, осуществляющие производство по делу, обязаны обеспечить право на судебную защиту каждого.
  4. Свобода доступа к правосудию обеспечивается установленной настоящим Кодексом процедурой возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения уголовного дела.

Предлагаемое дополнение системы принципов придало бы закрепленным в главе второй УПК РФ основным началам уголовного судопроизводства большую значимость с точки зрения соответствия общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам. С точки зрения внутринациональной значимости названный принцип явился бы дополнительно гарантией обеспечения прав человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства России.

Источники и литература

Опубликовано: Бюллетень Уральского отделения МАСП. Екатеринбург: «Аграф», 2010.

Чтобы не пропускать новые материалы, подпишитесь на наши страницы в Facebook, Twitter, ВКонтакте или Одноклассниках.
Читайте нас в Яндекс.Дзен и Telegram, смотрите в Youtube и Instagram.
Если вышеизложенная информация оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.

Об оптимизации судебной системы и унификации гражданского процессуального законодательства в контексте обеспечения права граждан на доступ к правосудию. Статьи по предмету Гражданский процесс

Вернуться к списку статей по юриспруденции

    ОБ ОПТИМИЗАЦИИ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ И УНИФИКАЦИИ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В КОНТЕКСТЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВА ГРАЖДАН НА ДОСТУП К ПРАВОСУДИЮ

    Л.Б. СИТДИКОВА, А.Л. ШИЛОВСКАЯ

    По оценкам экспертов, как отмечает Л.В. Ежова, «…каждый пятый истец из числа малообеспеченных граждан уходит из зала суда, не добившись разрешения спора в свою пользу» <1>. Как справедливо отмечает И.Б. Михайловская, «…доступность судебной защиты определяется характером правового регулирования не только порядка обращения в суд, но и всей процедуры рассмотрения дел, а также организационно-техническими факторами, которые влияют на реальную возможность использования права на судебную защиту» <2>. Полагаем, что намерения законодателя осуществить реформирование судопроизводства по гражданским и арбитражным делам должны в первую очередь преследовать цель повышения или, по крайней мере, сохранения имеющихся механизмов обеспечения населению страны доступа к правосудию.
    ———————————
    <1> Ежова Л.В. Предложения по повышению доступности правосудия для малоимущих и социально незащищенных граждан — участников гражданского процесса (по результатам мониторинга деятельности мировых судей в Ленинградской области и Пермском крае) / Под ред. Л.О. Иванова. М.: ООО «Информполиграф», 2011. С. 12.
    <2> Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: ООО «ТК Велби», 2003. С. 47 — 48.

    Проблематика доступа к правосудию в современной России в рамках не только уголовного, но и гражданского процесса активно обсуждается учеными на протяжении более десяти лет. Эта дискуссия и предложения по совершенствованию законодательства нашли свое отражение в трудах известных ученых и практиков <3>. За последнее десятилетие реализован ряд государственных и общественных инициатив по повышению доступа к правосудию в России. Представляется, что и Концепция единого Гражданского процессуального кодекса РФ также должна последовательно развивать данную проблематику в ряде своих положений.
    ———————————
    <3> См.: Крючков С.А. Юридическая помощь — лицом к потребителю: опыт организации информационной кампании проекта «Повышение доступности правосудия для малоимущих групп населения Российской Федерации». М.: Акварель, 2011; Мирзоев Г.Б. Доступ к правосудию и проблемы бесплатной юридической помощи. Российская академия адвокатуры и нотариата. М., 2010; Доступ к правосудию и субсидируемая юридическая помощь: анализ международного и российского опыта: Сб. матер. / Сост. Д.Б. Шабельников, О.С. Шепелева; Ин-т «Право общественных интересов» (PILI). М.: Вариант, 2010 и др.

    На сегодняшний день идет активная научная дискуссия относительно положений Концепции <4>. Позволим и мы представить в данной статье анализ ряда положений Концепции в аспекте доступа к правосудию граждан.
    ———————————
    <4> См., например: Концепция единого Гражданского процессуального кодекса: предложения Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ / А.В. Габов и др. // Журнал российского права. 2015. N 5. С. 5 — 25; Елисеев Н.Г. Конструктивная критика Концепции единого Гражданского процессуального кодекса на основе динамической теории права // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2015. N 8. С. 76 — 86; Латыев А.Н. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса России: взгляд с другой стороны // Вестник гражданского процесса. 2015. N 1. С. 46 — 70.

    Следует отметить, что Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, которая закладывает основу для ожидаемой унификации процессуального законодательства, одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы от 08.12.2014 N 124.
    Авторы Концепции среди задач унификации процессуального законодательства отмечают такие как: устранение противоречий между гражданским и арбитражным процессом, принимая во внимание положения Кодекса об административном судопроизводстве; установление новых правил разрешения спорных процессуально-правовых вопросов, в частности возможности введения правила для рассмотрения дел спорной подведомственности, в том числе передачи дела по подведомственности внутри судебной системы; сохранение лучших наработок Арбитражного процессуального и Гражданского процессуального кодексов, с применением их в целом ко всему гражданскому процессу (подача исковых заявлений и заявлений в электронной форме, что на сегодняшний день действует в рамках Арбитражного процессуального кодекса, и вынесение судебного приказа, что применяется в рамках приказного производства в гражданском процессе и т.д.); укрепление альтернативных способов разрешения споров, в частности примирительных процедур; закрепление существующих видов упрощенного производства (приказного, заочного, упрощенного производств); сохранение особенностей рассмотрения отдельных категорий дел (групповых исков и пр.); выявление кардинальных проблем, которые необходимо разрешить, например, такой проблемой является существование двух уровней кассации в гражданском процессе; осуществление исправления тех недостатков, которые были выявлены учеными и практиками-процессуалистами за более чем десятилетие существования АПК РФ и ГПК РФ (таким недостатком является, например, необоснованная разница в процессуальной терминологии обоих Кодексов); учет имеющих значение международных обязательств России и практики международных судов.
    Перечень задач в то же время не содержит ни одного пункта, касающегося повышения доступа к правосудию в Российской Федерации с помощью унификации гражданского и арбитражного процесса. В то же время при анализе Концепции в контексте обеспечения доступа к правосудию можно выявить как положительные, так и отрицательные ее новеллы.
    Безусловно, положительным в аспекте обеспечения рассмотрения дела беспристрастным судом можно назвать предложение Концепции в п. 2.2.3 о невозможности судьи, которому был заявлен отвод, участвовать в рассмотрении непосредственно заявления об отводе.
    В пункте 9 Концепции предложено предоставить уполномоченным по правам человека Российской Федерации и в субъектах, а также уполномоченному по защите прав предпринимателей право обращаться с заявлениями в суд. Можно только позитивно оценить предлагаемую норму, однако, расширив ее путем включения в этот перечень также уполномоченного по правам ребенка при Президенте Российской Федерации.
    Расширяет Концепция и возможности лиц, участвующих в деле по взысканию судебных расходов.
    Регламентируется Концепцией и достаточно краткий срок рассмотрения ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока — пять дней со дня поступления ходатайства в суд, что как нельзя лучше позволяет использовать «последнюю попытку» защиты права в случае пропуска процессуального срока.
    Традиционно доступу к правосудию препятствует затягивание сроков рассмотрения дел, одной из причин которого может быть и длительное отсутствие судьи. В этой связи положительным также является предложение о законодательной регламентации случаев замены судьи в уже сформированном составе суда, в частности длительное отсутствие судьи на срок, превышающий один месяц, как основание для замены. В то же время вызывает сомнение формулировка по поводу разрешения в Концепции проблемных ситуаций при недлительном отсутствии судьи. Авторы Концепции предлагают, чтобы в случаях необходимости совершения действий, не связанных с рассмотрением дела по существу, если нужно принять иск, назначить или отменить обеспечительные меры, решить вопрос об отложении судебного разбирательства, возобновлении производства по делу либо рассмотреть замечания на протокол, могла иметь место взаимозаменяемость судей.
    В Концепции также предлагается в рамках взаимозаменяемости сделать возможным, чтобы судья мог совершать процессуальные действия и на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, в том числе проводить предварительное судебное разбирательство. Представляется, что данное предложение препятствует целостному и полному восприятию судьей рассматриваемого дела и отчасти входит в противоречие с принципом непосредственности.
    Если говорить о таких процессуальных действиях, как «отложить судебное разбирательство», «возобновить производство по делу», то на понимание о необходимости совершения или несовершения других процессуальных действий также может повлиять уже произведенное ранее «основным» судьей, ведущим дело, ознакомление с обстоятельствами дела, проведенной беседой со сторонами, сформировавшимся убеждением судьи относительно как сути спора, так и мотивов, которые двигали стороной, возможно, заявившей то или иное ходатайство в целях злоупотребления правом.
    Вернувшись после непродолжительного отсутствия, «основной» судья увидит, что производство по начатому им делу уже вообще прекращено в предварительном судебном заседании. Складывается впечатление о том, что некоторые процессуальные действия судьи можно в некотором смысле обезличить, даже автоматизировать, что их выполнение возможно без вникания в суть конкретного дела, что, на наш взгляд, представляется неправильным. В этой связи малопонятным и малообоснованным видится положение пункта 16.1, выражающего желание авторов Концепции унифицировать сроки рассмотрения исковых дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, установив срок рассмотрения дел в пределах трех месяцев. Как отмечают разработчики, «при наличии возможности никто не мешает суду рассматривать дела в более сжатые сроки», однако очевидно, что, имея в запасе более длительный, чем в настоящий момент, срок, суд не будет торопиться рассмотреть дело ранее.
    Пункт 3.3 Концепции говорит о включении в проект единого Кодекса положений доктрины эстоппель, что положительно может сказаться на улучшении доступа к правосудию, так как согласно данной доктрине во избежание злоупотреблений процессуальными правами возражения против неподведомственности или неподсудности дела ответчик ограничен моментом первого заявления по существу дела. Также дополнительной гарантией обеспечения доступа к правосудию стало разрешение в Концепции вопроса о судьбе дела в случае отсутствия согласия истца на передачу дела: предусмотрено не прекращение производства по делу (потеря возможности судебной защиты), а оставление заявления без рассмотрения.
    Доступ к правосудию во многом обусловливается возможностью получения юридической помощи в виде представления интересов доверителя непосредственно в судебном заседании. Для простого гражданина, зачастую не знающего порядок оформления доверенности или не имеющего средств на оплату услуг нотариуса, крайне важно, чтобы возможно было привлечь представителя в процесс наиболее простым способом. Поэтому среди позитивных моментов стоит отметить сохранение в Концепции положения о возможности оформления полномочий представителя устным заявлением доверителя в суде.
    В пункте 6.5 Концепции предлагается повысить активность сторон в процессе судебного разбирательства. В частности, указывается, что «состязательный процесс предполагает большую активность сторон спора, что в свою очередь опосредованно может способствовать развитию примирительных процедур как альтернативы судопроизводства. В связи с этим важно возложить на стороны обязанность направлять противоположной стороне, другим лицам, участвующим в деле, копии исковых заявлений, иных состязательных документов и доказательств». При этом не раскрывается, каким же образом опосредованно усиление состязательной составляющей может повлиять на развитие примирительных процедур. Полагаем, что возложение такой обязанности на граждан — участников процесса является преждевременным, в то же время возложение такой обязанности на участников процесса — организации — вполне уместно. В этой связи целесообразно пересмотреть и пункт 12.2 Концепции о том, что при подаче искового заявления истец должен будет предоставить уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление другим лицам, участвующим в деле, копии искового заявления и приложенных к нему документов.
    Весьма сомнительны обоснование и целесообразность внедрения нормы о переходе из предварительного судебного заседания в основное при наличии надлежащего извещения лиц, участвующих в деле, а также при отсутствии возражений с их стороны о переходе в основное заседание. Граждане — лица, участвующие в деле, зачастую могут не осознать смысл и значение предварительного заседания, нечетко понимать различие между ним и основным заседанием по делу. Считаем, что эту норму необходимо сохранить только для арбитражного судопроизводства.
    Традиционно актуальной проблемой как для лиц, участвующих в деле, так и для суда является проблема сбора и представления доказательств. В связи с этим полагаем, что необходима норма, устанавливающая обязанность судьи разъяснять не только право сторон, но и его содержание, ходатайствовать перед судом об истребовании доказательства у удерживающих их лиц.
    В контексте обеспечения доступа гражданам к правосудию положительно можно охарактеризовать предлагаемую норму об обязанности (а не о праве, как это указано в ныне действующей норме) суда предложить сторонам представить дополнительные доказательства. Предлагая сторонам сделать это, судья вновь заостряет внимание сторон на важности обоснования указанных в иске и возражениях на иск обстоятельств.
    Анализ Концепции единого Гражданского процессуального кодекса показывает как наличие положений, облегчающих доступ граждан к правосудию, так и ряд положений, которые потенциально могут ослабить право гражданина на судебную защиту и снизить возможности доступа к правосудию. Показательной в этом плане является точка зрения Е.Б. Абросимовой, указывающей, что «…сущность… свободного доступа к правосудию заключается в недопустимости установления государством каких-либо чрезмерных, необоснованных правовых и практических препятствий для рассмотрения дела в суде» <5>.
    ———————————
    <5> Абросимова Е.Б. Свободный доступ к правосудию: основные составляющие // Бесплатная юридическая помощь: модель взаимодействия государства и гражданского общества (зарубежный и российский опыт): Сб. докладов. М.: ООО «Акварель», 2011. С. 305.

    Таким образом, оптимизация судебной системы и унификация процессуального законодательства, на наш взгляд, не должны отдалять суд от населения, создавать не вполне понятные и многоступенчатые механизмы, путем усложнения процессуальных механизмов исподволь подталкивать простого гражданина к обращению к профессиональному юрисконсульту или адвокату, получить бесплатную, доступную и квалифицированную помощь которых возможно лишь немногим.
    В то же время, не отрицая необходимость развития институтов оказания профессиональной юридической помощи населению на платной и бесплатной основе, в том числе по вопросам обращения в суд, полагаем, что все же именно сохранение понятных, простых и доступных процедур обращения в суд для минимально сведущих в вопросах права граждан — основа доверия населения к правосудию, а наличие процессуального кодекса, обеспечивающего существование в наилучшем смысле действительно «народного» суда, — основа стабильности Российского государства.
    Все вышеизложенное свидетельствует о том, что в ходе проводимого очередного этапа судебной реформы в первую очередь приоритетными остаются вопросы, связанные с обеспечением эффективной судебной защиты гражданских прав, гарантий справедливого судебного разбирательства и как следствие этого — основа обеспечения права граждан на доступ к правосудию.

    Литература

    1. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса: предложения Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ / А.В. Габов и др. // Журнал российского права. 2015. N 5. С. 5 — 10.
    2. Мирзоев Г.Б. Доступ к правосудию и проблемы бесплатной юридической помощи // Российская академия адвокатуры и нотариата. М., 2010. 313 с.
    3. Доступ к правосудию и субсидируемая юридическая помощь: анализ международного и российского опыта: Сб. матер. / Сост. Д.Б. Шабельников, О.С. Шепелева / Ин-т «Право общественных интересов» (PILI). М.: Вариант, 2010. 287 с.
    4. Ежова Л.В. Предложения по повышению доступности правосудия для малоимущих и социально незащищенных граждан — участников гражданского процесса (по результатам мониторинга деятельности мировых судей в Ленинградской области и Пермском крае) / Под ред. Л.О. Иванова. М.: ООО «Информполиграф», 2011. 212 с.
    5. Елисеев Н.Г. Конструктивная критика Концепции единого Гражданского процессуального кодекса на основе динамической теории права // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2015. N 8. С. 76 — 86.
    6. Крючков С.А. Юридическая помощь — лицом к потребителю: опыт организации информационной кампании проекта «Повышение доступности правосудия для малоимущих групп населения Российской Федерации». М.: Акварель, 2011. 75 с.
    7. Латыев А.Н. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса России: взгляд с другой стороны // Вестник гражданского процесса. 2015. N 1. С. 46 — 70.
    8. Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: ООО «ТК Велби», 2003. С. 47 — 48.

    Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданский процесс, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *