Добросовестное исполнение обязанностей

Юридический блог

Добросовестное исполнение гражданами договорных обязательств, запрет на извлечение преимущества из недобросовестного поведения как основополагающие принципы гражданского законодательства.

Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации было отмечено, что развитие экономики и становление гражданского общества требуют использовать все возможные меры и средства гражданского законодательства, чтобы обеспечить добросовестное и надлежащее осуществление гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей. С этой целью в Концепции был предложен широкий спектр мер, направленных на укрепление нравственных начал гражданско-правового регулирования, введение в гражданское законодательство принципа добросовестности в качестве одного из наиболее общих и важных принципов гражданского права, конкретизация лишаемых правовой защиты «иных форм злоупотребления правом» Таким образом, с 1 марта 2013 г. вступили в силу соответствующие поправки в Гражданский кодекс РФ.

Практически любой гражданин в своей повседневной жизни заключает тот или иной договор. Договор купли-продажи недвижимости, договор страхования, договор займа денежных средств, договор аренды жилого помещения, договор на оказание услуг и т.д. Иногда мы подписываем договор не глядя, иногда вчитываемся в каждый пункт и задаем вопросы. Но не каждый из нас в полной мере осознает ответственность, которая возникает в момент заключения договора. Прежде всего, это регламентируемые общими нормами Гражданского кодекса РФ, принципы добросовестного исполнения своих обязательств и запрет на извлечение преимущества из своего недобросовестного поведения, запрет на злоупотребление правом. Как юрист, разъясняю, что общие нормы, как правило, не прописываются в договоре, но они действуют априори и несут в себе значительную юридическую нагрузку.

«При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно» (п.3 ст.1 ГК РФ).

«Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения» (п.4 ст.1 ГК РФ).

«Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)» (ст.10 ГК РФ).

«При установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию».(п.3 ст. 307 ГК РФ).

«Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями» (ст.309 ГК РФ).

А теперь все по порядку.

Что такое договор?

Договор это соглашение двух или более сторон. Заключая договор, любая сторона наделяет себя правами и принимает на себя определенные договором обязанности.

Из договора возникают обязательства. Обязательство это обязанность одного лица совершить в пользу другого лица определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия.

Каждая сторона договора вправе полагаться на то, что договор будет исполнен надлежащим образом. В силу закона, добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются (п.5 ст.10 ГК РФ).

Так, например, продавец недвижимости обязан сообщить покупателю обо всех известных ему недостатках недвижимости, в том числе о скрытых дефектах, а также о произведенных перепланировке и переоборудовании в недвижимости. В противном случае у продавца возникает ответственность в соответствии со ст.557 ГК РФ. Кроме того, умолчание об обстоятельствах, о которых продавец должен сообщить при той добросовестности, которая от него требуется по условиям оборота, может повлечь признание сделки недействительной по иску покупателя в соответствии со ст.179 ГК РФ. Продавец обязан сообщить покупателю об имеющихся обременениях права собственности (кредит банка, обеспеченный залогом недвижимости, наличие арендаторов, нанимателей), а также о наличии судебного спора, предметом которого является недвижимость.

Особо стоит подчеркнуть ответственность сторон сделки по купле-продаже недвижимости с занижением цены объекта недвижимости. Сделка с заниженной стоимостью (с целью уклонения от уплаты налога) попадает под признаки сделки, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка (ст.169 ГК РФ), а также является притворной сделкой, т.е. сделкой, совершенной с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях (ст.170 ГК РФ) Указанные сделки признаются ничтожными, т.е. не влекущими правовых последствий.

Что касается действий в «обход закона», ГК РФ не раскрывает содержания этого термина. Тем не менее, судебной практикой квалифицируются как действия в обход закона требования о признании права собственности на нежилое помещение, которое в действительности является жилым, с целью обойти процедуру перевода жилого помещения в нежилое; требования о признании права собственности на самовольную постройку в случае неполучения (и непринятия мер к получению) застройщиком разрешения на строительство.

Каковы последствия недобросовестного поведения стороны?

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» были даны следующие разъяснения. «Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ), например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или не наступившим (пункт 3 статьи 157 ГК РФ); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (пункт 5 статьи 166 ГК РФ)».

Злоупотребление правом при совершении сделки нарушает запрет, установленный ст. 10 ГК РФ, поэтому такая сделка признается недействительной на основании ст. 10 и 168 ГК РФ. («Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2015)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015).

Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков. (п.4 ст.10 ГК РФ).

Примеры из судебной практики.

1. Суд, удовлетворяя иск М. о признании права собственности на жилое помещение, отметил, что истцом добросовестно исполнены обязательства по предварительному договору, однако он лишен возможности самостоятельно оформить право собственности на приобретенное им жилое помещение по не зависящим от него обстоятельствам, т.е. из-за неисполнения сторонами Инвестиционного контракта принятых на себя обязательств. (Апелляционное определение Московского городского суда от 20.01.2015 по делу N 33-1390).

2. Истец, требуя признания сделки недействительной, утверждал, что ей не был известен смысл подписанной ею доверенности на регистрацию договора, т.к. она не владеет испанским языком. Суд, отказывая истцу в удовлетворении исковых требований, указал, что утверждение истца носит надуманный характер, поскольку в силу ч. 3 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Статьей 9 ГК РФ предусмотрено, что граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. При таких обстоятельствах, не владея в достаточной мере испанским языком, истец не лишена была возможности заявить нотариусу об этом и отказаться от подписи в документе, однако не сделала этого. В нотариальном переводе доверенности указано, что Б.О. владеет испанским языком, текст доверенности ею прочитан. Истец в течение длительного времени проживала в Испании, обучалась на курсах испанского языка. (Апелляционное определение Московского городского суда от 20.06.2014 по делу N 33-20254).

3. А.Т. обратилась в суд с иском к А.В. о признании утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что ответчик добровольно после расторжения брака покинул жилое помещение, истцом не чинились ему препятствия в проживании в спорном жилом помещении, учел длительность отсутствия А.В. в спорной комнате и признал его утратившим право пользования жилым помещением, снял с регистрационного учета.

А.В. вместе с апелляционной жалобой представил справку ОАО «***» от 11.11.2014 года, согласно которой принадлежащий ему сотовый номер обслуживается в рамках заключенного договора на оказание услуг связи с 04.11.2001 года по настоящее время, что подтверждает доводы ответчика о том, что истец, злоупотребляя правом, не сообщила номер телефона, который с указанного периода не менялся, достоверно был известен истцу, с данного номера он поддерживает отношения и общается с дочерью, которая проживает с истцом. Указанные обстоятельства лишили его возможности представить свои возражения на иск, а также представить доказательства, имеющие существенное значения для дела, которые истец скрыла от суда, что повлекло вынесение незаконного и необоснованного решения.

На основании Распоряжения Префекта САО г. Москвы А.Т. на семью из двух человек (она и дочь) предоставлена двухкомнатная квартира по адресу: *** с обязательством А.Т. сняться с регистрационного учета вместе с дочерью по прежнему месту жительства в течение двух недель с момента оформления права собственности А.Т., *** на жилое помещение и зарегистрироваться по новому месту жительства. В соответствии с вышеуказанным Распоряжением на прежней площади (в комнате коммунальной квартиры) остается проживать А.В., который очередником округа не является.

А.Т. зарегистрировала право собственности на вновь приобретенное жилое помещение, что подтвердила в суде апелляционной инстанции, однако, обязательство о снятии с регистрационного учета не исполнила, пояснила, что приобретенную квартиру сдает внаем другим лицам.

Учитывая изложенные обстоятельства, с учетом положений ст.1 и ст.10 ГК РФ, судебная коллегия приходит к выводу о том, что жилищные права А.Т. ответчиком не нарушены, предъявляя к нему настоящий иск, истец злоупотребила своим правом, которое при указанных обстоятельствах не подлежит защите, в связи с чем решение суда подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе А.Т. в удовлетворении исковых требований к А.В. о признании его утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета. (Апелляционное определение Московского городского суда от 20 февраля 2015 г. по делу N 33-4181).

4. Я. Г.В. предъявил иск о признании недействительным согласия, которое он дал своей супруге на продажу земельного участка и расположенного на нем здания магазина, а также о признании недействительной сделки по продаже указанного имущества, полагая, что продажа Я.Т.Ф. упомянутого недвижимого имущества по цене более чем в двадцать девять раз ниже установленной рыночной стоимости, о размере которой последняя не могла не знать, нарушает права истца как ее супруга.

Я.Г.В. ссылался на то, что он как супруг продавца спорного имущества, на которое распространяется режим совместной собственности, вправе был рассчитывать на разумную компенсацию за это имущество, законно предполагая добросовестное поведение лиц при совершении сделок с таким имуществом.

Заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом) в силу положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается, а в случае установления судом такого характера обстоятельств в действиях стороны в гражданском правоотношении подлежат применению предусмотренные законом иные меры с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истец, дав согласие своей супруге на отчуждение спорных объектов недвижимости, вправе был рассчитывать, что данное имущество будет продано именно по рыночной стоимости. При этом, как указал суд, отчуждение Я.Т.Ф. спорных объектов недвижимости по цене более чем в двадцать девять раз ниже его рыночной стоимости нарушает права ее супруга. Такая сделка совершена с нарушением закона, в связи с чем в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации является недействительной. (Определение Верховного суда РФ от 17 марта 2015 г. N 18-КГ15-17).

5. Банк обратился в суд с иском о признании недействительными договоров купли-продажи долей общества, заключенных компанией (продавец) с фирмой и гражданином (покупатели), и о применении последствий недействительности данных сделок в виде признания права компании на 100-процентную долю в уставном капитале общества.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований, указав на недоказанность факта совершения оспариваемых сделок с намерением причинения вреда.

Соглашаясь с выводом суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции отметил, что отсутствие добросовестности покупателей при определении ими цены договоров не может являться основанием для признания данных договоров недействительными.

Арбитражный суд округа оставил названные судебные акты без изменения.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила указанные судебные акты, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

В ситуации, когда лицо, оспаривающее совершенную со злоупотреблением правом сделку купли-продажи, представило достаточно серьезные доказательства и привело убедительные аргументы в пользу того, что продавец и покупатель при ее заключении действовали недобросовестно, с намерением причинения вреда истцу, на ответчиков переходит бремя доказывания того, что сделка совершена в интересах контрагентов, по справедливой цене, а не для причинения вреда кредитору путем воспрепятствования обращению взыскания на имущество и имущественные права по долгам. (Определение ВС РФ от 15 декабря 2014 г. по делу N 309-ЭС14-923)

Роль принципа добросовестного выполнения международных обязательств в процессе контроля их соблюдения

УДК 340.132.8

Страницы в журнале: 21-24

Л.М. ЧУРКИНА,

адвокат

Рассматривается становление принципа добросовестного выполнения международных обязательств, роль принципа в процессе соблюдения международных договоров, а также в ходе контроля за выполнением таких обязательств, включая контроль за исполнением решений международных судов.

Ключевые слова: принцип добросовестного выполнения международных обязательств, контроль исполнения решений международных судов.

The Role of the Principle of Fulfillment in Good Faith of Obligations under the International Law

Взаимоотношения государств в различные исторические периоды складывались и регулировались неодинаково. Развитие экономических, политических и культурных связей стимулировало укрепление отношений и обусловливало заключение двусторонних договоренностей. Международные соглашения постепенно приобретали все более важное значение. Однако взаимовыгодный договор имел большую ценность тогда, когда неукоснительно соблюдался участниками.

Принцип добросовестного соблюдения международных обязательств стал главным гарантом строгого выполнения подписанных договоров. Важнейшим шагом для всеобщего признания этого принципа стала Лондонская конференция 1871 года, посвященная пересмотру Парижского мирного договора 1856 года. Европейские державы признали в качестве существенного начала международного права то, что ни одна держава не может ни освободить себя от обязательств трактата, ни изменить его постановлений иначе, как с согласия договаривающихся сторон, достигнутого посредством дружественного уговора. Данное решение, по сути, впервые закрепило на международном уровне принцип добросовестного выполнения обязательств, который толковался как принцип «договоры должны соблюдаться».

Со временем принцип добросовестного выполнения международных обязательств получил более определенное толкование. Пункт 2 ст. 1 Устава Лиги Наций предусмотрел условие, следуя которому государства могли стать членами Лиги: предоставить действительные гарантии их искреннего намерения соблюдать международные обязательства.

Включение принципа добросовестного выполнения обязательств по международному праву в текст Устава ООН имело решающее значение для всеобщего признания. В преамбуле и в ст. 4 Устава ООН говорится о решимости народов «создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права», а п. 2 ст. 2 устанавливает обязанность членов ООН добросовестно выполнять принятые на себя по Уставу обязательства, «чтобы обеспечить им всем в совокупности права и преимущества, вытекающие из принадлежности к составу членов Организации».

Позже принцип нашел отражение и в ст. 26 Венской конвенции о праве международных договоров, которая устанавливает, что «каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться».

Принцип добросовестного выполнения международных обязательств конкретизируется в Декларации 1970 года о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, а также в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года. В частности, подчеркивается, что каждое государство обязано добросовестно выполнять обязательства, вытекающие как из общепризнанных принципов и норм международного права, так и из международных договоров, действительных согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

В международной правовой практике для повышения эффективности принципа добросовестного соблюдения международных обязательств используются различные правовые механизмы. В их числе создание и деятельность специальных международных органов, осуществляющих контроль за исполнением международных правовых норм.

Как свидетельствует практика, государства сами закрепляют в международных соглашениях положения о контроле за выполнением взятых обязательств посредством применения разных форм и методов международного контроля, способствующих проверке соблюдения государствами международных правовых обязательств и принятию мер по их выполнению.

Как подчеркнул Г.А. Осипов, добровольность контроля следует понимать в том смысле, что государства как суверенные участники международного общения сами соглашаются с теми или иными международными правовыми нормами. Однако когда эти нормы согласованы и закреплены договором, вступившим в силу, его положения, в том числе и по контролю, являются юридически обязательными для всех государств-участников.

Международный контроль за выполнением договорных норм осуществляется коллективными усилиями государств при помощи международных организаций и включает в себя систему мер, направленных на проверку точности соблюдения международных правовых обязательств государств, выявление возможных нарушений и обеспечение выполнения международных обязательств в рамках международного договора. Это возможно только при эффективном содействии самих государств. Государство в таком аспекте можно рассматривать как подконтрольную структуру, деятельность которой направлена на добровольное исполнение международных договоров на своей территории.

Согласно международным договорам государства-участники берут на себя обязательства провести целый ряд действий применительно к их внутригосударственной жизни, в том числе принять законодательные или иные внутренние меры, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав и обязанностей, закрепленных в международных соглашениях.

Государство также само определяет эффективные способы контроля за выполнением своих международных обязательств. Внутригосударственные контрольные функции реализуются государственными органами, должностными лицами и другими субъектами и закрепляются соответствующими законами.

Согласно ст. 31 Федерального закона от 15.07.1995 № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» (далее — Закон о международных договорах) международные договоры Российской Федерации подлежат добросовестному выполнению в соответствии с условиями самих международных договоров, нормами международного права, Конституцией РФ и данным законом, иными актами законодательства Российской Федерации.

Статья 32 Закона о международных договорах, а также ст. 21 Федерального конституционного закона от 17.12.1997 № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» предусматривают, что Президент РФ и Правительство РФ принимают меры, направленные на обеспечение выполнения международных договоров. Федеральные органы исполнительной власти должны обеспечивать выполнение обязательств государства.

В соответствии с п. 4 ст. 32 Закона о международных договорах и п. 1 Указа Президента РФ от 12.03.1996 № 375 «О координирующей роли Министерства иностранных дел Российской Федерации в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации» МИД России осуществляет общий контроль за выполнением международных обязательств Российской Федерации.

Формы и методы внутригосударственного контроля могут быть установлены как законодательными, так и исполнительными органами государственной власти. Федеральный закон от 05.11.1997 № 138-ФЗ «О ратификации Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении» предусматривает, что выполнение обязательств Российской Федерации, вытекающих из Конвенции, обеспечивается федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации в пределах их полномочий. Согласно данному закону Президент РФ определяет основные направления политики Российской Федерации в области химического разоружения, меры, необходимые для обеспечения безопасности граждан и охраны окружающей среды в ходе уничтожения химического оружия в соответствии с Конвенцией, а также меры контроля за их реализацией. Более того, указанный закон содержит положения об обязанностях Правительства РФ и Федерального собрания по обеспечению выполнения обязательств по Конвенции.

В результате осуществления национального контроля государство вправе привлечь к ответственности лиц, виновных в невыполнении международных обязательств. Например, в соответствии со ст. 40 Федерального закона от 17.12.1998 № 191-ФЗ «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации» должностные лица, граждане и юридические лица за нарушение данного закона и международных договоров Российской Федерации привлекаются к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Таким образом, действующее российское законодательство содержит положения об обеспечении международных обязательств Российской Федерации и о контроле за выполнением этих обязательств в различных сферах.

В национальном праве судебный контроль выступает как одна из форм государственного контроля. В международном праве разрешение международными судебными органами споров, возникших в связи с выполнением международных обязательств, относится к методам международного контроля. Возможность рассмотрения спора в международном судебном учреждении вытекает непосредственно из положений международного договора. Многие универсальные многосторонние конвенции содержат положения, предусматривающие обращение в Международный суд ООН. К ним относятся Конвенция ООН по морскому праву от 10.12.1982, Рамочная конвенция ООН об изменении климата от 03.05.1992, Венская конвенция об охране озонового слоя от 22.03.1985 и др.

Международный суд принимает решение, которое обязательно для исполнения на основе принципа добросовестного выполнения международных обязательств. Если суд определит, что государство не относилось добросовестно к выполнению своих договорных обязательств, злоупотребляло правами, предоставленными по договору, он может вынести решение с указанием на необходимость выполнения обязательств по договору. В основе требований суда также лежит принцип добросовестного выполнения международных обязательств.

С одной стороны, международные суды выносят правоприменительные акты, с другой — выступают в качестве механизма контроля за исполнением государствами международных обязательств, тем самым способствуя реализации принципа добросовестного выполнения международных обязательств. Следовательно, международные судебные учреждения занимаются реализацией обязательств, которые вытекают из международных правовых актов.

В результате рассмотрения споров международными судами и вынесения постановления между сторонами возникают новые правоотношения, новые международные юридические обязательства, направленные на исполнение постановления суда. Их юридическая обязательность вытекает из положений международных договоров, заключенных сторонами, в которых они признали юрисдикцию суда. Вместе с тем в связи с возникновением новых юридических обязательств, связанных с исполнением решений международного судебного учреждения, возникает проблема контроля за исполнением этих обязательств. Неисполнение решений международных судов государствами влечет обращение в контрольные органы, специально созданные международные организации, отсутствие которых может привести к нарушению принципа добросовестного выполнения международных обязательств. Для Международного суда ООН таким органом является Совет Безопасности, для Межамериканского суда по правам человека — Генеральная ассамблея Организации американских государств, для Суда ЕС — Европарламент, для Европейского суда по правам человека — Комитет министров Совета Европы.

Для Российской Федерации особый интерес имеет контрольный механизм Европейского суда по правам человека. В соответствии со ст. 46 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод стороны обязуются исполнять окончательные постановления суда по делам, в которых они являются сторонами. Контроль за исполнением постановлений Европейского суда по правам человека осуществляют Комитет министров Совета Европы и Парламентская ассамблея Совета Европы.

Государство несет обязательство по исполнению постановления, но оно свободно в выборе средств исполнения. Контрольные функции государств возлагаются на органы законодательной и исполнительной власти. Так, в силу статей 79 и 87 Конституции Нидерландов постоянные консультативные органы по вопросам законодательства и государственного управления и Генеральные штаты Нидерландов выполняют контрольную функцию за принятием мер на национальном уровне для исполнения постановлений Европейского суда по правам человека.

В некоторых государствах—членах Совета Европы механизм контроля (судебного, парламентского и исполнительного) за исполнением постановлений Европейского суда по правам человека предусмотрен на законодательном уровне. На Украине он регламентируется Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Регламентом Европейского суда по правам человека, законами Украины «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека», «Об исполнительном производстве», Гражданским процессуальным кодексом Украины, Кодексом административного судопроизводства Украины и некоторыми другими нормативными правовыми актами. При этом основной нормативный правовой акт — закон «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека» — не имеет аналогов в других государствах—участниках Конвенции. Статья 11 данного закона уполномочивает орган представительства осуществлять контроль и получать от органов, которые являются ответственными за выполнение дополнительных мероприятий индивидуального характера, предусмотренных в решении Европейского суда по правам человека о дружеском урегулировании, информацию о ходе и последствиях выполнения таких мероприятий, а также вносить премьер-министру Украины представления, касающиеся обеспечения выполнения дополнительных мероприятий индивидуального характера. Представлять отчет по состоянию исполнения решений должен правительственный уполномоченный по делам Европейского суда, которому, в свою очередь, обязан представлять соответствующую информацию Департамент государственной исполнительной службы.

В 2006 году в Италии был принят закон, наделяющий премьер-министра и парламент особой функцией по контролю за исполнением постановлений Европейского суда по правам человека. Закон обязал премьер-министра контролировать действия Кабинета по исполнению постановлений Европейского суда, вынесенных в отношении Италии, а также предусмотрел подготовку ежегодного отчета об исполнении постановлений Европейского суда Италией и передачу его в парламент страны.

Интересна практика осуществления контрольных функций парламентом в Соединенном Королевстве. С марта 2006 года в этом государстве применяется практика ежегодных докладов об исполнении постановлений Европейского суда, вынесенных в отношении страны. Доклады готовит Объединенный комитет по правам человека и представляет в парламент, где они анализируются, а сделанные комитетом рекомендации выносятся на голосование. В результате принимается решение об одобрении рекомендаций и применении их на практике либо об их отклонении.

В Российской Федерации процесс осуществления контроля за исполнением постановлений Европейского суда по правам человека не урегулирован. Это приводит к отсутствию в органах власти объективного и оперативного анализа вынесенных против России постановлений, что, в свою очередь, влечет существенную задержку в принятии общих мер и увеличение количества жалоб от российских граждан.

Снижению количества жалоб и постановлений может способствовать срочное принятие закона «Об исполнении постановлений Европейского суда по правам человека в Российской Федерации» или наделение уполномоченного Российской Федерации при Европейском суде по правам человека контрольными функциями. Возможно, создание специальной службы при Минюсте России способствовало бы улучшению ситуации по выполнению Россией международных обязательств, взятых при вступлении в Совет Европы и ратификации Конвенции. Контроль возможно осуществлять и посредством имеющихся надзорных механизмов и институтов — таких, как прокуратура или президиумы федеральных судов.

Особенно заслуживают внимания предложения, касающиеся контроля в рамках прокурорского надзора за выполнением международных обязательств. Часть 4 ст. 15 Конституции РФ провозгласила общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры России составной частью ее правовой системы. Пункт 1 ст. 5 Закона о международных договорах повторяет это положение. В соответствии со ст. 21 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» прокуратура осуществляет надзор за исполнением законов и, соответственно, международных договоров. Таким образом, прокуратура обязана контролировать выполнение международных обязательств Российской Федерации. Однако пределы и процедура надзора прокуратурой за выполнением международных обязательств, включая исполнение постановлений Европейского суда, конкретно не определены. Это приводит к тому, что прокуратура не в состоянии обеспечить эффективный контроль за исполнением таких постановлений.

Очевидно, что контроль должен осуществляться как на международном, так и на внутригосударственном уровне в соответствии с принципом добросовестного выполнения международных обязательств. Этот принцип имеет непосредственное отношение к деятельности самих государств на международной арене, а также к создаваемым ими контрольным органам, осуществляющим контроль внутри страны национальными средствами.

Библиография

1 См.: Мирный договор между союзными и объединившимися державами и Германией (вместе со «Статутом Лиги Наций», «Уставом Международной организации труда», «Протоколом») от 28 июня 1919 г. // Версальский мирный договор. — М., 1925.

2 См.: Устав Организации Объединенных Наций // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XII. 1956. С. 14—47.

3 См.: Венская конвенция о праве международных договоров // Сборник международных договоров СССР. Вып. XLII. 1988. С. 171—197.

4 См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXI. 1977. С. 544—589.

5 См.: Осипов Г.А. Международно-правовые проблемы контроля за ограничением вооружений и разоружением. — М., 1989. С. 18.

Принцип добросовестности в обязательственном праве. Краткий теоретический обзор

Достаточно сложно в одном или даже в нескольких ёмких предложениях описать что же представляет собой добросовестность, так как это довольно растяжимое понятие, которое в случае закрепления его в качестве правового принципа будет являться «каучуковой» нормой. В немецкой литературе признано, что добросовестность – это доправовой критерий, без него вовсе невозможно существование правовой системы, это синтез этики и нравственности с правопорядком. В доктрине принято разделять понятие добросовестности на субъективное и объективное. Добросовестность в субъективном смысле заключается в формуле «не знал и не должен был знать», объективная же добросовестность, которая используется в обязательственном праве – это требование к должному поведению.

И.Б. Новицкий определяет добрую совесть в качестве внешнего мерила, то есть в объективном смысле, как минимальный стандарт поведения в обществе. Это некая черта, ниже которой недопустимо опускаться в своем поведении. Таким образом, недобросовестность – это нарушение какого-то минимального стандарта, однако очень сложно определить границу этого самого стандарта.

В Германии, например, изначально принцип добросовестности распространялся лишь на исполнение обязательства, однако в процессе правоприменения немцы вынуждены были путем расширительного толкования распространить принцип на все сферы общественных отношений (корпоративное право, семейное право и пр.). В Швейцарии же – принцип добросовестности является общим принципом гражданского кодекса, поэтому его действие распространяется на все институты гражданского права. Россия пошла по тому же пути, что и Швейцария. Согласно появившимся в рамках реформы обязательственного права п. 3, 4 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно, а также никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Более того, в 2015 году гражданский кодекс дополнил п. 3 ст. 307, который обязывает стороны действовать добросовестно при установлении, исполнении обязательства и после его прекращения. Ранее действовала ст. 10 ГК, которая не допускает недобросовестное осуществление гражданских прав, а также презюмирует добросовестность участников гражданского оборота.

Однако арбитражным судам принцип добросовестности был известен еще задолго до появления указанных выше норм. Высший Арбитражный суд Российской федерации РФ в своей практике не раз обращался к принципу доброй совести. Первое упоминание о добросовестности появилось в 2002 г. в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой», в котором говорилось о «добросовестном арендаторе», а также о «добросовестном исполнении обязательства». В законе добросовестность появилась ввиду ее разработанности в правоприменительной практике. Также ключевыми являются следующие постановления Президиума ВАС РФ: №15424/06, где принцип добросовестности назван в числе принципов российского права, образующего публичный порядок; №3585/10, в котором требование к добросовестности при исполнении обязательств суд вывел из ст. 309 ГК; 17389/10, в котором сказано, что принцип свободы договора связан с добросовестностью сторон; 3318/11, где добросовестность была названа в числе иных принципов гражданских правоотношений. После этого, в 2012 году Президиум часто стал использовать понятие добросовестности.

Сейчас принцип добросовестности достаточно часто используется судами, однако применение оставляет желать лучшего. Ярким и классическим примером неправильного применения принципа является «Дело Вымпелкома» (№А40-83845/2015), в котором рассматривался вопрос о применении ст. 451 ГК (существенное изменение обстоятельств). В рамках данного дела суд первой инстанции сослался на принцип добросовестности, хотя применению подлежала специальная нома гражданского кодекса. Таким образом, принцип добросовестности начинает выполнять другую роль. Принцип добросовестности является способом развития права, суды путем апелляции к нему вводят новые институты и нормы, а его применение при наличии уже четкого правила представляется неразумным. В Германии данный вопрос достаточно четко и эффективно урегулирован в силу того, что там применяется доктрина субсидиарности принципа добросовестности, согласно которой при наличии специального института невозможно применение судами принципа добросовестности, например, снижение неустойки.

Принцип доброй совести имеет как плюсы, так и минусы. С одной стороны, в законе должны быть подобные нормы и принципы, чтобы он был гибок для реагирования на какие-либо новые или непредвиденные ситуации. С другой стороны, любое неопределенное правовое понятие скрывает в себе риск того, что регулирование потеряет ясность и предвидимость, а также пострадает правовая определенность. С этой точки зрения, нельзя не согласиться с опасениями И.Б. Новицкого, который высказывался против того, чтобы с помощью принципа доброй совести дать возможность судьям навязывать обороту то, что на их взгляд является правильным.

Принцип добросовестности выполняет 4 функции:

  1. Регулирующая (конкретизирующая) функция

Данная функция конкретизирует обязанности сторон. Согласно ГГУ должник должен исполнять обязательства так, как от него требует этого добрая совесть. А также, как уже упоминалось выше, недавно такая норма появилась и в ГК РФ (ст. 307). Например, исполнение денежного обязательства мелкими монетами будет являться недобросовестным исполнением обязательства. Однако здесь снова встает вопрос о невозможности определения той самой границы между добросовестностью и недобросовестностью, например, 100 000 по 5 или 10 000 по 100.

Под эту функцию попадают следующие примеры: Исполнение обязательства в надлежащем месте и в надлежащее время. Например, кредитор уступает долг в размере 1 000 000 на 1 000 человек – должник должен будет совершить 10 000 платежей. Данной ситуации закон не регулирует, поэтому она корректируется принципом доброй совести. В Германии, например, кредиторам не разрешается отказывать в принятии частичного исполнения, если исполняется большая часть обязательства, то есть, когда неисполнение незначительно, а также, когда притязание спорно (например, возмещение убытков), тогда есть обязанность принять исполнение, если должник при должной оценке всех обстоятельств имел основания полагать, что он исполняет все обязательство целиком.

Дополняющая функция

Параграф 242 ГГУ – это основа для дополнительных обязанностей. Он дополняет обязанности сторон, если на то отсутствует договорное или законное регулирование. Это поведенческие (охранительные обязанности), к числу которых относятся обязанности по информированию контрагента о предоставляемом исполнении, обязанность по проявлению заботы о своем контрагенте, то есть предупредить о возможных рисках и т.д. В рамках данной функции также реализуется институт преддоговорной ответственности – culpa in contrahendo.

  1. Ограничительная функция

Эта функция определяет пределы для прав и правовых позиций.

В 242 параграф ГГУ содержится запрет на неприемлемое осуществление права, которое может проявляться в нечестном приобретении некой правовой позиции, нарушении собственных обязанностей, отсутствии интереса, который бы защищался правом, незначительности нарушения интересов и несоразмерности, а также противоречивом поведение. В России аналогом выступает ст.10 ГК РФ, которая запрещает злоупотребление правом.

Выделяют два вида ограничений:

а. Институциональное злоупотребление правом. Когда из правовой нормы во всех случаях наступает правое последствие, которое всегда приводит к нарушению доброй совести. В таком случае немцы начинают бороться с самой нормой. Например, злоупотребление свободой договора, поэтому отсюда выводится институт контроля за содержанием формуляров в договоре присоединения. Примером также является институт снятия корпоративной вуали в корпоративном праве США, когда происходит злоупотребление формой юридического лица.

б. Индивидуальное. То есть в каждой конкретной ситуации при рассмотрении определенного дела.

  1. Корректирующая функция

Корректирует содержание договора и правовые нормы, если она, например, устарела для оборота. Данная функция позволяет разрабатывать новые институты и нормы. В Германии из этой функции развился институт отпадения основания сделки, аналогом которому в РФ является ст. 451 ГК РФ.

Подводя итог всему вышесказанному, можно прийти к выводу, что принцип добросовестности является способом развития права, суды путем обращения к нему вводят новые институты и нормы, преодолевают неясность и неопределенность. Однако применять его нужно только тогда, когда на то отсутствует специальное регулирование в законе, ведь в противном случае выходит ситуация, при которой специальная норма «отмирает» ввиду ее неприменения, а принцип добросовестности искажается, что, в свою очередь, наносит определенный отпечаток на оборот и судебную практику. Также в развитии данного принципа необходимо обращаться к зарубежному опыту (Германия, Франция, США), который за многочисленные года накопил немало полезных и эффективных способов применения принципа добросовестности и решения ряда других вопросов относительно данного института.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *