Дисквалификация арбитражного управляющего

КС счел законной норму КоАП о безальтернативной дисквалификации арбитражных управляющих

Арбитражный управляющий допустила две ошибки, лишившие ее на полгода возможности заниматься своим делом. В апелляции «тройка» судей вдруг усомнилась, что наказание справедливо, и потому обратилась за помощью в Конституционный суд. Что из этого вышло – читайте в материале «Право.ru».

Причина дисквалификации

Два года назад Елена Сапожникова стала четвертым по счету конкурсным управляющим имуществом ИП, банкротство которого тянется еще с 2011 года. Однако ее, как и предшественников, впоследствии не миновало отстранение от исполнения обязанностей. Сперва Арбитражный суд Красноярского края оштрафовал женщину на 25 000 руб. за то, что она не включила в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве (ЕФРСБ) отчеты об оценке собственности должника. Затем региональное управление Росреестра потребовало привлечь ее к ответственности уже за два проступка (А33-25256/2016). Один из них арбитраж простил Сапожниковой, а вот из-за второго наказал дисквалификацией на полгода в соответствии с ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП (неправомерные действия при банкротстве). «Для того, чтобы суд назначил одно из самых строгих наказаний, недостаточно просто установить факт неоднократного нарушения управляющим своих обязанностей, – напоминает руководитель практики банкротства юридической фирмы «Инфралекс» Станислав Петров. – Необходимо установить соразмерность таких нарушений обозначенному наказанию. При этом должны учитываться характер нарушения и причиненного им вреда, личность нарушителя и другие обстоятельства и условия, при которых было совершено нарушение».

Дело в том, что Сапожникова вовремя не опубликовала все в том же ЕФРСБ сведения о грядущем собрании кредиторов, на котором предстояло рассмотреть вопрос о выборе новой кандидатуры АУ. Мероприятие в итоге не состоялось из-за отсутствия кворума (на него явился единственный кредитор). Это произошло из-за сбоя оператора связи, утверждала ответчик. «Вменяемые правонарушения совершены в форме умысла, поскольку арбитражный управляющий знал о требованиях действующего законодательства, о последствиях собственного бездействия, но относился к указанным последствиям безразлично», – был непреклонен суд и решил, что АУ нарушила права неуведомленных кредиторов. Участие последних в собрании и выборе АУ является важнейшим и определяющим перспективы удовлетворения имущественных интересов, объясняет позицию АС старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Юлия Боброва, соглашаясь с тем, что в рассматриваемом случае отстранение Сапожниковой от работы обосновано.

Где определенность?..

Сама АУ с позицией суда не согласилась и пошла в 3-й ААС. Тот, рассмотрев жалобу, приостановил производство по делу, обнаружив, что в вопросе относительно применения положения ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП имеется неопределенность. «Тройка» судей под председательством Натальи Морозовой пришла к выводу, что установленная нормой безальтернативная санкция в виде дисквалификации не позволяет учесть характер вреда, который причинен правонарушением участникам дела о банкротстве, и обстоятельства, характеризующие личность нарушителя, а также признать соответствующее деяние малозначительным. Кроме того, она препятствует применению мер ответственности, соразмерных допущенному правонарушению, и тем самым влечет избыточное ограничение прав и свобод такого лица, включая свободу экономической деятельности.

К запросу 3-й ААС в КС присоединился и Общероссийский профсоюз арбитражных управляющих (ОРПАУ): он направил заключение по результатам исследования судебной практики применения к арбитражным управляющим санкции в виде дисквалификации, пишет в своем блоге председатель экспертного совета ОРПАУ Максим Доценко. В документе, в частности, говорится, что статистику делают отдельно взятые регионы – Татарстан, Башкортостан и Красноярский край. Для примера: в последнем с начала 2016 года из шести заявленных и удовлетворенных требований Росреестра о дисквалификации АУ были удовлетворены четыре (66,7%), в то время как столичными судами, куда было подано аналогичное число исков, было поддержано только одно (подробнее с текстом заключения можно ознакомиться ). «Массового применения дисквалификации управляющих не случилось. Суды практически открыто бойкотируют норму, открыто заявляя – безальтернативность санкции есть неуважение к суду и его дискреционным полномочиям», – подчеркивает Доценко.

Позиция КС

Особый публично-правовой статус арбитражных управляющих (предполагающий наделение их публичными функциями, выступающими в качестве своего рода пределов распространения на них статуса ИП) обусловливает право законодателя предъявлять к ним специальные требования и относить их к категории должностных лиц, а также вводить повышенные меры административной ответственности за совершенные правонарушения, говорится в определении КС (№ 1167-О от 6 июня 2017 года). Такая правовая позиция применима и в отношении действующей ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП: санкция этой нормы предполагает усмотрение суда в вопросе о выборе срока дисквалификации в диапазоне между минимальным и максимальным ее сроками (от шести месяцев до трех лет) и не препятствует освобождению АУ от ответственности при малозначительности совершенного правонарушения. Впрочем, оно допустимо в исключительных случаях, поскольку «иное способствовало бы формированию атмосферы безнаказанности и было бы несовместимо с принципом неотвратимости ответственности правонарушителя».

Возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно. Суд первой инстанции при избрании меры ответственности в отношении Сапожниковой учитывал, что объективная сторона правонарушения состоит в том, что она не исполнила как АУ обязанность по надлежащему опубликованию сведений о проведении собрания кредиторов, включив эту информацию в ЕФРСБ. Учитывая подлежавшую обсуждению на собрании повестку, суд счел невозможным квалифицировать допущенное правонарушение как малозначительное. В то же время исходя из характеристики личности нарушителя и принимая во внимание смягчающие обстоятельства, с учетом признания Сапожниковой своей вины и наличия у нее несовершеннолетнего ребенка ей было назначено административное наказание в виде дисквалификации в минимальном размере. Переоценка этих фактических обстоятельств, в частности того, что собрание кредиторов не состоялось ввиду отсутствия кворума, и установление наличия или отсутствия в деянии признаков малозначительности не входит в компетенцию КС. Следовательно, в данном случае отсутствуют основания для вывода о наличии неопределенности в вопросе о соответствии Конституции оспариваемого 3-м ААС законоположения как не позволяющего обеспечить соразмерный и индивидуализированный характер предусмотренной им санкции.

Что думают юристы

Позиция КС продолжает общую тенденцию по усилению ответственности АУ при ведении дел о банкротстве, которое в целом необходимо, чтобы повысить общий уровень исполнения ими своих профессиональных обязанностей, считает Юлия Боброва. Анализ судебных актов свидетельствует о крайне редком применении ст. 2.9 КоАП (освобождение от ответственности при малозначительности правонарушения), даже при объективном отсутствии каких-либо негативных последствий или нарушений прав и законных интересов кредиторов, а также иных лиц, добавляет партнер, руководитель направления по банкротству юридической фирмы VEGAS LEX Александр Вязовик. Сама же практика дисквалификации на срок от шести месяцев до трех лет приводит к сокращению числа практикующих представителей СРО. «Получивший ее АУ исключается оттуда и лишается права вступить в новое СРО в течение трех лет, – объясняет Сергей Егоров, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП. – По сути, АУ теряет на длительный срок возможность работать по специальности по формальным основаниям».

С учетом постоянного контроля со стороны кредиторов и позиций судов, указывающих на особый публично – правовой статус, управляющему крайне сложно вести банкротство – он затрачивает огромные усилия на то, чтобы обезопасить себя от штрафов и дисквалификаций, замечает адвокат «Делькредере» Антон Демченко: «В такой ситуации вызывает большие вопросы то, какая мотивация будет у АУ для продолжения профессиональной трудовой деятельности, когда их ежедневная работа связана с колоссальными административными рисками».

Несмотря на обилие отсылок к ранее высказанным правовым позициям, КС рассмотрел вопрос достаточно абстрактно и без анализа правовых последствий, которые влечет дисквалификация АУ с точки зрения норм закона о банкротстве, считает юрист АБ S&K Вертикаль Иван Бабин. «Различные нарушения могут как повлечь негативные последствия для участников дела о банкротстве, так и не повлечь их (например, публикация сообщения о проведении собрания кредиторов с незначительным нарушением срока не обязательно лишает участников собрания возможности подготовиться к собранию и принять в нем участие), – комментирует он. – Негативные последствия могут отличаться так же и по степени тяжести для участников оборота (от незначительного уменьшения времени, в течение которого участник собрания может ознакомиться с документами, подготовленными для собрания, до утраты возможности взыскания дебиторской задолженности в конкурсную массу ввиду истечения срока для оспаривания сделки)».

Не так давно КС рассматривал дело, в ходе которого он еще раз озвучил важные тезисы, относящиеся к юридической ответственности: в частности, что меры ответственности должны соответствовать принципам пропорциональности и соразмерности, а ее правовые последствия быть адекватны тому вреду, который причинен в результате правонарушения, продолжает Бабин (речь идет о деле активиста Ильдара Дадина, см. «КС направил дело Дадина на пересмотр»). «В случае с жалобой 3-го ААС КС не прокомментировал последствия для АУ, – говорит юрист. – Даже в случае отмены судебного акта, которым АУ был дисквалифицирован, он не может быть восстановлен для ведения процедур в делах о банкротстве, в которых его полномочия были прекращены. Таким образом, правовые последствия дисквалификации выходят за рамки норм КоАП».

Пресс-центр

Основания отстранения арбитражных управляющих

Автор/Источник: Помощник юриста отдела банкротства — Лукинская Наталия

В соответствии с Федеральным Законом №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее закона) арбитражный судможет отстранить арбитражного управляющего от исполнения обязанностей.Данная мера предполагает вынесениеарбитражным судом судебного акта, при наличии доказательств подтверждающих неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим своих обязанностей.

Прежде всего, нужно пояснить, кто же этот субъект правоотношения, обладающий такими возможностями и компетенцией, которые позволяют ему определять действияосуществляемые по отношению к должнику.

Законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) установлено, что а рбитражным управляющим может быть гражданин Российской Федерации, который соответствует следующим требованиям: зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя; имеет высшее образование; имеет стаж руководящей работы не менее чем два года в совокупности; сдал теоретический экзамен по программе подготовки арбитражных управляющих; прошел стажировку сроком не менее шести месяцев в качестве помощника арбитражного управляющего; не имеет судимости за преступления в сфере экономики, а также за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления.

Статьей 25 Закона предусмотрены общие правила отстранения арбитражных управляющих, а именно нарушение арбитражным управляющим требований закона о несостоятельности, правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего установленных Правительством РФ.

Также ст. 145 Главы 7 Закона, по которой конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей на основании ходатайства собрания кредиторов (комитета кредиторов), в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение, и в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим.

Что же все-таки является административным правонарушением.

Административное право дает следующее понятие: под административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Привлечение к административной ответственности арбитражного управляющего разделены на следующие этапы:

1. Составление протокола об административном правонарушении, при надлежащем извещении лица (п. 4.1 ст. 28.2 КоАП РФ).

В настоящее время не установлен четкий порядок извещения лица, в отношении которого открыто производство по административному производству, однако необходимо учитывать срок привлечения к административной ответственности – 2 месяца, установленный ст. 4.5 КоАП. В данном случае суды руководствуются разъяснениями, данными Пленумом ВАС РФ №10 02.06.2004 г. об извещении лиц, участвующих в деле, о привлечении лица к административной ответственности. В случаях, не терпящих отлагательств, извещение лиц возможно телефонограммой, телеграммой, с помощью факсимильной связи или электронной почте, либо с использованием иных средств связи. ФАС СЗО данные разъяснения используются при решении вопроса о надлежащем извещении о времени и месте составления прокола.

Анализ судебной практики ФАС СЗО показывает, что суд признает надлежащим и ненадлежащим извещением.

Постановлением ФАС СЗО от 23.08.2007 г. по делу №А66-5519/2006, суд привлек к административной ответственности, признав надлежащим извещение, полученное совершеннолетним членом семьи. Суд также руководствовался требованиями пункта 60 Правил оказания услуг телеграфной связи, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2005 г. №222, в соответствии с данным пунктом, телеграммы адресованные гражданам по месту их нахождения (жительства), должны вручаться лично адресату (а в случае его отсутствия) совершеннолетнему члену семьи».

Постановлением ФАС СЗО от 14.05.2007 г. по делу №А56-31383, суд признал ненадлежащим извещение арбитражного управляющего о месте и времени составления протокола, полученного саморегулируемой организациейарбитражных управляющих.

Постановлением Фас СЗО от 23.08.2007 г. по делу №А66-5519/2006, суд признал надлежащим извещение такую форму связи, как отправление телеграммы, однако пояснив, что вручение телеграммы должно подтверждаться отметкой органа связи.

2. После возбуждения дела и составления протокола об административном правонарушении, материалы направляются в суд по подсудности, в рамках статьи 28.8 КоАП РФ. Вопросы подсудности, в данном случае регулируются положениями АПК РФ.

3. Понятие и признаки малозначительности административного правонарушения регулируются ст. 2.9 КоАП РФ. Однако применение судами данной статьи, позволяющей освободить от административной ответственности лицо при малозначительности его деяния, порождает противоречивую практику. Так как законодательством не определены четкие критерии малозначительности деяния.

Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 24.03.2005 г. №5, разъяснено, что малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но при учете характера совершенного противоправного деяния и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести последствий не представляющее существенного нарушения для охраняемых общественных правонарушений. Высший Арбитражный суд РФ, также сформулировал определение понятие малозначительности, пунктом 18 Постановления Пленума ВАС РФ №10 от 02.06.2004 г., указано, что судам рекомендуется характеризовать деяние как малозначительное при отсутствии угрозы охраняемым общественным отношениям.

При этом для определения степени угрозы охраняемым общественным отношениям, не даны четкие критерии.

Суд признает малозначительными такие нарушения как:

  • отсутствие публикации в местном печатном органе сообщения о продаже на торгах имущества и отсутствие в сообщении о проведении открытого аукциона обязательных сведений (постановление ФАС СЗО от 19.07.06 г. по делу № А44-512/2006-10а);
  • неправильное оформление протокола собрания кредиторов, не указание в протоколе полного наименования и места нахождения должника, а также арбитражного суда,в производстве которого находится дело о банкротстве (постановление Фас СЗО от 24.04.2007 г. по делу «А05-12761/2006-10);
  • незначительные нарушения , допущенные формы при составлении предоставляемой кредиторам отчетности (постановление ФАС СЗО 09.10.2006 г. по делу №А66-5998/2006).

Таким образом, стало понятно, что малозначительные нарушения не влияют на ход процедуры банкротства должника.

Выводы суда, об отсутствии в действия арбитражного управляющего признаков малозначительности, сделан судом в случаях когда в действиях (бездействиях) управляющего, присутствует явная угроза общественным отношениям. Под угрозой, подразумевается в данном случае, несоблюдение арбитражным управляющим требований закона, которое может повлечь причинение вреда неограниченному кругу лиц участвующих в процедуре банкротства.

Например:

  • не предоставление отчетности в судебный орган, о своей деятельности в установленный срок;
  • использование двух расчетных счетов должника (постановление ФАС СЗО по делу А56-46098/2006 от 02.05.2007 г.);
  • не проведение ни одного собрания кредиторов с момента открытия конкурсного производства (постановление ФАС СЗО по делу №А26-4224/2006 от 26.12.2006 г.)

4. Назначение наказания арбитражному управляющему.

Назначение наказания, это избрание судом при вынесении постановления о привлечении к административно правовой ответственности.

Согласно п. 3 статьи 14.13 КоАП РФ, предусматривающего административную ответственность арбитражного управляющего, судом может быть назначено мера ответственности за совершенное административное правонарушение в виде взыскания административного штрафа в размере от двух тысяч пятисот до пяти тысяч рублей, либо дисквалификация на срок от шести месяцев до трех лет.

Согласно ч. 2 ст. 4.1 КоАп РФ при назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественного положения, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства отягчающие административную ответственность.

В ч. 1 ст. 3.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях содержится четкий перечень административных наказаний, которые могут устанавливаться, в соответствии с темой данной статьи, нас интересуют те административные наказания которые могут быть применены в отношении арбитражного управляющего, а именно:

  • административный штраф
  • дисквалификация

Остановимся на таком новом виде административной ответственности, как дисквалификация.

Кодексом об административных правонарушениях установлено, что дисквалификация заключается в лишении физического лица определенного права, нас в данном случае интересует только лишение права заниматься предпринимательской деятельностью. Напомним, что в соответствии с законом о несостоятельности (банкротстве) арбитражным управляющим может быть гражданин Российской Федерации, который зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя.

Следует отметить то, что в соответствии с ч. 3 ст. 3.2 КоАП РФ дисквалификация устанавливается только данным кодексом, и является основным административным наказанием. Срок назначения данного наказания – от шести месяцев до трех лет (ст. 3.11 КОАП РФ), за административное правонарушение, влекущее применение дисквалификации, физическое лицо может, быть привлечено к ответственности не позднее одного года со дня совершения правонарушения, а при длящемся административном правонарушении – одного года со дня его обнаружения (ст. 4.5 КоАП РФ).

Административное наказание в виде дисквалификации арбитражных управляющих применяется в случаях предусмотренных статьей 14.13 КоАП РФ (Неправомерные действия при банкротстве).

В частности частью 3 вышеуказанной статьи, в случае неисполнения арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), если такое действие (бездействие) не содержит уголовно-наказуемого деяния – влечет наложение административного штрафа на арбитражного управляющего в размере от двадцати пяти до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда или дисквалификацию на срок от шести месяцев до тех лет.

Если проследить цепочку привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности, то можно выделить следующие пункты:

  • подача жалобы лицом, чьи права нарушены действиями арбитражного управляющего, направляются в саморегулируемую организацию, членом которой он является, либо непосредственной в Федеральный регистрационный орган
  • проверка саморегулируемой организацией фактов и при наличии нарушений либо уведомляет регистрирующий орган, либо предоставление ему информацию о нарушении
  • исследование регулирующим органом обстоятельств дела и решение вопроса о возбуждении дела об административном правонарушенииили об отказе в его возбуждении
  • рассмотрение материалов по возбужденному делу арбитражным судом, и принятие решение о дисквалификации управляющего, либо о прекращении производства по делу.

На данный момент, сложилась устойчивая арбитражная практика по привлечению арбитражных управляющих к административной ответственности в виде дисквалификации, например:

1. Постановлением кассационной инстанции оставлено в силе решениеАрбитражного суда о привлечении к административной ответственности Арбитражного управляющего на основании ч. 3 ст. 14.13 КоАП в виде дисквалификации сроком на три года.

Арбитражным управляющим были допущены нарушения требований ФЗ РФ от 08.01.1998 г. №6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее закон), выразившиеся в том, что:

  • арбитражный управляющий не провел по требованию кредитора собрания кредиторов, чем нарушил п. 1 ст. 13 Закона.
  • арбитражный управляющийне выполнял своих обязанностей по ежемесячному информированию комитета кредиторов или собрания кредиторов, чем нарушил п. 3 ст. 20 и п. 1 ст. 115 Закона.
  • будучи освобожденным судом от исполнения обязанностей конкурсного управляющего, изготовил и представил в арбитражный судреестр требований, составленный с нарушением предписаний вступившего в законную силу судебного акта, чем нарушил п. 1 ст. 15, п. 3 ст. 20, п. 1 ст. 28, ст. 16 и 69 АПК РФ.
  • будучи освобожденным судом от исполнения обязанностей конкурсного управляющего, не передал бухгалтерскую и иную документацию, печати, штампы и иные вещи должника вновь назначенному конкурсному управляющему,чем нарушил п. 2 ст. 101, п. 3 ст. 20, п. 1 ст. 26 Закона.

2. Постановлением федерального арбитражного суда решение арбитражного суда (Московского округа) о привлечении к административной ответственности арбитражного управляющего по части 3 ст. 14.13 КоАП в виде дисквалификации сроком на шесть месяцев.

Арбитражным управляющим были допущены нарушения требований Федерального Закона №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее закон), выразившиеся в нарушении пункта 7 статьи 12 закона, непредставление отчета о проделанной работе с приложением документов, подтверждающих сведения, изложенные в законе, а также определении суда.

3. Постановлением федерального арбитражного суда(Северо-Западного округа) решение арбитражного суда о привлечении к административной ответственности арбитражного управляющего по части 3 статьи 14.13 КоАП в виде дисквалификации сроком на 6 месяцев.

Арбитражным управляющим были допущены нарушения требований Федерального Закона №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее закон), выразившиеся в нарушении статьи 67 закона: не проводил анализа финансового состояния должника, не выявлял кредиторов, не созыва и не проведения первого собрание кредиторов должника.

Наиболее актуальными проблемами на сегодняшний день является:

1. противоречивая судебная практика по освобождению от административной ответственности при применении ст. 2.9 КоАП РФ (малозначительности деяния), так как в законодательстве о несостоятельности отсутствуют четкие критериев для определения степени угрозы охраняемым общественным отношениям;

2. не достаточно мотивированные решения судов о привлечении к административной ответственности арбитражных управляющих.При том, что состав административного правонарушения, предусмотренный ст. 14.13 КоАП РФ является формальным, суды зачастую неправомерно отказывают в привлечении к ответственности арбитражных управляющих со ссылкой на отсутствие общественно опасных последствий деяния;

3. отсутствие «промежуточного» вида административной ответственности между установленного законом штрафом в размере 2500-5000 рублей и дисквалификацией от 6 месяцев до трех лет, является существенным пробелом в законодательстве о несостоятельности. Так как установленный размер штрафа, является более чем незначительной суммой с учетом среднего дохода арбитражного управляющего, при этом дисквалификация даже на 6 месяцев, полностью лишает арбитражного управляющего как индивидуального предпринимателя возможности получения дохода.

Противоречивая судебная практика, по применению законодательства о несостоятельности (банкротстве), является наиболее актуальной проблемой, с которой сталкиваются суды при привлечении к административной ответственности арбитражных управляющих.

Источник: Помощник юриста отдела банкротства — Лукинская Наталия

Арбитражному управляющему — дисквалификация

Профессиональной среде известно — ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ, заработавшая с начала этого года отличается тенденциозностью и несоразмерностью наказания для арбитражных управляющих.

Второе правонарушение в сфере несостоятельности для управляющего — дисквалификация без права выбора судом наказания (либо малозначительность — что означает отказ в удовлетворении требования о привлечении к ответственности).

Дисквалификация -влечет безусловное отстранение в делах о банкротстве (п. 3 ст. 20.3 ЗоБ).

Проблема для арбитражных управляющих осложняется еще и тем, что дела об административных правонарушениях смотрят администвные составы арбитражных судов. Они не видят сферу банкротства — для них она чужда и такого понимания, как например, у банкротных судей, у них быть не может; дел о банкротстве и слжностей в них — они не видят.

Это позволит им легче принимать решения о дисквалификации управляющих, не представляя какие это повлечет проблемы как для отрасли, так и для управляющего; ккие последствия пойдут для кредиторов — когда действия управлящего в делах о банкротстве могут начать пересматриваться новым управляющим и т.п. (все затянется, итог неясен).

Читая практику по данному составу нашел абсолютно разумное мнение АС Красноярского края в Решении от 24.01.2016г. по делу №А33-28482/2015, его даже не стоит пересказывать — процитирую:

«Указанные разъяснения даны применительно к вопросу об отстранении либо отказа в утверждении арбитражного управляющего. Вместе с тем, они могут быть применены и по настоящему делу в связи со следующим. При рассмотрении данного дела судом должна быть применена «старая» редакция части 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Вместе с тем, в случае повторного нарушения арбитражным управляющим законодательства о банкротстве нарушения, установленные судом по настоящему делу, будут образовывать признак неоднократности.

Следовательно, арбитражный управляющий будет дисквалифицирован. При этом у суда, рассматривающего дело, не будет возможности применить иное наказание для арбитражного управляющего. Таким образом, в случае формального отношения к допущенным арбитражным управляющим нарушениям и применения наказания за любое нарушение законодательства о банкротстве, а не только за существенное, любое следующее бакнротного законодательства будет означать для арбитражного управляющего дисквалификацию. Вместе с тем, такой формальный подход (с учетом ужесточения санкции части 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях) неприменим.

Отстранение (отказ в утверждении арбитражного управляющего) по существу являются более мягкими последствиями для арбитражного управляющего, нежели дисквалификация. Очевидно, что подобные последствия касаются одного конкретного дела, вместе с тем, в случае дисквалификации ограничивается одно из фундаментальных конституционных прав человека – право на труд (статья 37 Конституции Российской Федерации). Все изложенное, по мнению суда, свидетельствует о том, что законодатель, внося изменения в санкцию части 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, исходил из необходимости первоначального и повторного нарушения (в отношении которого подлежит применению дисквалификация) действительной существенности проступка. При этом недопустима формальная констатация факта совершения арбитражным управляющим нарушения, а необходима его качественная оценка. Критерии такой оценки заложены в пункте 56 Постановления Пленума ВАС РФ 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Таким образом, по мнению суда, существенными (и, соответственно, влекущими административную ответственность) являются нарушения: — в результате которых нарушены права и законных интересы лиц, участвующих в деле; — повлекшие обоснованные сомнения в способности данного управляющего к надлежащему ведению процедур банкротства (в том числе сомнения в наличии у арбитражного управляющего должной компетентности, добросовестности, независимости); — неоднократные грубые умышленные нарушения (например, повлекшие его отстранение в деле о банкротстве, признание его действий незаконными или о признание необоснованными понесенных им расходов).

При этом нарушения, допущенные управляющим по неосторожности, несущественные нарушения, нарушения, не причинившие значительного ущерба должны признаваться малозначительными. Указанный вывод суда подтверждается и сложившейся судебной практикой. Так, до настоящего времени дисквалификация арбитражных управляющих применялась в исключительных случаях, когда, как правило, арбитражный управляющий уже был привлечен к ответственности по нескольким решениям суда, которыми были установлены многократные и существенные нарушения.

Применяя дисквалификацию, суд анализировал допущенные нарушения и указывал, что иным образом достичь целей наказания, а именно частной превенции в отношении данного лица, невозможно. Таким образом, судом по существу исследовались характер, количество нарушений, допущенных арбитражным управляющим, а также форма вины, установленные в рамках иных дел о привлечении к административной ответственности. При этом суд учитывает, что часть 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях сформулирована законодателем как формальный состав, таким образом, наличие негативных последствий в деле о банкротстве не является обязательным для привлечения к административной ответственности, вместе с тем, для решения вопроса о привлечении к ответственности указанные обстоятельства также должны учитываться (наличие вреда или угроза его причинения) для оценки существенности совершенного нарушения.

Подобная оценка позволит отграничить существенные нарушения, влекущие административную ответственность, от несущественных, малозначительных. По настоящему делу судом установлено, что допущенные арбитражным управляющим нарушения не нарушили прав лиц, участвующих в деле, являются по своему характеру несущественными, совершены впервые, допущены неумышленно. Таким образом, в целом подобные нарушения не вызывают у суда сомнений в наличии у арбитражного управляющего должной компетентности, добросовестности, независимости, его способности надлежащим образом вести процедуру банкротства.

Указанные выводы суда подтверждаются в целом действиями арбитражного управляющего по ведению процедуры банкротства (так, например, арбитражным управляющим уведомление о проведении собрания кредиторов уполномоченному органу доставлено лично арбитражным управляющим по адресу инспекции, чтобы не нести за счет должника почтовые расходы, собрания кредиторов проводятся в здании инспекции ФНС России для удобства единственного кредитора должника – уполномоченного органа). На основании изложенного, руководствуясь статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд приходит к выводу о малозначительности допущенных нарушений, об освобождении Дьячкова А.А. от административной ответственности по статье 2.9 КоАП РФ».

Что тут сказать — нечасто увидишь такую разумную позицию. О судье Е.К. Дубец ничего не слышал, но видимо, она из тех, кто может осмысленно применять закон, мысля масштабнее чем прочтение одной конкретной нормы.

В последнее время участились случаи привлечения должностных лиц к административной ответственности в виде дисквалификации. Это новая попытка законодателя повысить эффективность административной ответственности, цель которой – уменьшение количества правонарушений в сфере экономики, поскольку прежние виды административного наказания оказались недостаточно эффективны.

В целом составы нарушений, для которых установлена данная санкция, немногочисленны, однако по степени общественной опасности они зачастую граничат с преступлениями, отсюда и столь строгое наказание.

Практика показывает, что пока используется не очень часто. При этом в большинстве случаев суды применяют ее по делам о невыполнении или ненадлежащем выполнении в установленный срок законного предписания органа регионального государственного жилищного надзора, осуществляющего в том числе лицензионный контроль в сфере предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами, об устранении нарушений лицензионных требований – по ч. 24 ст. 19.5 КоАП.

Мы проанализировали дела о нарушении норм трудового законодательства и законодательства о банкротстве за 2016–2019 гг. Данный выбор продиктован тем, что руководителю крайне важно соблюдать нормы трудового законодательства вследствие не только социальной значимости общественных отношений в сфере труда, но и сложившейся в результате принятия мер по предотвращению распространения пандемии COVID-19 обстановки с соблюдением трудовых прав работников. Закрытие организаций или приостановление их работы, сокращение персонала, простои, переводы на удаленную работу, функционирование некоторых предприятий в период объявленных президентом нерабочих дней, сокращение зарплат, неоплачиваемые отпуска и т.д. могут с высокой степенью вероятности повлечь увеличение количества жалоб на нарушения трудового законодательства в государственные инспекции труда, а также в прокуратуру и суды.

Отдельно отмечу, что прекращение трудовых отношений с руководителем предприятия, осуществлявшим организационно-распорядительные функции, не исключает возможность возбуждения производства по делу об административном правонарушении в отношении этого лица и привлечения его к ответственности.

Наказание в виде дисквалификации предусмотрено широким перечнем положений КоАП РФ. В частности, она может быть назначена за нарушение законодательства о труде и об охране труда (ст. 5.27), незаконные действия по получению и (или) распространению информации, составляющей кредитную историю (ст. 5.53), нарушение законодательства об организации предоставления государственных и муниципальных услуг (ст. 5.63); нарушение установленных законодательством о физкультуре и спорте требований о предотвращении допинга в спорте и борьбе с ним (ст. 6.18), нарушение правил осуществления предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами (ст. 7.23.3), нарушение порядка ценообразования (ст. 14.6), ограничение конкуренции органами власти и местного самоуправления (ст. 14.9), фиктивное или преднамеренное банкротство (ст. 14.12), нарушение законодательства о госрегистрации юрлиц и индивидуальных предпринимателей (ст. 14.25), незаконное получение или предоставление кредитного отчета (ст. 14.29) и т.д.

Дисквалификация заключается в лишении права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления общества, входить в совет директоров (наблюдательный совет), вести предпринимательскую деятельность по управлению юрлицом, а также управлять организацией в иных случаях (ст. 3.11 КоАП РФ). Часть 3 данной статьи содержит список субъектов ответственности в виде дисквалификации. Так, могут быть дисквалифицированы:

  • лица, осуществляющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в органе юрлица, члены совета директоров (наблюдательного совета), предприниматели, лица, занимающиеся частной практикой, арбитражные управляющие;
  • специалисты (по отдельным отраслям);
  • лица, замещающие должности государственной гражданской службы различных уровней.

В соответствии с ч. 3 ст. 4.5 КоАП РФ за нарушения, влекущие дисквалификацию, лицо может быть привлечено к ответственности не позднее года со дня совершения правонарушения, а при длящемся административном правонарушении – не позднее года со дня его обнаружения.

Дисквалификация за нарушение трудового законодательства

Организационно-распорядительные функции включают руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий. К административно-хозяйственным функциям относятся, в частности, полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организации, а также совершение иных действий: принятие решений о начислении зарплаты, премий, контроль движения материальных ценностей, определение порядка их хранения и т.п.

Среди наиболее частых нарушений норм трудового законодательства можно выделить:

  • отсутствуют локальные нормативные акты (либо они содержат нормы, ухудшающие положение работников по сравнению с нормами, установленными законодательством);
  • не заключаются трудовые договоры в письменной форме и в двух экземплярах;
  • не соблюдается порядок ведения и хранения трудовых книжек (не производятся записи о приеме на работу, трудовые книжки хранятся не в сейфе, отсутствуют журналы их учета и движения, трудовые книжки не выдаются работникам в день увольнения и т.п.);
  • необоснованно заключаются срочные трудовые договоры;
  • работников несвоевременно знакомят с приказами о приеме на работу, о привлечении к дисциплинарной ответственности;
  • вместо трудовых договоров с работниками заключаются гражданско-правовые;
  • не производится окончательный расчет в день увольнения;
  • командировочные выплачиваются не в полном объеме;
  • зарплата выплачивается один раз в месяц и без выдачи расчетных листов;
  • не осуществляется ознакомление работников с требованиями охраны труда;
  • не обеспечивается учет сверхурочных работ и работ за пределами нормативной продолжительности рабочего времени;
  • не предоставляются ежегодные оплачиваемые отпуска более двух лет подряд;
  • отпускные выплачиваются позднее, чем за три дня до начала отпуска.

Наказание в виде дисквалификации предусмотрено ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ за нарушение законодательства о труде и об охране труда должностным лицом, ранее подвергавшимся административному наказанию за аналогичное правонарушение. То есть за первое нарушение руководитель может быть привлечен к ответственности только по ч. 1 ст. 5.27, не предусматривающей дисквалификацию в качестве меры ответственности. Совершение такого же нарушения повторно влечет дисквалификацию. Например, первый раз должностное лицо не произвело расчет при увольнении работника, а впоследствии также не произвело расчет при увольнении другого работника1.

Важно учитывать, что руководитель, ранее привлеченный к ответственности за нарушение законодательства о труде и об охране труда (ч. 1 ст. 5.27) в одной организации, а затем в течение того же года совершивший аналогичное нарушение в другой организации, будучи ее руководителем, может быть привлечен к ответственности на основании ч. 2 ст. 5.27 и дисквалифицирован.

Исходя из анализа судебной практики, наиболее часто основаниями для наступления ответственности в виде дисквалификации выступают (следует иметь в виду, что для привлечения к ответственности суду необходима совокупность условий):

  • факт нарушения ТК РФ, а именно:
    • нарушены сроки выплаты зарплаты, не указаны дни ее выплаты, наличие задолженности по зарплате (ст. 136);
    • не проведены обучение и проверка знаний по охране труда (ст. 225), а также нарушаются внутренние документы по охране труда;
    • не обеспечено санитарно-бытовое и лечебно-профилактическое обслуживание работников (ст. 223);
    • отсутствуют нормы бесплатной выдачи спецодежды, спецобуви и других средств индивидуальной защиты работникам, занятым на работах с вредными и опасными условиями труда и с загрязнением (ст. 221);
    • не проводятся аттестация рабочих мест и медосмотры (ст. 212, 213);
    • отсутствуют отметки о выдаче трудового договора (ненадлежащее оформление договоров);
    • отсутствует письменный трудовой договор;
  • повторность;
  • письменные доказательства допущенного нарушения (постановление о возбуждении дела об административном правонарушении; справки о невыплате зарплаты, о результатах проверки исполнения трудового законодательства; коллективный договор; объяснения лиц);
  • соблюдение процедуры в рамках проведения проверки органами госконтроля2.

Неправомерные действия при банкротстве

Норма ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ предусматривает возможность дисквалификации при повторном нарушении обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве). Объективной стороной правонарушения является неисполнение, в том числе арбитражным управляющим, обязанностей, предусмотренных Законом о банкротстве и входящими в систему законодательства о несостоятельности (банкротстве) нормативными правовыми актами.

Существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается в пренебрежительном отношении конкурсного управляющего к исполнению его публично-правовых обязанностей в сфере соблюдения правил, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Исходя из анализа судебной практики, основаниями для дисквалификации по ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ являются:

  • нарушение требований Закона о банкротстве и иных взаимосвязанных с ним законодательных и подзаконных актов (например, Общих правил подготовки отчетов (заключений) арбитражного управляющего, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 22 мая 2003 г. № 299) в ходе осуществления процедуры банкротства, а именно:
    • несоблюдение очередности расчетов с кредиторами по текущим платежам (п. 2 ст. 35, ст. 134 Закона о банкротстве), выражающееся в непогашении платежей должником;
    • в нарушение п. 5 ст. 18 Закона о банкротстве отсутствие в материалах дела документов, являющихся предметом рассмотрения заседания комитета (в частности, отчеты конкурсного управляющего о его деятельности и об использовании денежных средств, реестр, решения КЧС, выписки о движении денежных средств);
    • нарушение арбитражным управляющим п. 8 ст. 213.9 Закона о банкротстве путем ненадлежащего осуществления обязанности по контролю за своевременным исполнением гражданином текущих требований кредиторов, а именно: удержание переданных им денежных средств;
  • протокол об административном правонарушении и соблюдение порядка привлечения к ответственности;
  • письменные доказательства совершенного нарушения3.

Регулирующий орган недостаточно, на мой взгляд, использует такой повод к возбуждению дела об административном правонарушении, как непосредственное обнаружение уполномоченными должностными лицами убедительных данных, указывающих на наличие события правонарушения, допускает процедурные нарушения при составлении протокола, не устанавливает наличие фактов, которые могут быть квалифицированы как обстоятельства, отягчающие и смягчающие ответственность.

Последствия дисквалификации

Дисквалификация относится к кругу длящихся административных санкций и устанавливается на срок от 6 месяцев до 3 лет. Правом назначать данный вид наказания, применяемого только в качестве основного, обладают исключительно судьи.

С момента вступления в силу постановления о дисквалификации руководитель обязан немедленно прекратить управление организацией4. Такое постановление вступает в силу:

  • если не обжаловалось – по истечении 10 дней со дня, когда директор получит копию постановления (п. 1 ст. 31.1, ч. 1 ст. 30.3 КоАП РФ);
  • если обжаловалось – в день вынесения районным судом решения по жалобе (п. 3 ст. 31.1 КоАП РФ).

Постановление о дисквалификации исполняется немедленно. Данные виновного заносятся в реестр дисквалифицированных лиц. Эти сведения открыты для ознакомления на сайте ФНС России. Можно также воспользоваться сервисом ФНС «Прозрачный бизнес». Данные сведения предоставляются желающим и в виде справки или выписки платно.

Постановление о дисквалификации руководителя организации исполняется путем прекращения с ним трудового договора (контракта) (п. 10 ст. 77, п. 8 ст. 83 ТК РФ; ч. 2 ст. 32.11 КоАП РФ). Запись в трудовой книжке дисквалифицированного руководителя должна выглядеть следующим образом: «Уволен в связи с дисквалификацией (административным наказанием), исключающей возможность исполнения обязанностей по трудовому договору, пункт 8 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации». Увольнение производится, если директора невозможно перевести на другую работу в данной организации (ст. 83 ТК РФ). Если в будущем дисквалифицированное лицо заключит трудовой договор, предусматривающий исполнение обязанностей руководителя организации, он будет признан ничтожным.

Замечу: если руководитель, будучи дисквалифицированным, заключит договор от имени организации, этот договор нельзя будет признать недействительным на том основании, что руководитель как орган юрлица превысил свои полномочия. В этом случае налицо заключение сделки неуполномоченным лицом. Договор будет считаться заключенным от имени и в интересах дисквалифицированного директора, если только организация впоследствии не одобрит эту сделку5.

Если дисквалифицированное лицо в течение срока дисквалификации ведет деятельность по управлению организацией на прежней работе либо на новом месте, то в соответствии со ст. 14.23 КоАП РФ руководителю грозит штраф в размере 5000 руб.

Норма ч. 2 ст. 32.11 КоАП РФ возлагает на работодателя обязанность делать запрос о дисквалификации до заключения трудового договора с физлицом в реестре дисквалифицированных лиц, который ведет ФНС России6. Заключение с дисквалифицированным лицом договора (контракта) на управление организацией, равно как и неприменение последствий прекращения его действия, влечет для организации штраф в размере до 100 тыс. руб.

В связи с этим во избежание негативных для организации последствий, в том числе признания недействительными в силу ничтожности всех юридически значимых действий, совершенных в период руководства дисквалифицированным руководителем, рекомендуем не затягивать с расторжением трудового договора с недобросовестным руководителем. При оформлении трудовых отношений с новым представителем исполнительного органа советуем запрашивать соответствующую информацию в реестре дисквалифицированных лиц.

Кроме того, остается открытым вопрос о контроле за дисквалифицированным лицом (отдельные полномочия за каким-либо органом не закреплены), что является слабым звеном для обнаружения неправомерных действий с его стороны.

Для арбитражного управляющего дисквалификация влечет отстранение на основании ходатайства СРО арбитражных управляющих (п. 1 ст. 145, п. 3 ст. 20.4 Закона о банкротстве). В течение трех рабочих дней с даты получения вступившего в силу решения суда о дисквалификации арбитражного управляющего ФНС уведомляет об этом СРО, членом которой является управляющий. Та, в свою очередь, в течение трех дней с даты получения уведомления обязана направить в арбитражный суд, утвердивший арбитражного управляющего в деле о банкротстве, ходатайство о его отстранении от исполнения возложенных на него обязанностей.

Отстранение арбитражного управляющего, к которому применено административное наказание в виде дисквалификации, от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и утверждение нового управляющего осуществляются арбитражным судом не позднее дня, следующего после дня принятия ходатайства СРО, без вызова лиц, участвующих в деле о банкротстве (п. 3 ст. 20.4 Закона о банкротстве).

Нужно иметь в виду и такие последствия применения дисквалификации арбитражного управляющего, как принятие решения о неучете при выборе СРО арбитражных управляющих для указания в заявлении уполномоченного органа в арбитражный суд о признании должника банкротом в делах о банкротстве и в процедурах банкротства требования об уплате обязательных платежей и требования РФ по денежным обязательствам7.

Срок действия такого решения составляет год с даты принятия уполномоченным органом решения о неучете СРО, а в случае привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности в форме дисквалификации на срок менее года – три месяца с даты принятия уполномоченным органом решения о неучете СРО.

Например, в связи с вступлением в силу решений АС Республики Башкортостан от 26 января 2017 г. по делу № А07-25142/2016, АС Ставропольского края от 14 октября 2016 г. по делу № , АС Удмуртской Республики от 13 января 2017 г. по делу № А71-16555/2016, подтверждающих привлечение арбитражных управляющих к ответственности по ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ в виде дисквалификации за ненадлежащее исполнение обязанностей в делах о банкротстве, ФНС было принято решение о неучете СРО Ассоциации при выборе СРО для указания в заявлении о признании должника банкротом в отношении федерального и всех региональных списков для организаций и региональных списков для граждан на три месяца с даты принятия уполномоченным органом указанного решения о неучете8.

В заключение хотелось бы отметить, что количество административных правонарушений, за которые предусмотрено наказание в виде дисквалификации, постоянно увеличивается. Тем не менее расширения практики применения дисквалификации не происходит. Дисквалификация как безальтернативное наказание предусмотрена лишь в некоторых статьях КоАП РФ и чаще всего используется как альтернатива штрафу. Причиной этого является низкая эффективность применения данной меры ответственности и сложности при осуществлении контроля за ее исполнением. Однако если сравнивать последствия от применения штрафа и от дисквалификации, то от последней они гораздо более серьезные. Тем не менее как вид административного взыскания дисквалификация, на мой взгляд, имеет положительное значение для предотвращения нарушений должностными лицами требований законодательства – в частности, о труде и о банкротстве.

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

2 Причины привлечения были выявлены на основании анализа следующих судебных актов: Постановления ВС РФ от 29 января 2016 г. № 20-АД16-1; Постановления ВС Республики Саха (Якутия) от 14 марта 2019 г. № 4а-19-19; Постановления Московского городского суда от 12 февраля 2015 г. № 4а-4062/14; Постановления ВС Республики Татарстан № 4а-486м; Постановления Ставропольского краевого суда от 9 января 2018 г. № 4а-72/2018.

3 Анализ проведен на основании судебных актов: определений ВС РФ от 21 марта 2019 г. № 304-ЭС19-1171, Московского городского суда от 28 февраля 2019 г. № 4г/1-1904; Постановления Первого арбитражного апелляционного суда от 27 марта 2019 г. по делу № А43-43733/2018.

4 Часть 1 ст. 32.11 КоАП РФ; Постановление 13 ААС от 10 февраля 2011 г. по делу № А26-7335/2010.

5 Статья 183 ГК РФ, п. 1 и 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 октября 2000 г. № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации».

6 Пункт 1.2 Регламента ФНС России, утвержденного Приказом ФНС России от 17 февраля 2014 г. № ММВ-7-7/53@; п. 5.5.13 Положения о Федеральной налоговой службе, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30 сентября 2004 г. № 506.

7 Порядок выбора органом, уполномоченным представлять в делах о банкротстве и в процедурах банкротства требования об уплате обязательных платежей и требования Российской Федерации по денежным обязательствам, СРО арбитражных управляющих при подаче в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом, утвержденный приказом Минэкономразвития России от 19 октября 2007 г. № 351.

8 См., например, Письмо ФНС от 16 августа 2017 г. № СА-4-18/16163@.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *