Денис сугробов гуэбипк

Сугробов Денис Александрович

5168 Сугробов Денис Александрович

Сугробов Денис Александрович — Генерал-лейтенант полиции. Кандидат юридических наук, тема диссертации — «Суд как субъект уголовно-процессуальных правоотношений». Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. 27 апреля 2017 года признан виновным в превышении должностных полномочий и организации преступного сообщества, и осужден на 22 года лишение свободы.19.12.2017 Верховный суд России пересмотрел приговор и снизил срок заключения до 12 лет.

Биография

Сугробов Денис Александрович, родился 11.07.1976 года в Москве.

Родственники. Жена: Тихонова Яна Робертовна, (по имеющимся сведениям), 10.08.1966 года рождения. Руководитель представительства Glencore International AG в Москве (один из крупнейших мировых трейдеров сырьевых товаров и редкоземельных материалов).

Отец: Сугробов Александр Петрович, 29.04.1945 года рождения, уроженец Москвы.

По имеющимся данным, Александр Сугробов неоднократно совершал административные правонарушения, в том числе:

— 1999 год – Управление ТС водителями, находящимися в состоянии опьянения. Лишение прав.

— 2007 год – Нарушение правил расположения ТС на дороге. Наложен штраф.

Мать: Сугробова Татьяна Яковлевна, 26.07.1954 года рождения.

Сестра: Сугробова Оксана Александровна, 01.07.1975 года рождения, уроженка г. Москвы, по образованию учитель немецкого языка, ранее работала в представительстве вышеназванной компании Glencore International AG в Москве, в настоящее время учитель одной из школ САО г. Москвы.

Сын (родной): Сугробов Александр Денисович, 05.06.2002 года рождения. По имеющейся информации, Денис Сугробов является также отчимом двух детей Яны Тихоновой.

Награды. Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Образование

В 1997 году окончил Московскую высшую школу милиции.

Трудовая деятельность

  • Служил в уголовном розыске в Центральном административном округе Москвы, подразделениях по борьбе с организованной преступностью МВД.
  • С 2001 года в оперативно — розыскном бюро (ОРБ) по экономическим и налоговым преступлениям ГУ МВД по Центральному федеральному округу, где прошел путь от оперуполномоченного до руководителя отдела.
  • В 2007 году был назначен начальником отдела ОРБ №7 МВД (преступления в кредитно-финансовой сфере), затем получил должность заместителя начальника бюро.
  • В 2009 году возглавил ОРБ №10 (борьба с организованной преступностью в сфере экономики и финансированием терроризма). Участвовал в расследовании ряда громких преступлений, в частности уголовных дел о коррупции при закупках медоборудования представителями государственной власти.
  • 28 июня 2011 года был назначен начальником главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ.
  • 21 февраля 2014 года указом Президента освобожден от должности начальника главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД РФ.

08 мая 2014 задержан сотрудниками ФСБ и СКР и доставлен на допрос.

27 апреля 2017 года признан виновным в превышении должностных полномочий и организации преступного сообщества, и осужден на 22 года лишение свободы.19.12.2017 Верховный суд России пересмотрел приговор и снизил срок заключения до 12 лет.

Связи/Партнёры

Чуйченко Константин Анатольевич, 12.07.1965 года рождения,начальник контрольного управления Президента РФ. Своей безудержной карьерой и своим благосостоянием Денис Сугробов в первую очередь обязан клану Константина Чуйченко. На этом человеке, пожалуй, можно и ограничиться, т.к. все остальные связи Сугробова, как например министр МВД РФ Колокольцев В.А., председатель Счетной палаты Степашин С.В. и другие, являются функциональными и установлены исключительно по протекции Чуйченко К.А.

К информации

Жизненный путь Дениса Сугробова является впечатляющим и в тоже время характерным для современной России. Проведя беспечное детство и окончив школу, Сугробов поступил в Московскую высшую школу милиции.

После окончания милицейского вуза в 1997 году, Денис Сугробов был распределен на службу в отдел уголовного розыска УВД по Центральному административному округу г.Москвы, который считался достаточно престижным местом для начинающих оперативников. Уже тогда, по слухам, циркулирующим среди сослуживцев, у Дениса Сугробова стали проявляться «нетрадиционные» наклонности, которые позволили ему обрести значительное количество полезных связей, в том числе, в юридической сфере.

Чуть позже, в самом начале 2000-х гг., один из его «покровителей» познакомил его с Константином Чуйченко (ближайшим соратником Дмитрия Медведева), занимавшего на тот момент пост руководителя юридической службы «Газпрома». В то время Чуйченко уже был женат на Кристине Тихоновой, чья старшая сестра, Яна, возглавляла московское представительство компании Glencore International AG. Как часто бывает у людей, обладающих такой должностью, семейная жизнь Яны Тихоновой со временем подверглась эрозии, несмотря на то, что в браке с первым мужем она родила ему двух сыновей. Соответственно, Константин Чуйченко, будучи знакомым с семейными проблемами членов семьи Тихоновых, решил ей «помочь», познакомив Яну с молодым и смазливым Денисом Сугробовым. Сугробов, имевший достаточный опыт в амурных делах, а также значительные карьерные амбиции, не смутился десятилетней разницы в возрасте и в течение непродолжительного времени стал не только мужем Яны Тихоновой, но и получил от нее уже своего ребенка для скрепления их отношений.

В этой ситуации Константин Чуйченко, обретя в лице Дениса Сугробова абсолютно преданного сторонника из среды представителей правоохранительных органов, решил использовать его в своих политических комбинациях. Именно с подачи Чуйченко начался головокружительный взлет карьеры Сугробова.

В 1999 году Сугробов стал старшим лейтенантом, в 2002 году – капитаном, а в 2007 году был майором. Вполне средняя карьера для милицейского опера. Но с избранием Медведева на пост Президента РФ и назначением Чуйченко главой Контрольного управления Администрации Президента, на Сугробова обрушился настоящий звездопад. В 2008 году Денису Александровичу было присвоено звание подполковник милиции, в 2010 году – полковник, в 2011 году – генерал-майор, а в 2013 году, в неполные 37 лет, он стал генерал-лейтенантом полиции. Для увеличения «политического капитала» ему стали создавать образ эффективного борца с экономическими преступлениями и коррупцией, который был позитивно подхвачен многими СМИ. В прессе появились публикации о разоблаченных Сугробовым громких махинациях с медицинской техникой. В журналистских статьях новоиспеченный генерал выставлялся как комиссар Каттани и инспектор Коломбо в одном лице.

Когда в 2010 году обострились «боевые действия» в противостоянии условных альянсов «Чуйченко-Чайка» и «Нарышкин-Бастрыкин», Дениса Сугробова задействовали в атаке на Департамент экономической безопасности МВД, который контролировался близким к Сергею Нарышкину кланом выходца из КГБ Евгения Школова. В частности, близким к данной группе являлся первый заместитель начальника ДЭБ Андрей Хорев. В частности, именно Хорев публично «решал вопросы», с которыми к нему обращались представители государственных и бизнес-структур. Обороты деятельности ДЭБ МВД ежемесячно составляли сотни миллионов рублей, чем и привлекли внимание конкурирующих кланов.

Константин Чуйченко и его союзники, хорошо осведомленные о финансовой деятельности ДЭБ, по некоторым сведениям, решили воспользоваться конъюнктурным моментом и оттеснить приближенных Школова и их союзников от финансовых потоков департамента (однако позже Евгений Школов получил компенсационную должность помощника Президента РФ). Для этого они организовали информационное давление на Андрея Хорева и его ближайших помощников (в частности, Максима Каганского). Однако в вышедших публикациях была также задета «честь мундира» сотрудников Следственного Комитета РФ, часть из которых в данном конфликте считались аппаратными союзниками Андрея Хорева. Удачно сформировав в СМИ популярный образ «оборотней в погонах» Андрея Хорева и Максима Каганского, Чуйченко публично подключил к делу Дениса Сугробова, к тому времени уже известного как борца с коррупционерами и оборотнями в погонах. Также на стороне Чуйченко выступила Генеральная Прокуратура, которая оказывала значительное воздействие на оппонентов из Следственного Комитета и МВД.

В результате как публичного, так и «подковерного» противостояния противоборствующих сторон, победителями вышли представители клана Константина Чуйченко. Андрей Хорев был уволен из правоохранительных органов и бежал в Великобританию, а его ближайший помощник Максим Каганский бежать не успел и оказался за решеткой. Таким образом, клан Константина Чуйченко и его сторонники получили доступ к финансовым потокам ДЭБ, куратором которых за верную службу был назначен Денис Сугробов, получивший звание генерал-лейтенанта МВД, что вызвало новый виток негодования сотрудников ведомства по поводу очередной «благосклонности судьбы» к Денису Александровичу. Однако данное обстоятельство «генерала Дениса» не смутило, плевки в его сторону со стороны коллег-завистников тоже не обеспокоили, ему все божья роса. И вот пошла река немотивированных запросов в коммерческие и государственные структуры с новой силой, само собой в целях борьбы с экономическими преступлениями и коррупцией, но заведенных дел оперативного учета по материалам проверок — ноль целых и с гулькин нос десятых. При таких показателях деятельности вверенного подразделения, справедливо напрашивается вопрос, а те ли благие цели преследовал новоиспеченный двухзвездный генерал Сугробов и те ли задачи ставил подчиненным? В новейшей истории государства Российского уже был один «генерал Дима» — Д. Якубовский, чем Дмитрий Олегович окончил всем известно, не сыграет ли история такую же злую шутку с «генералом Денисом».

Покровителями Д. Сугробова не учтено, что подобный карьерный рост является беспрецедентным в системе МВД. Слишком уж цинично и нагло К.Чуйченко и компания двигают его наверх, забыв, что подобные кадровые шаги дискредитирует не только руководство МВД РФ, но и власть в целом, в том числе и в лице конституционного гаранта – президента Д. Медведева, подписавшего в 2011 году указ о присвоении генеральского звания 35-летнему повесе. С учетом этого обстоятельства приходится констатировать вызывающее попрание всех моральных и служебных принципов в МВД РФ, а также девальвацию высокого звания — генерал. Ведь главный борец с коррупцией назначен на должность таким образом, что его самого пора привлекать к ответственности за коррупционную составляющую.

И пока такие люди, как Денис Сугробов, будут получать должности вне всяких правил, а принципиальные оперативники, на которых реально держится ведомство, будут увольняться руководством под надуманным предлогом, трудно ждать уважения сотрудников полиции к своему начальству, призывающему к соблюдению законности с высоких трибун. Уже сейчас оперативные сотрудники, не скрывая сарказма, шутят по поводу «ушлого Дениски», вся заслуга которого заключается в близости к «нужному» телу — К. Чуйченко. Еще немного и ни о какой принципиальности в работе ведомства говорить уже будет нельзя. К тому же и без того небезупречный имидж полицейских в глазах населения, благодаря таким карьерным взлетам, будет подвергаться новым испытаниям.

Кстати, по утверждениям источника из Администрации Президента, в течение 2013 года Денис Сугробов может быть назначен на должность как минимум заместителя министра МВД РФ, а то и самим министром. Скорее всего, на фоне министра связи и массовых коммуникаций Николая Никифорова 1982 года рождения это не вызовет удивления и негодования у широких слоев общественности, однако в профессиональной среде подобное противоречащее здравому смыслу назначение будет воспринято как очередное издевательство над сотрудниками силового ведомства.

Компромат

  1. На чьи средства живет основатель Qiwi Сергей Солонин?
  2. ГРУ не могу
  3. Главный теневик МВД РФ генерал-майор Юрий Алексеев. Чем интересен ставленник Ротенбергов в следствии?
  4. «Захарченко был неприкосновенной фигурой»
  5. ФСО обворовала Путина, а Бастрыкин закрыл на это глаза
  6. Дело Сугробова — подробности от первого лица
  7. Гибель генерала Колесникова: всем придерживаться одной версии

Фото: ИТАР-ТАСС / Trend / Павел Долганов

– Гражданство?

– Россия.

– Еще раз?

– Российская Федерация.

В клетке перед судьей Левашовой – Денис Сугробов, еще недавно один из самых могущественных людей МВД. Главный по экономическим и коррупционным преступлениям, назначенный лично Медведевым и, по слухам, имеющий прямой номер Дмитрия Анатольевича в своем мобильнике. Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) существует менее трех лет и успело раскрыть ряд громких коррупционных преступлений. Но теперь его называют преступной группировкой. Больше десятка арестованных, выбросившийся с балкона Следственного комитета генерал Борис Колесников. Что стоит за одним из крупнейших силовых скандалов десятилетия?

Смежники

Денис Сугробов начал карьеру в МВД в 1996 году, оперуполномоченным регионального отдела по борьбе с организованной преступностью в Северном административном округе Москвы (САО). «Он очень толковый парень, умел излагать свои мысли на бумаге, я его выделил среди примерно пятидесяти оперов», – вспоминает Станислав Кучков, на тот момент начальник следственного отдела в том же САО. Сугробов занимался в основном борьбой с наркотиками, активно применяя оперативные эксперименты, – например, внедряясь в банды. Говорят, ему помогала внешность: худой, с виду субтильный, он – при должном артистизме – мог сойти за своего в наркопритоне.
Тогда же в САО служил другой молодой оперативник – Борис Колесников. Они сдружились с Сугробовым и дальше шагали по карьерной лестнице вместе: сначала перешли в Центральное РУБОП, потом в ГУ МВД по Центральному федеральному округу. Возглавив ГУЭБиПК, Сугробов сделал Колесникова начальником одного из управлений, а затем своим заместителем.
Каким образом вчерашний оперативник в 34 года умудрился получить генеральские звездочки и стать во главе могущественной структуры? Возможно, сыграл тот факт, что Сугробов не успел отметиться в клановых войнах внутри МВД, зато участвовал в ряде успешных разработок вроде дела фальшивомонетчиков из Дагестана или коррупции при закупке томографов. Хотя вероятнее, что помогло покровительство могущественного Евгения Школова, заместителя министра МВД и идеолога создания ГУЭБиПК. Выходец из КГБ, служивший в Германии вместе с Путиным, он, видимо, имел карт-бланш при выборе кадров.

Едва получив новый пост, Сугробов поссорился со смежниками – представителями Управления собственной безопасности ФСБ. С 2008 года он был знаком с Олегом Феоктистовым, первым заместителем руководителя этого управления, и Иваном Ткачевым, начальником 6-й службы. УСБ ФСБ – одна из самых закрытых и могущественных силовых структур. Призванная пресекать коррупцию и должностные преступления внутри самой Федеральной службы безопасности, она по факту может взять «под колпак» любого силовика или чиновника. Широкой публике Олег Феоктистов стал известен после скандала: арестованный и позже выпущенный генерал Сюсюра утверждал, будто именно чекист «заказал» его посадку.

Свои интересы уэсбэшники имеют и в МВД. Так, во главе ГУЭБиПК они хотели видеть генерала Андрея Хорева. Когда это не получилось, представители спецслужбы попытались наладить отношения с Сугробовым. Позже, во время допросов, подчеркивалось: речь шла не об обычном сотрудничестве, а о неких неформальных указаниях. Однако молодой начальник ГУЭБиПК отказался разговаривать со старыми знакомыми. «Был (нецензурное выражение) парень, и тут все, стал зазнаваться, трубку не берет…» – описывает следователь Новиков обиду чекистов на одном из допросов Сугробова (запись есть в распоряжении редакции). Однако о каких неформальных указаниях могла идти речь?

Денис Сугробов был самым молодым генералом МВД. Но теперь его подразделение называют преступным сообществом. Фото: ИТАР-ТАСС / Антон Новодережкин

Обнал

В середине 2012 года Евгений Школов, незадолго до того ставший помощником президента, возглавил межведомственную рабочую группу по противодействию незаконным финансовым операциям, то есть обналичке и выводу капитала. Еще через год он стал уполномоченным по антикоррупционным проверкам. Другими словами, одним из важнейших людей в Кремле. Тогда же возглавляемая им группа начала массированное наступление на обнальщиков. Крупным успехом стало задержание Сергея Магина. Скромного председателя ТСЖ «Панорама» называли фактическим владельцем КБ «Окский» и «Маст-банка», контролирующим свыше двухсот «однодневок» и сумевшим вывести в тень примерно 40 млрд рублей.

Вскоре после ареста «черного финансиста» к приятелю одного из членов рабочей группы, сотрудника следственного департамента (СД) МВД, обратился знакомый по имени Валерий Александрович. Суть его предложения сводилась к следующему. Дело Магина нужно забрать в Следственный комитет (СКР), а самого его привезти туда на допрос. Посулить освобождение или как минимум домашний арест. Но взамен сделать группу силовиков крышей Магина. От сотрудника СД МВД требовалось помочь коллегам из СКР провернуть эту схему.
Вот фрагмент беседы (запись есть в распоряжении редакции):

Смысл последнего абзаца в том, что Валерий Александрович в качестве мотивации предлагает своему знакомому стать посредником между обнальщиками и силовиками. Аграмаков и компания – группа предпринимателей, официально владеющая долями в разных банках, которая, по версии МВД, тесно связана с Магиным. Приведенный выше разговор был зафиксирован сотрудниками ГУЭБиПК.

«Изначально было непонятно, кто такой Валерий Александрович. Намного позже, когда оперативники сами превратились в обвиняемых, следователь Новиков обмолвился на одном из допросов: это человек из фонда «Вымпел», то есть из ФСБ», – говорит адвокат Павел Лапшов (представляет интересы отца Бориса Колесникова).

По данным «Спарк-Интерфакс», Валерий Александрович Круглов ранее возглавлял фонд «Вымпел» (сейчас его директор – Дмитрий Валерьевич Круглов). Организация учреждена группой ветеранов спецслужб. Валерий Круглов служил в Чечне и других горячих точках, с 1994 по 1996 год командовал группой специального назначения «Вымпел» (ФСБ). «Различные фонды могут получать от коммерсантов пожертвования взамен на «помощь» со стороны силовиков. Прекрасный способ легализовать деньги за крышу», – утверждает Павел Лапшов.
В другой раз оперативники столкнулись со спецслужбами, расследуя дело «Мастер-банка». Одному из обвиняемых организовали встречу с УСБ ФСБ, на которой предложили дать ложные показания – якобы сотрудники ГУЭБиПК вымогают взятку за прекращение преследования. Отсюда полицейские сделали вывод, что представители «Мастер-банка» хорошо знакомы с чекистами.

Раскручивая дело Магина, оперативники вышли на некоего Павла Глобу. Он согласился сливать информацию об обнальщиках, а осенью прошлого года преподнес настоящий подарок: заявил, что точно знает о коррумпированности сотрудника УСБ ФСБ Игоря Демина. Это замначальника 6-й службы, правая рука Ивана Ткачева, старого знакомого Сугробова. Глоба уверял, мол, достаточно подослать к Демину предпринимателя с деньгами, и тот согласится взять на себя «опеку» над бизнесом. Оперативники, конечно, клюнули на столь аппетитную наживку.
Демин действительно дал добро, назначив день для передачи денег не без издевки – 14 февраля. Агент ГУЭБиПК явился в ресторан и был задержан поджидающими там фээсбэшниками. Оказывается, пока полицейские готовили ловушку для Демина, смежники охотились на них самих, прослушивая телефоны и разговоры в кабинете Сугробова. Тогда и началась история с обвинением в превышении должностных полномочий и провокации взятки. Позже к Демину добавили еще восемь эпизодов. Пошли стремительные аресты.

Борис Колесников всю жизнь шел следом за Сугробовым, дослужившись до генерал-майора. Фото: ИТАР-ТАСС / Валерий Шарифулин

Провокации

В чем именно обвиняют ГУЭБиПК? Сотрудники постоянно применяли оперативные эксперименты. Суть в том, чтобы, зная о нечистоплотности чиновника, заслать к нему казачка, зафиксировать на пленку все переговоры, а в момент передачи денег задержать. Как это работало, видно на примере экс-мэра Ярославля Евгения Урлашова (Slon подробно писал об этом). Местные предприниматели, сотрудничающие с правоохранителями, посулили градоначальнику деньги за победу в тендерах на уборку города. Посредника задержали при передаче средств. Ранее оперативники зафиксировали телефонные переговоры Урлашова (тот открытым текстом требует привезти деньги) и записали видео, как в кафе мэр кладет в портфель нечто завернутое в бумагу (правда, данная съемка не фигурирует в текущем уголовном деле).

Другой пример – дело Александра Михайлика из Счетной палаты. Он, как утверждалось, получил три миллиона рублей от своего знакомого, сенатора Александра Коровникова, пообещав организовать проверку ФГУП «Спорт-Инжиниринг». Чиновника задержали сразу после получения денег, перед этим между ним и сенатором имел место следующий диалог (запись есть в распоряжении редакции):

Сейчас Михайлик утверждает, что Коровников лишь одолжил ему деньги на покупку квартиры. Ему поверили и уже признали потерпевшим, как и Демина. Бывший чиновник подал против полицейских иск, оценив моральный ущерб от незаконного уголовного преследования в сорок миллионов рублей. В ту ночь, когда Михайлика задержали, его жена Наталья покончила жизнь самоубийством.

По делу ГУЭБиПК арестовано 16 человек: десять штатных сотрудников и шесть агентов. Их обвиняют в превышении должностных полномочий, провокации взяток и даже организации внутри МВД преступного сообщества. По логике следствия получается, что если бы оперативники не предлагали взяток, то чиновники бы их не брали и никаких преступлений не было бы. Правда, возникает вопрос: допустим, сотрудники ГУЭБиПК действовали незаконно, но почему их доказательства не вызывали нареканий в суде, когда арестовывали Михайлика и других – кого сегодня называют потерпевшими?
«Оперативники – это, скажем так, низшее звено системы. Их доказательную базу обязаны проверять следователи, затем прокуроры, наконец, судьи, – рассуждает адвокат Сугробова Анна Ставицкая. Кстати, по этой причине Басманный суд сначала отказался брать под стражу троих «антикоррупционеров». – Но желание не справедливо разобраться, а устроить показательный процесс над ГУЭБиПК оказалось сильнее».

Финал

Адвокаты Сугробова предоставляют журналистам диктофонную запись одного из допросов своего подзащитного. В ней руководитель следственной группы Сергей Новиков, видимо устав от семичасового мероприятия, позволяет себе быть откровенным. Например, признает, что его собственная роль невелика. «Решения принимаются не только нами. Не только мною лично. Я посмотрел вроде, я могу принять, но я вам говорю, завтра я напишу рапорт: «Извините, я здесь не вижу состава преступления»… Я вам говорю, ровно через час будет постановление об изъятии и передаче дела, это в лучшем случае, в худшем случае скажут – свободен», – оправдывается следователь. Он не опровергает подозрения Сугробова, что инициаторами преследования ГУЭБиПК являются сотрудники УСБ ФСБ.

Помимо контроля над обнальным рынком и личной мести, чекисты могут преследовать еще одну цель – сместить Евгения Школова, заменив его в Кремле человеком, более близким ФСБ. По крайней мере об этом пишет адвокат Георгий Антонов (в настоящий момент отстраненный от дела) в письме на имя Путина. «Мы точно знаем и скоро обнародуем факты, что Бориса Колесникова, заместителя Сугробова, заставляли дать показания не только против непосредственного начальника, но и против других высших должностных лиц», – уверяет адвокат Лапшов.

Балконы невысокого шестого этажа СКР выходят на оживленные улицы. Борьба могла бы привлечь внимание. Вероятно, Борис Колесников прыгнул сам

История Колесникова трагична. Находясь в СИЗО «Лефортово», он получил серьезную травму головы. По официальной версии, упав с подоконника. Однако адвокаты провели две независимые экспертизы, установившие, что череп был расколот в двух местах – это не могло быть результатом падения. После травмы генерал, по словам адвоката Ставицкой, нуждался в госпитализации и постоянно находился в подавленном, депрессивном состоянии. 16 июня его, не уведомив защитников, отвезли в Следственный комитет. Адвокат Сергей Чижиков, не обнаружив Колесникова в СИЗО, поспешил в Технический переулок. Он застал Колесникова без наручников, разговаривающим в кабинете со следователем Буканевым. Спустя какое-то время заглянул Сергей Новиков и предложил бывшему полицейскому выйти покурить – тет-а-тет. Тот согласился. Новиков, вернувшись через пять-десять минут, сообщил, что Колесников выпрыгнул с балкона.

Возникает вопрос – сам ли? Однако на убийство не похоже. Шестой этаж СКР – невысокий, а балконы выходят на оживленные улицы, борьба привлекла бы ненужных свидетелей. Адвокаты говорят о доведении до самоубийства. По утверждению еще одного из обвиняемых, следователи, требуя дать показания на Сугробова, якобы обещали привлечь к уголовной ответственности супругу Колесникова: она передала мужу в СИЗО кроссовки, где могли быть спрятаны наркотики. Ужасный выбор: предать друга, с которым долгие годы шел бок о бок и которому многим обязан, лишившись уважения всех общих знакомых, – либо погубить собственную семью. Видимо, Колесников предпочел третий путь.

История с ГУЭБиПК явно не о том, как система стремится исправить собственные ошибки и восстановить справедливость. Почему тогда пострадали только оперативники, а не остальные звенья нашего правосудия с обвинительным уклоном? Почему одни посаженные ими люди до сих пор в тюрьме, а другие признаны жертвами преступного сговора полицейских? Вероятно, пострадавших выбирают не просто так, а с оглядкой на политику. И кто теперь поверит в борьбу с коррупцией в стране, где антикоррупционную структуру назвали бандой организованных преступников?

Приговор бывшему генералу Сугробову сократили на 10 лет

Правообладатель иллюстрации Sergei Savostyanov/TASS

Верховный суд России смягчил приговор экс-главе антикоррупционного главка МВД России бывшему генералу Денису Сугробову, сократив срок с 22 лет до 12 лет строгого режима. В апреле этого года Сугробов и его бывшие подчиненные получили большие сроки за создание преступного сообщества.

«Суд постановил приговор в отношении Сугробова изменить, смягчить ему наказание на 10 лет, то есть до 12 лет колонии строгого режима», — цитирует ТАСС решение судьи.

  • Генерала МВД Сугробова приговорили к 22 годам колонии
  • Путин отправил в отставку борца с коррупцией в МВД
  • Восемь лет для Улюкаева: много это или мало?

Таким образом, судебная коллегия изменила приговор, вынесенный Мосгорсудом в апреле этого года. Экс-генерала Сугробова приговорили к 22 годам колонии строгого режима, признав его виновным в превышении должностных полномочий и организации преступного сообщества из подчиненных ему полицейских.

Дело рассматривалось в закрытом режиме. Сугробов был лишен звания генерала.

Сам Сугробов виновным себя не признает. Он утверждает, что он и его подчиненные честно боролись с коррупцией в высших эшелонах власти.

Всего сроки по делу получили восемь человек. Бывшие подчиненные Сугробова получили сроки от четырех до 20 лет заключения.

Во вторник решением Верховного суда им также были смягчены приговоры. Салавату Муллаярову — с 20 лет колонии до 10 лет тюрьмы; Ивану Косоурову — с 19 лет до 10; Сергею Борисовскому — с 17 до 9; Виталию Чередниченко — с 18 лет до 9,5; Евгению Шерманову — с 18 до 10; Андрею Назарову — с 17 до 9,5; Сергею Пономареву — с 17 до 8; бизнесмену Игорю Скакунову — с 4 лет до 3,5.

Теперь приговор в отношении всех фигурантов вступил в силу. В ближайшее время они будут этапированы к местам отбывания наказания.

Верховный суд назначил наказание ниже низшего предела по статье об организации преступного сообщества, сообщил РБК адвокат Сугробова Эдуард Исецкий.

«Это означает, что преступление не подтвердилось, но у нас система не умеет признавать ошибок», — сказал он.

Кто такой генерал Сугробов

Дело генерала Сугробова стало одним из самых громких коррупционных дел в России. 41-летний Сугробов был одним из самых молодых генералов в министерстве — он получил звание генерал-майора в 36 лет и возглавил главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России.

По версии следствия, в 2011 году Сугробов создал преступное сообщество, в которое вошли подчиненные ему сотрудники. Помимо Сугробова, обвиняемыми проходили девять человек, в том числе заместитель генерала Борис Колесников, который летом 2014 года выпал из окна во время допроса в Следственном комитете.

Как утверждало следствие, участники преступного сообщества фактически сами создавали, а затем документировали несоответствующую действительности оперативную информацию о якобы преступной деятельности конкретных лиц.

Потерпевшими по делу были признаны 30 человек. Сотрудники главка Сугробова обвиняли их во взятках, коммерческом подкупе и мошенничестве.

Группа Сугробова попала под следствие после того, как попыталась спровоцировать на получение взятки одного из начальников управления собственной безопасности ФСБ Игоря Демина. Уголовное дело в отношении генерала и его подчиненных было возбуждено в феврале 2014 года.

СМИ сообщали, что арест Сугробова организовал генерал ФСБ Олег Феоктистов, который в 2016 году работал в «Роснефти» и вместе с главой компании Игорем Сечиным написал заявление на министра экономразвития Алексея Улюкаева, обвинив его в вымогательстве 2 млн долларов.

Сугробов поступил на службу в московский уголовный розыск в звании младшего лейтенанта после окончания школы милиции. В 1999 году Сугробов познакомился с Колесниковым, когда тот был назначен старшим оперуполномоченным 9-го отдела управления по борьбе с организованной преступностью МВД России по Северному административному округу Москвы. Сам Сугробов в тот момент занимал должность оперуполномоченного по ОВД того же отдела.

Сугробов и Колесников вместе поднимались по карьерной лестнице. В 2002 году их обоих перевели в управление МВД по Центральному федеральному округу, где они занимались расследованием преступлений в финансовой сфере. В 2011 году занимавший тогда пост президента России Дмитрий Медведев назначил Сугробова начальником ГУЭБиПК.

Суд приговорил бывшего генерала Сугробова к 22 годам колонии

Мосгорсуд в четверг, 27 апреля, вынес приговор по делу генерал-лейтенанта полиции и бывшего руководителя Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) Дениса Сугробова, а также восьмерых его подчиненных.

Реклама

Сам процесс, в котором исследовались материалы с грифом «совершенно секретно», проходил в закрытом режиме. Приговор судья Елена Гученкова также огласила не полностью: она прочитала только вводную и резолютивную части своего решения, а то, на основании чего суд пришел к своим выводам, осталось недоступно общественности.

Тем не менее заслушать приговор пришло много людей. Чтобы в зал вместились все желающие, приговор решили оглашать в зале для рассмотрения апелляционных жалоб, это самое просторное помещение в Мосгорсуде. Все обвиняемые в ходе оглашения приговора вели себя спокойно, чего не скажешь об их близких. Некоторые из них ругали судей и прокуроров, а другие пытались приветствовать арестованных, которых не видели несколько лет.

Повышение раскрываемости корыстными методами

Суд признал Сугробова виновным по всем 19 преступным эпизодам.

Согласно тексту приговора суда, генерал создал преступную группу из своих подчиненных, допустил множество фактов превышения должностных полномочий, а также организовал «провокацию взятки».

При этом суд отнесся к подсудимым даже строже, чем обвинение. Так, согласно приговору, потерпевшими по делу Сугробова признаны гражданин Германии бизнесмен Владимир Райзвих (в немецких документах он проходит как Waldemar Reuswich), а также экс-сити-менеджер Смоленска Константин Лазарев и бывший директор департамента Счетной палаты Александр Михайлик. Последние двое, как следует из материалов дела, были спровоцированы полицейскими ГУЭБиПК на получение взятки.

Что же касается Райзвиха, то он долгое время был главным фигурантом дела, с помощью которого следствие пыталось доказать наличие у Сугробова и его подчиненных корыстного умысла. Как ранее рассказал «Газете.Ru» источник, знакомый с материалами дела, Райзвих разработал схему поставок в Россию оборудования для диагностики и лечения онкологических заболеваний. Его компания Nanotec Industries AG заключила договор с крупным концерном Accuray, производящим радиохирургические системы.

Согласно этому договору, Nanotec стал эксклюзивным дистрибьютором Accuray, которому было предоставлено право продавать в Россию и Казахстан аппараты для проведения операций Kiberknife и комплексы лучевой терапии Tomotherapy, а также монтировать это оборудование в больницах и обслуживать его по гарантии производителя. Это оборудование он поставлял в Россию на очень выгодных для себя условиях, так как, по версии силовиков, он мог платить крупные откаты различным чиновникам в администрации президента и других ведомствах.

«Райзвих даже организовал лечение должностных лиц, задействованных в мошеннической схеме, в клиниках министерства обороны ФРГ на территории Германии.

Как сказано в материалах дела, в конце 2012 года к Райзвиху в Германию приехал начальник 19-го отдела ГУЭБиПК Иван Косоуров и один из подчиненных Сугробова. Он якобы запугал немецкого бизнесмена тем, что оперативники ГУЭБиПК смогут привлечь его к уголовной ответственности. По версии следствия, Косоуров настоял на передаче эксклюзивных прав на торговлю медоборудованием Accuray гендиректору ООО «СПб Медика» Игорю Скакунову», — сказал источник «Газеты.Ru».

«Во время прений сторон прокурор не стал упоминать о корыстном мотиве бывших сотрудников ГУЭБиПК. То есть, по версии прокуратуры, Сугробов и его подчиненные создали преступную группу только для того, чтобы повысить раскрываемость своего подразделения и добиться хороших служебных показателей, а не для того чтобы обогатиться. Однако суд все же усмотрел в их действиях жажду наживы», — пояснил текст приговора адвокат Косоурова Алексей Першин.

Согласно решению судьи, Сугробову назначили наказание в виде 22 лет заключения с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Его также лишили звания «генерал-лейтенант полиции». После выхода на свободу он некоторое время не сможет занимать государственные должности. Впрочем,

суд решил засчитать ему в срок наказания те три года, которые теперь уже бывший генерал провел в СИЗО. Так что отсидеть ему придется «всего лишь» 19 лет.

«За что его посадили? Он деньги государству возвращал!»

Остальные сотрудники ГУЭБиПК (Иван Косоуров, Виталий Чередниченко, Евгений Шерманов, Сергей Борисовский, Сергей Пономарев и Андрей Назаров), которые также проходили по делу Сугробова, получили тюремные сроки от 19 до 17 лет. Все они также были лишены офицерских званий. Что же касается еще одного соучастника бывшего руководителя ГУЭБиПК, бывшего начальника управления этого ведомства по борьбе с хищениями в бюджетной сфере Салавата Муллаярова, то его суд решил приговорить к 20 годам лишения свободы и лишить звания подполковника.

В ходе следствия он признал вину и пошел на сделку со следствием, поэтому он находился под домашним арестом, а не в СИЗО, как остальные бывшие сотрудники полиции. Однако после оглашения приговора в части, касающейся Муллаярова, конвойные взяли его под стражу прямо в зале суда. Единственному гражданскому соучастнику Сугробова, бывшему главе ООО «СПб Медика» Игорю Скакунову, суд назначил наказание в виде четырех лет колонии строгого режима.

При этом суд освободил от ареста имущество бывших офицеров: денежные средства и несколько автомобилей, так как, с точки зрения судьи, в этой мере пресечения более нет необходимости.

Сугробов после оглашения приговора остался абсолютно спокойным. Бывший полицейский Назаров даже улыбнулся и попрощался со своими родственниками. А вот близкие подсудимых были крайне возмущены решением суда.

«За что его посадили? Он деньги государству возвращал!» — разрыдалась мать одного из фигурантов дела. Уже в коридоре суда женщину затрясло, ей стало плохо, и другие присутствующие, как смогли, оказали ей помощь, после чего та немного успокоилась. Не смогли сдержать слез также жены и другие родственники бывших полицейских.

Сторона защиты заявила, что обжалует приговор Мосгорсуда. Ранее по делу Сугробова и его подчиненных были осуждены два фигуранта: оперативники Алексей Боднар и Максим Назаров. Оба полностью признали свою вину, заключили сделку со следствием и дали показания на своего бывшего начальника и коллег.

Смерть не исключает вину

Интригой оставалось решение суда по еще одному офицеру, бывшему заму Сугробова, генерал-майору Колесникову. В ходе следствия по делу в июне 2014 года он покончил с собой.

Источник «Газеты.Ru», знакомый с ситуацией, отметил, что генерал покончил с собой в тот момент, когда вышел на балкон кабинета следователя Новикова, чтобы покурить. По словам бывшего адвоката Колесникова Антонова, в СИЗО генерал подвергался физическому воздействию, в результате чего дважды получил черепно-мозговую травму. Как отмечают очевидцы, на последнее перед гибелью заседание суда по вопросу продления ареста Колесникова привели в полувменяемом состоянии, он с трудом отвечал на вопросы судьи.

Но СК сообщил, что генерал-майор оттолкнул полицейских конвойной службы и выбросился из окна Главного управления СК РФ в Техническом переулке в Москве.

Работники СК РФ хотели прекратить дело Колесникова в связи со смертью обвиняемого. Однако его родственники настояли на том, чтобы оно было доведено до суда. Они надеялись, что таким образом удастся добиться признания офицера невиновным.

«Суд постановил признать Колесникова виновным в совершении инкриминируемого ему преступления и прекратить уголовное дело в отношении него в связи со смертью подсудимого»,

— зачитала свое решение Гученкова. Она также решила снять арест с его имущества.

Отметим, что во время следствия СК РФ также возбудил уголовное дело в отношении адвоката Колесникова Георгия Антонова. Якобы тот нарушил условия подписки о неразглашении, которую взял с него следователь Сергей Новиков, и сообщил журналистам закрытые сведения.

Речь шла о пресс-конференции, на которой Антонов рассказал некоторые детали дела. Однако на самом деле информация, которую огласил адвокат, в тот момент уже была известна общественности из заседаний суда, посвященных аресту Колесникова, Муллаярова и других фигурантов дела. Суд тем не менее признал Антонова виновным, но освободил от уголовной ответственности по амнистии.

Сообщники по громким делам

В бытность руководителями ГУЭБиПК Сугробова и Колесникова это ведомство расследовало ряд резонансных дел. Именно офицеры этого управления вели разработку бывшего мэра Рыбинска Юрия Ласточкина, который приговорен к 8,5 года лишения свободы за взятку и растрату государственных средств, мэра Ярославля Евгения Урлашова (приговорен за взятку к более чем 12 годам лишения свободы). Самым громким делом, к которому непосредственно имели отношение Колесников и его шеф, стало расследование коррупции в департаменте имущественных отношений Министерства обороны РФ. На суде бывший начальник этого подразделения оборонного ведомства

Евгения Васильева и еще один фигурант этого дела Дмитрий Митяев заявили, что подвергались угрозам и моральному давлению со стороны Колесникова и других сотрудников ГУЭБиПК.

Однако источник «Газеты.Ru», знакомый с ходом расследования дела Васильевой, утверждает, что прокуратура не установила фактов превышения полномочий Сугробовым и Колесниковым в ходе разработки экс-руководителя департамента имущественных отношений.

Громкое «дело Сугробова и Колесникова» было возбуждено 14 февраля 2014 года. 21 февраля 2014 года первый из них был освобожден от занимаемой должности указом президента РФ. Однако изначально основное обвинение выдвигалось именно в адрес Колесникова, а Сугробов некоторое время проходил как свидетель. Он не стал покидать Россию, хотя у генерала была такая возможность.

По версии следствия, с ноября 2013 до февраля 2014 года преступная группа совершила не менее 10 тяжких преступлений. В частности, офицеры ГУЭБиПК пытались спровоцировать на получение взятки заместителя начальника 6-й службы 9-го управления (управления собственной безопасности) ФСБ Игоря Демина, нарушив при этом статьи закона об оперативно-разыскной деятельности и ряд других законодательных актов.

8 мая 2014 года Сугробов был задержан, через неделю ему предъявили обвинение в организации преступного сообщества, превышении должностных полномочий, повлекшем тяжкие последствия, а также в организации провокации взятки. Позднее к этому делу добавился ряд других эпизодов: Райзвиха, Лазарева, Михайлика, чиновницы Росреестра Ольги Ждановой и других.

Как следует из приговора, все потерпевшие по этому делу получат уведомление о прибытии осужденных в колонию и их выходе на свободу, это будет сделано для личной безопасности пострадавших.

В настоящий момент почти все приговоры, вынесенные судом на основании оперативных материалов, добытых подчиненными Сугробова и Колесникова, остаются в силе.

Бывший генерал МВД Сугробов сдружился в колонии с полковником Квачковым

Экс-глава ГУЭБиПК МВД Денис Сугробов нашел общие интересы с бывшим полковником ГРУ Владимиром Квачковым в мордовской колонии для бывших силовиков.

Осужденный на 12 лет за создание ОПС, провокацию взяток и превышение должностных полномочий бывший генерал-лейтенант МВД Денис Сугробов с весны 2018 года отбывает свой срок в ИК-5 особого режима для бывших сотрудников правоохранительных органов, прокуратуры, адвокатов и судей, которая находится в поселке Леплей Зубово-Полянского района Мордовии.

В одном отряде с бывшим руководителем ГУЭБиПК отбывает наказание за организацию мятежа и отставной полковник ГРУ Минобороны Владимир Квачков. В 2013 году бывший разведчик был приговорен к 13 годам колонии строгого режима, однако позднее Верховный суд РФ сократил срок до 8 лет, однако в прошлом году он получил еще 1,5 года за экстремизм.

По данным Life, генерал МВД и экс-полковник ГРУ тесно сошлись и коротают время в спорах за обсуждением разных тем. Однако Квачков, который является нарушителем режима, поэтому регулярно получает от администрации взыскания и попадает в ШИЗО.

У Сугробова, напротив, таких проблем с администрацией нет, рассказал Life источник во ФСИН.

Если он находится в отряде, то у него есть взаимопонимание с администрацией, считает источник. Конфликтовать ему не с руки, чтобы не получить взыскания, потому что теоретически он в ближайшие годы может просить УДО. Хотя с другой стороны, сообщал ранее «Росбалт», в мордовской ИК-5, где условия тяжелее, чем в рязанской «красной зоне», где ранее сидел Сугробов, дела с досрочным освобождением обстоят намного сложнее.

Те заключенные ИК-5, который конфликтуют с администрацией, могут большую часть своего срока провести в ПКТ (помещение камерного типа — внутренняя тюрьма колонии с суровыми условиями содержания).Например, сидящий в той же колонии бывший оперативник РУБОП Москвы Сергей Хаджикурбанов, осужденный в 2014 году на 20 лет по делу об убийстве журналистки «Новой газеты» Анны Политковской, за последние два года из ПКТ не выходил.

Сергей Хаджикурбанов

По данным Life, цитирующего собственный источник, в колонии низкий уровень занятости осужденных — больше половины заключенных не работают. В ИК-5 есть швейный, деревообрабатывающий и колбасный цеха, но работы на всех не хватает. В числе безработных и бывший генерал Сугробов, который чувствует себя в колонии хорошо, но тяготится без работы. Как рассказал источник из окружения Сугробова, экс-генерал заказал в местной библиотеке книги по истории Великой Отечественной войны и сейчас их читает и анализирует сражения.

Напомним, что генерал Сугробов и несколько его бывших подчиненных в апреле 2017 года были приговорены к различным срокам от 5 до 20 лет. В декабре Верховный суд скостил сроки всем фигурантам резонансного дела ГУЭБиПК, в частности Сугробову срок сократили почти в два раза — до 12 лет заключения. Таким образом бывший генерал и его экс-подчиненные могут оказаться на свободе уже в ближайшие годы, поскольку провели в СИЗО почти 4 года. Поскольку Статья 210 УК РФ, по которой они осуждены, считается особо тяжкой, осужденные по ней могут претендовать на УДО только после 2/3 срока, проведенных в местах заключения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *