Что выше конвенция или декларация?

Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Определение терминов

Конвенции

Термин «конвенция» может иметь как общее, так и специальное значение.

a) Термин «конвенция» в общем смысле: в статье 38(1)(a) Статута Международного Суда говорится о «международных конвенциях, как общих, так и специальных» как источниках права, помимо международных обычных норм и общих принципов международного права, а в качестве вторичного источника названы судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву. В этом общем употреблении термин «конвенция» включает все международные соглашения так же, как и общий термин «договор». Общепризнанные принципы и нормы права также традиционно называют «конвенционным правом», с тем чтобы отличать их от других источников международного права, таких, как обычное право и общие принципы международного права. Таким образом, общий термин «конвенция» является синонимом общего термина «договор».

b) Конвенция как специальный термин: если в прошлом веке термин «конвенция» традиционно употреблялся для обозначения двусторонних соглашений, то в настоящее время он, как правило, используется для обозначения официальных многосторонних договоров с участием большого числа сторон. Конвенции, как правило, открыты для участия международного сообщества в целом или большого числа государств. Обычно документы, заключаемые под эгидой международных организаций, называются «конвенции» (например, Конвенция о биологическом разнообразии 1992 года, Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 года, Венская конвенция о праве международных договоров 1969 года). То же самое относится к документам, принимаемым органом международной организации (например, Конвенция МОТ относительно равного вознаграждения мужчин и женщин за труд равной ценности 1951 года, принятая Международной конференцией труда, или Конвенция о правах ребенка 1989 года, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций).

См. также статус конвенций >>

Уставы

Термин «устав» (или «хартия») употребляется для обозначения особенно официальных и торжественных документов, таких, как учредительный договор международной организации. Сам термин имеет эмоциональную окраску, которая восходит к Великой Хартии вольностей 1215 года. К числу известных современных примеров относится Устав Организации Объединенных Наций 1945 года и Устав Организации американских государств 1952 года.

Протоколы

Термин «протокол» употребляется для обозначения соглашений, имеющих менее официальный характер, чем соглашения, называемые «договорами» или «конвенциями». Этот термин мог бы использоваться для обозначения следующих видов документов:

a) протокол о подписании представляет собой субсидиарный по отношению к договору документ, составленный теми же сторонами. Такой протокол касается вспомогательных вопросов, таких, как толкование отдельных положений договора, официальных положений, которые не были включены в договор, или решения технических вопросов. Ратификация договора, как правило, будет ipso facto включать ратификацию такого протокола.

b) Факультативный протокол к договору представляет собой документ, который предусматривает дополнительные по отношению к договору права и обязательства. Обычно он принимается в тот же день, однако носит самостоятельный характер и подлежит отдельной ратификации. Такие протоколы позволяют некоторым сторонам договора устанавливать в отношениях между собой такой обязательственный механизм, который выходит за рамки общего договора и принимается не всеми его участниками, в результате чего создается «двуступенчатая система». Известным примером является Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 года.

c) Протокол, основанный на рамочном договоре, представляет собой содержащий особые материальные обязательства документ, который предназначен для достижения общих целей предшествующей рамочной или зонтичной конвенции. Такие протоколы предусматривают упрощенный и ускоренный процесс заключения договора и особенно популярны в области международного экологического права. В качестве примера можно привести Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой, 1987 года, принятый на основе статей 2 и 8 Венской конвенции об охране озонового слоя 1985 года.

d) Протокол о внесении изменений представляет собой документ, содержащий положения, которые вносят изменения в один или несколько предшествующих договоров, например Протокол 1946 года о внесении изменений в соглашения, конвенции и протоколы о наркотиках.

e) Протокол в качестве дополнительного договора представляет собой документ, который содержит дополнительные положения к предшествующему договору, например Протокол, касающийся статуса беженцев, 1967 года к Конвенции о статусе беженцев 1951 года.

f) Протокол (Proces-Verbal) представляет собой документ, который закрепляет определенные договоренности, достигнутые договаривающимися сторонами.

Декларации

Термин «декларация» употребляется для обозначения различных международных документов. Однако декларации не во всех случаях являются юридически обязательными. Этот термин часто намеренно выбирается для демонстрации того, что стороны не собираются устанавливать юридически обязательных обязательств, а лишь хотят декларировать определенные чаяния. Примером является Декларация Рио 1992 года. В то же время декларации также могут представлять собой договоры в общем смысле слова, которые должны иметь обязательную силу по международному праву. В этой связи в каждом отдельном случае необходимо определять, намеревались ли стороны устанавливать юридически обязательные обязательства. Выяснение намерений сторон зачастую может быть сложной задачей. Некоторые документы, озаглавленные «декларации», как изначально предполагалось, не должны были иметь обязательной силы, однако позднее их положения могли стать отражением международного обычного права или приобрести обязательный характер в качестве нормы обычного права. Это произошло со Всеобщей декларацией прав человека 1948 года. Декларации, которые должны иметь обязательную силу, можно классифицировать следующим образом:

a) декларация может быть договором в собственном смысле слова. Показательным примером является Совместная декларация Соединенного Королевства и Китая по вопросу о Сянгане 1984 года;

b) декларация о толковании представляет собой документ, который прилагается к договору с целью дать толкование или разъяснение его положений;

c) декларацией может также называться неофициальное соглашение по какому-либо маловажному вопросу;

d) ряд односторонних деклараций (заявлений) могут составлять соглашения, имеющие обязательную силу. Типичным примером являются декларации (заявления) в соответствии с факультативным положением Статута Международного Суда, которые создают правовую связь между делающими их сторонами, хотя они прямо и не обращены друг к другу. Еще одним примером является сделанная Египтом в 1957 году односторонняя Декларация о Суэцком канале и порядок ее действия, которая рассматривалась как обязательство международного характера.

Конвенция или Конституция? Международное право и пределы государственного суверенитета

Вышла новая статья:

С разрешения редакции вывешиваю полный текст на этом портале:

Для тех, кому неохота читать всю статью, здесь в блоге привожу отрывки: введение, заключение и оглавление.

========================

В последнее время российская юридическая общественность все чаще и горячее обсуждает вопрос о том, какие нормы имеют «приоритет»: Конституции или международных соглашений. Иными словами, какая из таких норм действует в случае конфликта между ними (именно в этом смысле мы будем далее употреблять термин «приоритет»). Ответ на этот вопрос не вполне очевиден, поскольку формулировки самой Конституции на этот счет допускают различные толкования.

Между тем проблема эта отнюдь не академическая: уже не раз решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) демонстрировали правовую позицию, существенно отличающуюся от позиции Конституционного Суда РФ (КС) по аналогичным вопросам, а иногда и явно противоречащую позиции последнего. В особенности обострились эти споры в связи с решениями ЕСПЧ по делам Маркина и Анчугова-Гладкова. В этой связи и российским судам, и федеральному законодателю необходима ясность в отношении того, что же им делать в ситуации подобного конфликта и на чью позицию опираться.

Суть проблемы

Монизм и дуализм в международном праве

Нидерланды

Великобритания

США

Соотношение норм международного и национального права

Нидерланды

Великобритания

США

Австрия

Германия

Европейская Конвенция по правам человека

Решения ЕСПЧ

Компромисс или конфликт?

Германия: Дело Гёргёлю

Россия: Дело Маркина

Великобритания: Дело Хёрста

Россия: Дело Анчугова-Гладкова

Суверенитет и международное право

Заключение

  1. С точки зрения международного права положения международного договора имеют безусловный приоритет перед положениями национального права, включая положения конституции страны. Если нормы национального права, в том числе конституционные, противоречат международным обязательствам страны, страна может быть подвергнута санкциям, предусмотренными соответствующими международными соглашениями.
  2. С точки зрения национального права вопрос о приоритете национальной или международной нормы решается положениями самого национального права. В ряде стран статус всех или некоторых международных соглашений равен конституционному. Во многих странах, включая Россию, статус международного соглашения выше статуса «обычного» закона, но ниже статуса Конституции. В некоторых странах статус международного соглашения равен статусу национального закона.
  3. Статус Европейской Конвенции по правам человека в подавляющем большинстве стран-участниц выше статуса «обычных» законов, но лишь в некоторых он достигает конституционного статуса. Таким образом, с точки зрения национального права большинства стран, включая Россию, статус Конституции выше статуса Конвенции.
  4. С точки зрения международного права решения ЕСПЧ в делах, участником которых является страна, обязательны для этой страны. Это относится как к выплате денежной компенсации заявителям, так и к исполнению «пилотных постановлений», которые могут содержать требование изменения законодательства страны, включая ее Конституцию.
  5. Большинство стран-участниц более или менее аккуратно исполняют постановления ЕСПЧ в части выплаты денежных компенсаций пострадавшим, для чего не требуется каких-либо особых положений национального права, кроме разве что бюджетного закона. Во многих странах, включая Россию, существуют специальные положения национального права, позволяющие пересматривать ранее решенные судебные дела на основании решения ЕСПЧ. Более того, во многих странах, включая Россию, судам в той или иной форме предписывается учитывать при решении споров практику ЕСПЧ, в том числе и те дела, в которых сама страна не участвовала.
  6. Механизм исполнения пилотных постановлений ЕСПЧ остается на усмотрение стран-участниц и определяется в каждом случае индивидуально. Само принятие такого постановления не означает автоматической недействительности того или иного национального закона или его модификации. Однако международным обязательством страны является изменение закона или его интерпретации в соответствии с решением ЕСПЧ.
  7. Большинство стран-участниц добровольно выполняют свои обязательства по исполнению решения ЕСПЧ, включая пилотные постановления. В целом это соответствует общим интересам всех стран-участниц, даже если выполнение конкретного требования кажется «невыгодным» для страны. В случае неисполнения возможны санкции, теоретически вплоть до исключения из Совета Европы.
  8. Таким образом, интерес представляет не столько вопрос о «разрешении» конфликта норм Конвенции и национального права, включая Конституцию, в смысле установления того, какая норма имеет приоритет, сколько вопрос о путях «преодоления» подобного конфликта. Преодоление конфликта норм национального и международного права состоит в том, что страна – более или менее добровольно – использует свои суверенные правомочия для изменения своего законодательства, в том числе Конституции, а также правоприменительной практики, в соответствии со своими международными обязательствами. Альтернативной возможностью является выход из соответствующего международного соглашения.
  9. Если изменение «обычного» закона в соответствии с требованиями ЕСПЧ – задача относительно простая, хотя и не всегда приятная, то изменение Конституции страны может быть затруднительным, а то и почти невозможным на практике. В этом случае для исполнения решения ЕСПЧ может использоваться механизм судебной интерпретации Конституции.
  10. Перед высшими судами стран-участниц стоит непростая задача истолкования национального законодательства, в том числе Конституции, в соответствии с требованиями и практикой ЕСПЧ, но и не в ущерб национальным интересам. Блестящим примером такого рода является позиция Конституционного Суда Германии в деле Гергюлю.
  11. Сказанное выше о непростых задачах в полной мере относятся и к России и ее высшим судам, прежде всего КС, в отношении таких дел, как дела Маркина и Анчугова-Гладкова. Представляется, что выход из Конвенции не является разумной альтернативой для России, даже если решения ЕСПЧ в данных делах для России неприятны. Соответственно, необходимо принимать меры по изменению законодательства или его интерпретации в гармонии с международными обязательствами России.
  12. Однако следует отметить, что и самому ЕСПЧ стоит проявлять такт и рассудительность при принятии решений. Попытки Суда искусственно ускорить прогресс в области прав человека в Европе, фактически принимая на себя не предусмотренные Конвенцией полномочия всеевропейского законодателя, могут иметь довольно печальные последствия, неблагоприятные в том числе и в смысле соблюдения прав человека.
  13. Принимая решения, не следующие из буквы Конвенции, без учета мнения властей и граждан стран-участниц, ЕСПЧ ставит в крайне затруднительное положение и правительства, и суды, и парламенты соответствующих стран. Представляется, что именно к этой категории относится вся серия решений Суда о правах заключенных на участие в выборах, от дела Херста до дела Анчугова-Гладкова. Для России этот вопрос стоит особенно остро, ведь спорное положение содержится в Конституции страны.
  14. При особо неблагоприятном развитии событий подобные действия ЕСПЧ могут даже привести к развалу Совета Европы, как показывает довольно резкая реакция в Великобритании на дело Херста. Представляется, что и Суду, и странам-участницам стоит предпринять все усилия для избежания такого развития событий.
  15. Что касается соотношения государственного суверенитета страны и ее международных обязательств в области прав человека, представляется, что «пределы суверенитета» в этой области определяются обязанностями государства перед собственными гражданами, а международные соглашения лишь фиксируют такие ограничения.

См. также:

Дело Маркина: Россия на цивилизационной развилке

Дело Гёргюлю: Германия выбирает мир с ЕСПЧ

Дело Хёрста: Выйдет ли Великобритания из Европейской Конвенции?

Дело Анчугова-Гладкова: ЕСПЧ замахнулся на святое

Конвенция

Конве́нция (лат. conventio – договор, соглашение) — разновидность международного договора. Конкретные признаки, по которым тот или иной договор следует называть конвенцией, выделить сложно. Скорее можно вести речь о традиции называть договоры определённого типа или содержания конвенциями; так, многосторонние соглашения о поддержке некоторых стандартов, каждым из участников у себя (соглашения государств о поддержке некоторых правил, ограничений, стандартов законами этих государств) называют, как правило, конвенциями. Среди наиболее известных конвенций — Женевские конвенции по международному гуманитарному праву, Конвенция о статусе беженцев, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Конвенция о правах ребёнка, Венская конвенция о дипломатических сношениях, Венская конвенция о праве международных договоров, Конвенция ООН по морскому праву, Европейская конвенция о правах человека, Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений.

Многосторонние конвенции, как правило, разрабатываются и принимаются в рамках международных организаций, таких как ООН и Совет Европы.

Среди двусторонних договоров конвенциями обычно называют договоры по консульским, почтовым, транспортным и другим вопросам. Важно, что конвенция, как правило, регулирует весь комплекс вопросов, связанных с соответствующей темой (аналог кодекса).

В упрощенном виде «Конвенция» – условность (условия) — набор согласованных, оговоренных или общепринятых стандартов, социальных норм или критериев, принимающих форму обычая. Некоторые виды правил или обычаев становятся законом. Для придания конвенции официального характера или обеспечения ее соблюдения принимается нормативное законодательство (например, законы, определяющие, по какой стороне дороги должны двигаться транспортные средства). В социальном контексте конвенция может сохранять характер «неписаного закона», обычая (например, рукопожатие как форма приветствия).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *