Что такое картельное соглашение?

Содержание

Как бороться с конкуренцией и демпингом в госзакупках?

Система государственных закупок изначально разрабатывалась, чтобы снять коррумпированность между заказчиками и поставщиками, чтобы обеспечить принцип открытого сотрудничества, прозрачности взаимоотношений, здоровой конкуренции. Однако в сфере госзаказа имеют место махинации и незаконные схемы. Что они из себя представляют, и как с ними бороться? Разбираемся в статье.

Антидемпинговые меры

В сфере госзаказа нередки случаи, когда победитель тендера обманывает заказчика. Например, некачественно выполняет работы (предоставляет услуги) или поставляет ненадлежащий товар. Чтобы защититься от этого, были разработаны антидемпинговые меры.

Существует несколько причин, по которым поставщики значительно уменьшают стоимость обязательств:

  • Заказчик неправильно рассчитал НМЦК, и, даже снизив сумму на 25%, исполнитель останется «в плюсе».
  • Участник заинтересован именно в этой закупке и планирует качественно выполнить работу за небольшие деньги.
  • Участник с самого начала запланировал сжульничать. Например, поставить плохой товар или получить аванс и исчезнуть. ​
  • Участник допустил ошибки в расчетах и контракт для него невыгоден. Но выполнять его все равно придется, иначе грозит автоматическое попадание в реестр недобросовестных поставщиков (РНП).

Подтверждать добросовестность нужно участнику, победившему в конкурсе или аукционе. К другим видам закупок эти условия не относятся.

Какие антидемпинговые меры есть в 44-ФЗ?

  • Если НМЦК превышает 15 млн. руб., то победитель вносит обеспечение исполнения контракта, увеличенное в 1,5 раза от того, которое было указано в контракте.
  • Если НМЦК менее 15 млн. руб., то:

— внести ОИК в 1,5 раза больше, чем указано в контракте;

— или подготовить сведения, подтверждающие добросовестность и предоставить ОИК в стандартном размере.

Важный момент! Антидемпинговые меры включаются только при снижении НМЦК на 25 и более процентов.

По финансовому подтверждению вопросов не возникает: победитель перечисляет заказчику необходимую сумму или предоставляет банковскую гарантию.

А документально собственную добросовестность нужно подтверждать информацией из реестра заключенных контрактов:

  • О 3-х (или более) выполненных контрактах за последний год без штрафов и пеней;

Сумма одного из контрактов не должна быть меньше 20% от суммы, по которой участник желает заключить данный договор. Например, если цена понижена до 1 млн. руб., то один из контрактов за предыдущий срок не должен быть меньше 200 тыс. руб.

Данные из реестра и сведения участника не должны расходиться. Отчеты об исполненных договорах заказчики обязаны разместить в реестре за 5 рабочих дней. Если предыдущий заказчик не выполнил свою обязанность, участнику следует ему напомнить об этом. Еще один способ – подготовить копии актов приемки. Они тоже будут являться подтверждением того, что участник выполнил свои обязательства.

Ряд отдельных требований предусмотрен для жизненно необходимых товаров (продукты, топливо, лекарства, средства для оказания скорой помощи). Участник, понизивший стоимость госзаказа на 25% или более, обязан по-другому доказать добросовестность и представить заказчику:

  • Гарантийное письмо от производителя с указанием цены и количества поставляемого товара.
  • Документы, подтверждающие наличие товара у участника закупки.
  • Другие документы и расчеты, которые подтверждают возможность участника закупки осуществить поставку товара по предлагаемой цене.

Когда подтверждается добросовестность?

Поставщику, который снизил цену контракта на 25% и более необходимо подтвердить свою добросовестность. Но как это сделать?

При цене до 15 млн. руб. у участника есть выбор: подтвердить добросовестность документально или финансово.

В электронном аукционе:

Увеличенное ОИК, как и в обычной закупке, нужно перечислить до заключения контракта. Документы, доказывающие добросовестность, нужно отправить дистанционно вместе с подписанным контрактом. Вот образец такого документа:

Либо при подписании контракта в личном кабинете участника закупки можно указать реестровые номера выполненных контрактов в соответствующих полях электронной площадки.

В «бумажном» конкурсе:

Если исполнитель указывает в своей заявке сумму ниже 25%, то может сразу же в составе конкурсной заявки направить документы, подтверждающие его добросовестность. Заказчик проверит полученную информацию в реестре исполненных контрактов. Если сведения окажутся ложными, заявка не пройдет.

Если выигравший участник не подал сведения о контрактах или повышенное ОИК, то его ждет РНП и потеря обеспечения заявки. А заказчик сработает по следующее схеме:

  1. Опубликует в ЕИС протокол об уклонившемся от обязательств победителе.
  2. Предложит выполнить заказ участнику под № 2 (ч.11, ст.37 44-ФЗ). Если этот участник не против дальнейшего сотрудничества, но предложенная им цена ниже 25%, ему тоже потребуется доказать добросовестность.

Поставщику всегда следует внимательно относиться к своей будущей работе и просчитывать все расходы и риски, иначе есть вероятность остаться с нерентабельным договором на руках, который все равно придется выполнять. Если у вас еще нет успешно выполненных заказов или финансов на полуторакратное ОИК, то отнеситесь к своему ценовому предложению особенно осторожно. Если подтвердить добросовестность не получится, есть риск попасть в РНП.

Причины демпинга в госзакупках

Встречаясь с ситуациями, когда поставщики выигрывают тендер с ценой на 60-80% ниже установленной, возникает резонный вопрос: зачем они это делают? Рассмотрим самые распространенные причины из множества существующих.

Победитель – «дебютант»

Дебютант, то есть новичок. Он невнимательно отнесся к изучению технического задания, не увидел в нем ключевые моменты, составил нерентабельный бизнес-план (или вообще не составлял его). Такой поставщик мог взять работу на поставку, а оказалось, что нужно произвести еще монтаж и сборку. Что нужно лично присутствовать на приемке по каждому этапу. Что работники должны иметь санитарные книжки, а используемые товары — сертификаты качества.

В результате у него не примут товар, заказчик расторгнет контракт и отправит информацию о нем в РНП. Это понятно, однако серьезные поставщики этот заказ уже потеряли.

Договоренность между сторонами

Победитель и заказчик незаконно договорились о том, что падение в цене будет каким-то образом возмещено. Например:

  • Увеличение цены на 10%.
  • Прямой контракт на дополнительные, включая несуществующие услуги, которые не нужно будет исполнять.
  • Частично работы будут произведены силами сотрудников заказчика без дополнительной оплаты.
  • Не весь товар из перечня будет поставлен.
  • Вместо новой продукции – будет поставлен б/у товар.
  • И другие варианты.

Ошибки поставщиков

  • Завышенная себестоимость.
  • Конкурент имеет какие-то особенные преимущества в логистике, отношениях с субподрядчиками (производителями и т.п.).
  • Конкурент поставляет или использует в работе более дешевый товарный знак.
  • Переплачивание налогов или собственные излишние расходы.
  • И др.

Проверьте все варианты. Ищите ресурсы для снижения. Аналитика в бизнесе – важный момент.

Поставщик стал жертвой схемы «таран» или подобной

Несмотря на то, что этот пункт является темой для отдельной статьи, скажем о схеме «таран» в нескольких словах. Суть его заключается в сговоре нескольких поставщиков (обычно 3-х). Все они принимают участие в торгах наряду с вами. Участник № 1 делает небольшой шаг на 0,5% или 1%. А затем в игру вступают участники №2 и №3 и быстро снижают цену до 50% и более. Это делается ради победы участника №1. Затем на этапе оценки заявок поставщики под номерами 2 и 3 отсеиваются (не хватает документов, допусков, лицензий и т.д) и контракт заключается именно с 1-м поставщиком.

Победитель – мошенник

Демпингующий участник не собирается качественно исполнять обязательства по контракту. Он планирует договориться с заказчиком о приемке ТРУ, не соответствующих техзаданию. Такой поставщик будет действовать на «авось прокатит». И, конечно, он рискует попасть в РНП.

Также мошенники действуют и по другой схеме: находят субподрядчика, убеждают его выполнить работы без предоплаты, а сами получают деньги из бюджета. Затем, не расплачиваясь, пропадают. Фирму переоформляют на зиц-председателя с уставным капиталом в 10 тыс. руб., без имущества, работников и расчетного счета.

Победителю не важна цена контракта

Выигравшему участнику важен сам контракт или быстрая оборачиваемость капитала. Какие цели он преследует?

  • Разгрузка складского помещения.
  • Быстрое получение денежных средств.
  • Выход на престижного заказчика.
  • Получение опыта.
  • Портфолио.
  • Корректировка сезонных факторов.
  • Возмещение убытков от проседания других каналов продаж.
  • И другие обстоятельства.

Способы ограничения конкуренции при проведении тендеров

В сфере государственных закупок заказчики находят пути недобросовестного проведения процедур, которые ограничивают конкуренцию. Какие махинации производятся, чтобы отдать контракт «своему» человеку и избавиться от «нежелательных» подрядчиков?

Система госзакупок изначально разрабатывалась для прозрачных взаимоотношений сторон. ФАС России ежегодно проверяет десятки тысяч процедур и выявляет огромное количество нарушений по итогам проверок. Выносятся тысячи предписаний по устранению нарушений. Рассмотрим наиболее частые способы ограничения конкуренции при проведении тендеров.

«Заточка» под единственного поставщика

Это один из самых популярных методов, когда техзадание готовится таким образом, что только одна компания в силах справиться с его условиями или отвечает установленным критериям.

Например, указывается наличие конкретного оборудования или товара, которые для исполнения всех обязательств в целом и не важны, но именно их отсутствие не даст «пройти» другим соискателям. Иногда даже указываются конкретные товарные знаки, бренды и производители, что является непосредственным нарушением закона. Нередко такие нарушения встречаются в сфере поставок медицинского оборудования, лекарственных средств и изделий, предназначенных для реабилитации инвалидов.

Искусственное занижение стоимости контракта

Демпинг применяется для устранения соперников. Борьба по цене проходит на законных основаниях, поэтому обнаружить недобросовестных поставщиков сложно. Однако при явно незаконных практиках обычно участвуют третьи фирмы, которые нужны для отпугивания других фирм. Такая компания никогда не принимает настоящего участия в конкурсе, а лишь создает необходимые условия для получения заказа той фирме, для которой конкурс и проводится. Когда конкуренция устранена, фирма выходит из участия и заказ достается «своим», так как никого больше нет.

Невыполнимые требования

Избавиться от ненужных исполнителей можно путем выставления таких требований, при которых выполнение работ становится невозможным. Так, можно встретить закупки, для исполнения которых требуется строительство объекта за пару месяцев, что приводит к самоустранению всех потенциальных подрядчиков. Если углубиться в изучение такого контракта, то можно понять, что работы уже ведутся, причем той организацией, которая в итоге и согласится на предложенные условия.

Другим вариантом является установление цен в разы ниже рыночных, что делает выполнение работ или поставки неприбыльными.

Однако такие требования могут касаться не только самого заказа, но и исполнителя. Такими «отметающими» факторами могут быть финансовые гарантии, размер уставного капитала и т.д. Проблема в том, что устанавливать критерии для выбора исполнителя вполне законно, поэтому правонарушения зачастую очень сложно выявить. Правда, здесь рискует и заказчик — отказ в заключении контракта может быть обжалован в суде или стать основанием для подачи жалобы в ФАС.

Скрытие информации о проведении торгов

Согласно законодательству информация обо всех предстоящих закупках должна быть в СМИ или на онлайн площадках. Однако заказчики ухитряются так разместить материал, что его видят только «свои» организации. Для этого в обозначении заказа нарочно делаются опечатки, не позволяющие найти его потенциальным конкурентам. В результате появляются разнообразные «преппараты», «принтерры», «автомобилли» и т.д. Этот способ выгоден тем, что доказать мошеннические намерения очень сложно – всегда можно сослаться на то, что опечатка была допущена не специально.

Эти способы распространены, знает о них и ФАС, однако бороться с ними все равно не всегда получается. Законодательная база для борьбы есть, однако этого механизма мало. Ст. 17 Федерального закона «О защите конкуренции» прямо сообщает, что при проведении торгов, запроса котировок и предложений запрещаются действия, которые приводят или могут привести к ограничению конкуренции. В частности, закон запрещает создание участнику торгов преимущественных условий, и нарушение порядка определения победителей торгов.

С одной стороны, можно сказать, что это формальный документ, которая не защищает от множества нарушений, которые происходят каждый день. Но с другой стороны, можно обжаловать любое нарушение, которое даже по общим признакам подпадает под указанные формулировки. Если организация считает, что заказчик нарушил ее права, у нее есть два варианта – обратиться в арбитражный суд по месту проведения торгов или направить жалобу в ФАС на неправомерные действия заказчика. Проблемой является то, что не все поставщики взаимодействуют с ФАС, поэтому многие проблемы остаются не разрешенными.

Большое значение для выявления махинаций имеет развитие взаимоотношений между территориальными ведомствами ФАС и операторами ЭТП. Часто для выявления нарушений требуется предоставление сведений об участниках, информации о пошаговом проведении аукциона и т.д. Немаловажную роль играет и сотрудничество с производителями, их представителями и дистрибьюторами, так как они владеют сведениями о характеристиках товара, возможности того или иного производителя участвовать в закупке, информации о том, поступал ли им запрос на товар от заказчика и т.д. Особое значение это имеет в борьбе с заказами под конкретных лиц.

Картели: состав правонарушения и особенности доказывания (Гребенников В.)

В своей деятельности ФАС России уделяет значительное внимание работе по выявлению и пресечению картелей, которая ведется одновременно по нескольким направлениям. Меняется законодательство, в частности приняты поправки в Закон о защите конкуренции <1>, КоАП РФ и УК РФ. По результатам многочисленных проверок хозяйствующих субъектов возбуждаются дела о нарушении антимонопольного законодательства, выражающемся в заключении картельных соглашений. Очень многие решения антимонопольных органов по этой категории дел обжалуются впоследствии в арбитражных судах из-за того, что доводы регулятора выглядят неубедительно, отсутствуют неопровержимые доказательства вины хозяйствующих субъектов, особенно когда речь идет об устных соглашениях. Кроме того, на уровне не только ВАС РФ, но и судов кассационной инстанции не выработаны единые подходы к рассмотрению дел о картелях. В то же время на практике возникают вопросы, которые требуют толкования высшей судебной инстанции.
———————————
<1> Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции».
Прежде всего необходимо отметить, что картели являются наиболее опасными нарушениями антимонопольного законодательства, способными нанести значительный ущерб конкретным хозяйствующим субъектам и в целом экономике. Именно поэтому наказание за совершение подобных нарушений весьма суровое. Статья 178 УК РФ предусматривает до семи лет лишения свободы лиц, виновных в совершении данного преступления. Учитывая, что это преступление относится к категории тяжких, УК РФ предусматривает возможность привлечения к уголовной ответственности не только за его совершение, но и за покушение на него. Существенны и оборотные штрафы, закрепленные в КоАП РФ.
В связи с этим особое значение приобретает процедура выявления, расследования и доказывания картельного соглашения, поскольку последствия для лиц, обвиняемых в заключении такого соглашения, весьма существенны. Пристальное внимание стоит уделить вопросу определения состава правонарушения и процедуры его доказывания, так как при отсутствии любого из элементов состава правонарушение не может считаться установленным.
Элементы состава правонарушения
Для того чтобы признать соглашение картелем, должны быть установлены три основных элемента состава правонарушения: субъекты соглашения, само соглашение, его форма и содержание, а также негативные для конкуренции последствия его реализации, которые наступили или могли бы наступить.
Согласно ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции признаются картелем и запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами — конкурентами, т.е. между хозяйствующими субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке, если такие соглашения приводят или могут привести к установлению или поддержанию цен, повышению, снижению или поддержанию цен на торгах, разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей, сокращению или прекращению производства товаров, отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями.
Как следует из указанной нормы, картелем признаются только те соглашения, которые были достигнуты субъектами-конкурентами. Это обстоятельство имеет первостепенное значение для квалификации действий компаний, подозреваемых в заключении антиконкурентного соглашения.
Рассуждая о том, какие хозяйствующие субъекты выступают конкурентами по отношению друг к другу, легко допустить ошибку. Например, можно ли утверждать, что если две компании, находящиеся в Москве, торгуют рыбной продукцией, то они конкуренты? Если учитывать общие представления о конкуренции как соперничестве хозяйствующих субъектов, вполне возможно. Эти лица действуют на территории одного города, занимаются одним и тем же видом деятельности, торгуя сходной продукцией. Однако Закон о защите конкуренции устанавливает специальное требование для лиц, признаваемых хозяйствующими субъектами — конкурентами, а именно: продукция должна реализовываться на одном товарном рынке. Согласно п. 4 ст. 4 названного Закона товарный рынок — сфера обращения товара (в том числе иностранного производства), который не может быть заменен другим товаром, или взаимозаменяемых товаров, в границах которой (в том числе географических), исходя из экономической, технической или иной возможности либо целесообразности, приобретатель может приобрести товар, и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами.
Таким образом, чтобы с достоверностью определить, что компании, торгующие рыбной продукцией, являются конкурентами, необходимо установить, что они действуют на одном товарном рынке.
Товарный рынок определяется в соответствии с правилами, установленными Приказом ФАС России от 28 апреля 2010 г. N 220 «Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке» (далее — Приказ N 220). Нередко приходится слышать, что в этом Приказе содержится норма, согласно которой его положения не применяются при рассмотрении дел о нарушении антимонопольного законодательства, возбужденных по признакам ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции.
Стоит отметить, что Приказ N 220 регулирует порядок проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, с тем чтобы в последующем установить положение на этом рынке хозяйствующего субъекта (доминирующее оно или нет), и в таком контексте экономический анализ по делам о картелях действительно нецелесообразен. Однако тот же Приказ содержит нормы, закрепляющие порядок определения продуктовых и географических границ товарного рынка. Помимо этого, имеет значение и временной интервал исследования, поскольку необходимо понимать ситуацию на рынке во время заключения и действия предполагаемого картельного соглашения, а не до него или после того, когда оно прекратило свое действие.
В случае двух компаний, торгующих рыбной продукцией в Москве, в результате исследования по установлению товарного рынка может выясниться, что одна из компаний торгует красной рыбой (семгой, форелью), а другая — белой (минтаем, треской), одна импортирует рыбу, а другая добывает ее сама, одна продает товар оптом по всей России, а другая — через собственную розничную сеть в нескольких городах и т.д. И объединяет эти компании лишь то обстоятельство, что они состоят в одной ассоциации, находятся в одном городе и продают продукцию из рыбы. Все эти нюансы имеют значение для правильной юридической квалификации действий хозяйствующих субъектов.
Только после того, как будет установлено, что хозяйствующие субъекты действуют на одном товарном рынке, а значит, являются конкурентами, можно переходить к анализу самого соглашения на предмет квалификации его в качестве антиконкурентного.
В соответствии с п. 18 ст. 4 Закона о защите конкуренции соглашение — договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме.
Следовательно, для начала необходимо установить, в какой форме была достигнута договоренность. Если у антимонопольного органа имеется документ, например договор, соглашение, протокол собрания, то задача упрощается. Достаточно проанализировать суть документа, чтобы понять, что договоренности привели или могли привести к антиконкурентным последствиям, перечисленным в ч. 1 ст. 11 Закона. К сожалению, антимонопольные органы зачастую в своих решениях ограничиваются констатацией факта заключения соглашения, не указывая, к каким именно последствиям оно привело или могло привести. Исходя из этого, практически любое соглашение можно признать антиконкурентным. Как представляется, такой подход нуждается в корректировке. Стандарт доказывания подобных правонарушений должен быть достаточно высоким, в противном случае понести наказание могут невиновные.
На практике также встречаются случаи, когда, обнаружив негативное для конкуренции последствие, антимонопольный орган делает вывод, что стороны могли прийти к этому только в результате соглашения. Таким образом, наличие антиконкурентного соглашения презюмируется. На это обстоятельство обращается внимание в Постановлении Президиума ВАС РФ от 26 марта 2013 г. N 14093/12. Антимонопольный орган признал действия хозяйствующих субъектов нарушающими ст. 16 Закона о защите конкуренции, что выразилось в заключении ими договоров аренды без проведения необходимых процедур.
Основанием для принятия названного решения послужило то, что антимонопольный орган выявил несоблюдение порядка предоставления в аренду земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения.
Вместе с тем, как указал Президиум ВАС РФ, факт заключения договоров сам по себе не может свидетельствовать о нарушении сторонами ст. 16 Закона о защите конкуренции, если отсутствуют какие-либо доказательства наличия соглашения либо согласованных действий, запрещенных этой нормой.
Помимо факта заключения договоров аренды, антимонопольный орган в решении не привел иных выводов о наличии между хозяйствующими субъектами соглашений либо согласованных действий, запрещенных ст. 16 Закона о защите конкуренции, и доказательств таких обстоятельств не представил.
Как указал Президиум ВАС РФ, кроме наличия факта нарушения законодательства, антимонопольному органу необходимо было также доказать, что это нарушение произошло в результате запрещенных законом договоренностей между хозяйствующими субъектами. При отсутствии таких доказательств утверждать, что лица нарушили Закон о защите конкуренции, не было оснований.
В рассмотренных ситуациях у антимонопольного органа была возможность проанализировать соглашения, составленные в виде одного документа. Гораздо сложнее сделать выводы о наличии картельного соглашения, когда документов, указывающих на его существование, несколько, например когда компании вели переговоры, обмениваясь письмами, сообщениями по электронной почте и т.д. И тем более сложно установить договоренность, достигнутую в устной форме.
Хотя картель предполагает наличие тайного сговора (договоренности) конкурентов, рассчитывать на то, что такая договоренность оформлена единым документом с подписями и печатями, не стоит.
Как правило, антимонопольному органу приходится иметь дело с косвенными доказательствами наличия картельного соглашения, которые требуют тщательного анализа, встраивания их в общую систему доказательств наряду с анализом экономической ситуации на товарном рынке до заключения предполагаемого картельного соглашения, во время его действия и после его прекращения.
Установление причинно-следственной связи
Завершающим этапом в доказывании картельного соглашения должно быть установление причинно-следственной связи между картелем и последствиями, которые наступили или должны были наступить в результате заключения и (или) участия хозяйствующих субъектов в таком соглашении.
Возникает вопрос: как быть в ситуации, когда, по мнению антимонопольного органа, имело место картельное соглашение, которое исполнялось его участниками, но антиконкурентные последствия не наступили? Например, антимонопольный орган полагал, что соглашение направлено на сокращение производства товаров, но в результате его действия фактического сокращения не произошло. С одной стороны, конструкция нормы ч. 1. ст. 11 Закона о защите конкуренции предполагает наличие угрозы наступления негативных для конкуренции последствий, с другой стороны, как представляется, эта конструкция должна работать в том случае, когда соглашение было заключено, но фактически не исполнялось. Если в результате исполнения соглашения негативные последствия не наступили, то логично было бы предположить, что они и не могли наступить, а значит, соглашение не может быть признано картелем.
***
Процедура доказывания картельного соглашения нуждается в совершенствовании. Важную роль в этом надлежит сыграть судебной практике, которая сегодня продолжает формироваться. Безусловно, многое будет зависеть от того, какие правовые подходы изберет высшая судебная инстанция при рассмотрении конкретных дел в порядке надзора или при доработке Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2008 г. N 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства». Будем надеяться, что позиция Суда окажется взвешенной.

Картельный сговор по 44-ФЗ: как опознать на торгах и что делать

Скачать пустую форму жалобы в ФАС на картельный сговор

Скачать пример жалобы в ФАС на картельный сговор

Скачать образец заявление о нарушении антимонопольного законодательства

Что такое картельный сговор

Картельное соглашение заключается между несколькими игроками одного и того же рынка, то есть организациями, которые производят одни и те же либо сходные товары, работы или услуги и, в норме, должны между собой конкурировать. Конкуренция имеет целью:

  • повышение качества поставляемых товаров, работ или услуг, поскольку каждая организация в условиях честной конкуренции стремится усовершенствовать продукт, сделать его более продаваемым;
  • снижение цены через модернизацию способов производства или уменьшение маржи поставщика.

При картельном соглашении компании договариваются о стабильных ценах, делят между собой рынки сбыта, в результате чего потребитель получает сомнительного качества товары, работы и услуги по завышенным ценам. Практика картельных соглашений не только стагнирует рынок, но и препятствует инновациям, улучшению способов производства и повышению качества товаров, работ или услуг.

ВАЖНО! Картельные соглашения незаконны и недопустимы.

Что такое картельный сговор при госзакупках

Система государственных закупок внедрена для обеспечения наиболее рационального расходования бюджетных средств. Для 44-ФЗ конкуренция является принципиально важным условием.

В ч. 1 ст. 10 135-ФЗ указано, что такое картельный сговор по 44 ФЗ — соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, то есть между хозяйствующими субъектами, которые продают товары на одном рынке, или между хозяйствующими субъектами, которые приобретают товары на одном товарном рынке, если такие соглашения приводят к:

  1. Установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) или наценок.
  2. Повышению, снижению или поддержанию цен на торгах.
  3. Разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков).
  4. Сокращению или прекращению производства товаров.
  5. Отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

За время существования контрактной системы изобретена не одна форма картельного сговора, в их числе:

  • широко известный «таран», при котором договариваются два игрока: один в процессе торгов сильно снижает цену контракта, делая его невыгодным для других добросовестных поставщиков, из-за чего они снимаются с торгов. В конце торга заявку подает другой участник сговора, понизив цену незначительно, в итоге вторые части заявок этих двоих участников и рассматривает заказчик. В ходе рассмотрения оказывается, что заявка поставщика, который снижал сильно стоимость, не соответствует требованиям. В результате побеждает тот, который снизился незначительно. Договоренность между «тараном» и победителем заключается в том, что второй выплачивает первому «откат», либо на следующих торгах уже победитель станет «тараном» и обеспечит победу партнеру;
  • организации договариваются между собой не снижать сильно цену контракта, что невыгодно для заказчика;
  • в результате договоренности один из конкурентов не подает свою заявку либо подает ее с заведомыми ошибками, обеспечив победу другому участнику.

Картельный сговор между заказчиком и подрядчиком возможен в таких формах:

  • заказчик разрабатывает документацию, «заточенную» под определенного участника. Нередки случаи, когда еще до начала процедуры участники разрабатывают документацию по себя и передают ее заказчикам, а те только публикуют в нужном виде;
  • заказчик формулирует документацию и требования к участникам так, чтобы неподготовленный поставщик не мог самостоятельно правильно подать документы на участие, тем самым подготавливается почва для нужной компании;
  • в ходе тендера заказчик необоснованно или по надуманным основаниям отсеивает неугодных участников, лоббируя интересы конкретной компании.

Признаки картельного сговора

Распознают антиконкурентное соглашение на этапе публикации документации, до непосредственных торгов, по определенным косвенным признакам. Признаки картельного сговора в госзакупках:

  • витиеватая закупочная документация со множеством мелких требований к заявкам;
  • наличие требований, которые не являются строго необходимыми, учитывая предмет закупки, но исполнить которые способна только одна компания, — верный признак того, что ее победу пытается обеспечить заказчик;
  • неправдоподобно короткие сроки исполнения: если заказчик предоставляет слишком мало времени на исполнение контракта, это означает, что часть его уже выполнена определенной компанией и ее победа необходима заказчику;
  • слишком маленькая НМЦК — возможно, заказчик рассчитывает, что добросовестные участники просто не заинтересуются невыгодным предложением.

Уже в ходе проведения торгов определить картельный сговор можно, если имеются признаки картеля на торгах:

  • состав участников: если одни и те же компании кочуют вместе из одной закупки в другую, это часто свидетельствует об устоявшейся схеме сговора;
  • сильное снижение цены в начале торгов — признак «тарана»;
  • один или несколько игроков совершают странные, невыгодные для себя шаги, например, значительно снижают цену или, наоборот, не участвуют в торге.

Установить со стороны однозначно очевидные признаки картеля довольно сложно. ФАС при рассмотрении таких дел рассматривает не только фабулу конкретного тендера, но и предшествующее участие группы организаций в других торгах, IP-адреса, с которых идет работа каждой из организаций, и другие признаки. О наличии сговора подсказывает ощущение, что в ходе торгов:

  • игроки знают заведомо шаги друг друга;
  • игроки или заказчик «продвигают» к победе одну организацию;
  • необоснованно отсеиваются добросовестные игроки.

Штрафы за картельный сговор по закупкам

Организация и участие в антиконкурентном соглашении наказуемо как для заказчиков, так и для участников, и квалифицируется как:

  • административное правонарушение по ст. 14.32 КоАП РФ. Его совершение грозит штрафом для должностных лиц от 20 000 до 50 000 рублей или дисквалификацией до 3 лет, для юридических лиц — от 1/10 до ½ НМЦК, но не менее 100 000 рублей;
  • уголовное преступление по ст. 178 УК РФ, если действия виновника привели к крупному или особо крупному ущербу. Санкцией за картельный сговор будут принудительные работы до 5 лет с лишением права занимать определенные должности на срок до 3 лет или без такового, либо лишение свободы до 6 лет со штрафом до 1 000 000 рублей или без такового и с лишением права занимать определенные должности на срок от 1 года до 3 лет или без такового. Привлечение к уголовной ответственности осуществляется с учетом положений УК РФ о сроке давности. Если причинен ущерб в крупном размере, срок давности картельного сговора составит два года с момента преступления, если в особо крупном — шесть лет.

Что делать, если столкнулись с картельным сговором по 44-ФЗ

Первоначально дело о картельном сговоре рассматривает ФАС, позднее оно переходит на рассмотрение в арбитражный суд, если кто-то из его участников решит оспорить решение ФАС. Либо жалоба изначально подается в суд, если пропущен срок обжалования в ФАС. Судебная практика по картельным сговорам по 44 ФЗ разнообразна, в частности:

  • участники закупок оспаривают действия заказчиков, направленные на лоббирование интересов отдельной организации;
  • рассматривается поведение игроков до и во время торгов на предмет установления между ними связи. Предметом особого внимания стаи, например, «повторяющиеся участники» — компании, которые из года в год действуют единым фронтом и постоянно побеждают у одних и тех же заказчиков или в одних и тех же сферах рынка.

Например, Постановлением АС Восточно-Сибирского округа от 04.07.2019 по делу № А10-3052/2018 признали торги недействительными из-за того, что применялась схема «таран».

Участник аукциона обратился в суд, посчитав, что на торгах другие участники сговорились. Суд установил, что два участника создали видимость борьбы, снизив цену более чем на 90%. Они составили заявки заведомо с нарушением, и заказчик их отклонил. Контракт заключили с третьим соучастником схемы по максимально возможной цене. Добросовестные участники, сбитые с толку резким падением цены, не смогли участвовать в торгах. В итоге суд признал торги недействительными.

Скачать Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 04.07.2019 по делу № А10-3052/2018

При определении вины лиц суды принимают во внимание как прямые, так и косвенные доказательства. Например, подтверждением вины будут:

  • использование одних и тех же IP-адресов несколькими игроками;
  • факты денежных транзакций между участниками;
  • обнаружение документов одного участника в офисе другого.

Картели ограничивают развитие рынка как экономически, так и в части внедрения инновационных способов производства. Компаниям нет смысла вкладываться в инновации, если они и без них держат уверенно высокую стоимость на рынке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *