Артем молчанов ФАС

Артем Молчанов

Быть мягче не получится

16.07.2012 4264

Один из самых молодых и перспективных руководителей федеральных структур в регионе Артем Молчанов стал заметно принципиальнее и жестче в высказываниях. «Работа накладывает свой отпечаток. Здесь быть мягче не получится», — разводит руками руководитель Антимонопольной службы по Кировской области. Впрочем, когда речь заходит о предыдущей работе в администрации города, «команде Киселева» и оценке нового состава Гордумы, риторика все же меняется на более мягкую. «Любое место, где нам было хорошо, человек вспоминает с ностальгией», — считает Артем Владимирович. И с ним не поспоришь.
Гордума и киоски
Артем Владимирович, предлагаю начать с самой актуальной темы последних нескольких недель, которая касается частичного сноса и перепрофилирования уличных ларьков. Я читала ваше мнение по этому вопросу и мне вот что интересно: кому, на ваш взгляд, могло быть выгодно затягивание принятие схемы размещения нестационарных объектов торговли? Вы ведь говорили о «затягивании»…
— Непосредственно разбирательство о том, каким образом это происходило и какова была конечная причина, немного выходит за рамки нашего рассмотрения дела. На прошлой неделе мы прекратили производство дела по данному вопросу, так как схема размещения нестационарных объектов торговли (попросту говоря ларьков), все-таки, была утверждена. А вот имело ли место быть нарушение антимонопольного законодательства, это большой вопрос. Правительство региона еще 1,5 года назад утвердило порядок принятия схем размещения объектов торговли на уровне субъекта федерации, но собственно схема была принята только сейчас. По моему мнению, эти сроки за рамками разумного, хотя законодательно они ничем не ограничены.
При этом, схему, как конечный продукт выполненный заказчиком, администрация города получила еще в декабре 2011 года. После чего, в течение полугода собирались какие-то рабочие группы, какие-то комиссии, которые обсуждали вопрос приемки данной схемы от подрядчика, хотя, все акты приема-передачи были подписаны 21-м декабря. У нас, конечно, возникли вопросы. Если в течение полугода эту схему дорабатывали, то почему не было претензий к институту «Кировпроект», который выступал подрядчиком? Почему его в гарантийном порядке не обязали исправить все моменты, по которым было сделаны замечания?
И еще один момент. Мы также выясняли, как отсутствие схемы повлияло на отношения предпринимателей с властью: было ли это причиной расторжения договоров, препятствием для торговли и т.д. Таких фактов выявлено не было. Более того, предприниматели сказали, что мы не согласны с той схемой, которую сейчас утвердили. УФАС взяло на контроль обращения бизнесменов к главе города с просьбой включить их в новую схему, и я надеюсь, что причиной отказа (если таковой последует) не будут названы основания, которые мы до этого могли получить из СМИ. Такие, например, как «мы убираем эти торговые точки потому, что они торгуют пивом», «убираем, потому что у них большие размеры». Это явно не обоснованные причины прекращения договорных отношений, которые не предусмотрены федеральным законодательством.
Правильно ли я понимаю, что кировским предпринимателям проще жилось без схемы, чем с ней?
— Легально и законно все может быть только в соответствии со схемой. И она должна существовать, чтобы обеспечить понимание в том числе и экономических процессов. Схема утверждена, я владелец киоска, я знаю, что мой киоск в рамках этой схемы существует, и я несколько лет спокойно работаю. Это первое. Во-вторых, само по себе развитие любой территории, любого муниципалитета должно строиться на определенных планах и схемах. Данный план предусматривает развитие торговли: предоставляет не менее 60% мест для малого и среднего бизнеса, предусматривает развитие территорий, где недостаточно развита торговля. По большому счету, данный документ — лишь небольшая часть городского планирования и городского управления.
Депутаты нового состава Гордумы, насколько я знаю, также были недовольны тем, что их поставили перед фактом: принимайте схему или нас оштрафует УФАС. Часть людей пришла туда действительно работать и хотела бы принимать осознанные и взвешенные решения…
— Я очень надеюсь, что недовольство депутатов было не в адрес антимонопольной службы. По крайней мере, тем представителям Гордумы, которые присутствовали на нашем заседании, мы четко дали понять, что принятие решения в пользу самой Думы. Фактически, нам пришлось возбудить дело для того, чтобы схема появилась. Хочу сказать, что это несколько нестандартное развитие отношений между контрольным и исполнительным органом. Хотя, на мой взгляд, это задача всех органов власти — сделать наш регион регионом конкурентного развития. Да, с одной стороны мы обсуждаем сейчас ситуацию с киосками, и здесь не идет речь о привлечении внешних инвестиций, да их и нельзя ожидать в сфере киосков. С другой стороны, вся эта ситуация является характеристикой как для региона в целом, так и для администрации города. Если у нас для малого бизнеса возникают препятствия, на мой взгляд, на пустом месте, то что тогда происходит в других отраслях? Сегодня есть программа развития конкуренции в регионе, но конкуренцию нельзя создать в отдельно взятой отрасли. Так не бывает. Либо мы делаем все, либо мы не делаем ничего.
Вообще, как Вы оцениваете работоспособность новой Гордумы? Почему-то мне кажется, что вы отслеживали ситуацию с выборами и их результаты.
— Я знаю очень многих сегодняшних депутатов Гордумы. Причем, знаю их не только по депутатской деятельности, но и по их работе, бизнесу. На мой взгляд, новый состав Кировской гордумы достаточно активный. Мне кажется, это большой плюс: приход активных людей, не теоретиков, а практиков, «людей от земли», которые сами создавали бизнес, сами работали и развивали его. Это касается и тех, кто отдал годы жизни бюджетным сферам — образованию и здравоохранению, — и кто представляет, что это такое. Поэтому мне кажется, что состав Гордумы в том виде, в котором мы ее сейчас имеем, внушает определенные надежды. В ближайшем будущем должны быть грамотные и смелые решения, которые обеспечат хороший диалог между населением, бизнесом и властью. Хотя, я бы не разделял население и бизнес. По сути это одно и то же.


Прошлое
Артем Владимирович, не могу не спросить о причинах, побудивших вас покинуть горадминистрацию. Тогда вы ситуацию не комментировали, и это было понятно. Сейчас вы уже больше года находитесь на новом месте, несколько месяцев назад официально возглавили УФАС. Думаю, сейчас можно развеять все слухи?
— Уже столько времени прошло… На самом деле, наверное, я был неправ, когда не стал называть причины увольнения с предыдущего места работы. Просто я не придавал большого значения своей персоне в рамках экономики региона. Мне казалось, что мой уход — не такое значимое событие, ради которого бы стоило проводить пресс-конференцию.
История очень простая. Есть определенное позиционирование федеральных структур в регионе. Сотрудниками полпредства и главным федеральным инспектором собирается и анализируется информация о работе данных структур, составляются определенные рейтинги. После одного из подобных анализов, было принято решение усилить присутствие УФАС в нашем регионе, расширить возможности службы. Насколько я знаю, предложения о работе в данной структуре было сделано нескольким людям, которые бы теоретически могли попробовать себя на федеральной службе. Лично мне такое предложение было озвучено на тот момент федеральным инспектором Кировской области Романом Александровичем Бересневым. Я решил для себя, что это мне интересно. Тем более, что многие направления работы известны мне с обратной стороны баррикад. Если до этого большинство направлений и моментов моей деятельности было построено на том, как соблюсти антимонопольный закон, проводя торги и распоряжаясь имуществом, то есть, «как же сделать так, чтобы не нарушить», то сейчас передо мной стоит задача выявить тех, кто нарушает. Мне это сделать проще, потому что я представляю, где можно сделать ошибку, а где можно сделать умышленное нарушение. Учитывая, что тот опыт, который я получил ранее, может быть полезен УФАС, я посчитал, что было бы недостойно отказаться от такого предложения.
Новая работа для меня стала новой ступенью в развитии. К тому же должность начальника управления муниципальной собственностью г.Кирова – это не верх карьеры. Мне кажется, в рамках структуры администрации города мое движение и развитие дальше уже было невозможно.
В течение года мы с Владимиром Васильевичем Мильчаковым (Ред.- экс-руководителем УФАС по Кировской области), на мой взгляд, попытались сделать немало шагов к тому, чтобы Антимонопольная служба по Кировской области повысила свои позиции и значимость, как в регионе, так и на фоне других территориальных управлений, По итогам 2011 года мы усилиями всего управления добились 65-го места в рейтинге федеральных структур, поднявшись на 13 позиций за год. Такой рывок не получился больше ни у кого.
То есть, я вас правильно понимаю, что до предложения от УФАС вы не думали о смене работы?
— Абсолютно. Даже не очень люблю вспоминать себя в то время.
Почему?
— 10 лет работы – это в каком-то роде срок. И сейчас, встречаясь со своим заместителем, которая также покинула управление и ушла на повышение в департамент госсобственности, я ловлю себя на мысли, что мы рассуждаем как 60-летние пенсионеры (смеется). Потому что любое воспоминание начинается со слов «а вот, когда мы работали…».
Здесь мне еще хочется отметить, что работа в муниципалитете более тяжелая — и с точки зрения нагрузки, и с эмоциональной точки зрения, и с позиций решаемых задач. Признаюсь, что работа в УФАС дается мне проще. Сразу оговорюсь, что сложность работы не стала причиной ее сменить. В управлении муниципальным имуществом мы занимались многими интересными и полезными вещами, и за все время работы не было таких моментов, за которые мне было бы стыдно. За 10 лет моей работы налоговые доходы города выросли в 10 раз. Когда я уходил с должности начальника управления, наш совокупный доход составлял 1 млрд 200 миллионов рублей в год. Эта сумма сопоставима с доходом аналогичных структур в крупных городах, где населения гораздо больше, чем полмиллиона жителей.
Не думали заняться политикой при таких успехах?
— Я в политику не лезу принципиально. Я давно для себя решил, что это не мое. Я привык все решать в рамках правового и экономического поля и уверен, что большинство вопросов можно решить таким образом. Хотя, и без политики мне и нашему ведомству хватает своей доли критики. Например, в том, что мы препятствуем некоторым экономическим процессам в регионе, хотя это далеко не так. Мы лишь приводим эти процессы к законодательному соответствию, и не более того.
Вообще, как вы, в принципе, справляетесь с критикой? Обычно любому чиновнику всегда хочется выглядеть «белым и пушистым» в глазах общественности…
— Я не справляюсь. Я пытаюсь любую критику понять. Если люди критикуют, то они критикуют по двум причинам: либо они говорят для того, чтобы оскорбить, либо их не устраивает то, каким образом мы реализуем свою деятельность. Если это второе, значит, мы плохо работаем. Но справляться с этим зачем? Для меня слово «справляться» – это синоним слова «забыться», «отвлечься», «попытаться убедить себя в обратном». Поэтому любая критика, которая сегодня звучит в мой адрес, это для меня своего рода обогащение, понимание того, где мы что-то делаем не так. Причины недоработок, как правило, связаны с субъективными факторами. Это, конечно, не оправдание: поставлена задача – ее надо выполнять.
У меня есть 5-6 изданий, которые я регулярно читаю в Интернете. Причем мне интересно не только, что пишут о нас журналисты, но интересно почитать комментарии, то есть увидеть реакцию людей на то, что написано. Вообще, считаю, что если о нас говорят, значит, у людей есть потребность в нашей структуре.
Что для вас оказалось наиболее сложным в работе «антимонопольщика»?
— Новый пласт законодательства, с которым я вплотную раньше не сталкивался. В основном это субъекты естественных монополий и рекламного бизнеса. Они для меня сегодня — обширное поле, которое необходимо перекопать, понять теорию, практику и логику этих сфер. Слава богу, у нас в УФАС достаточно грамотных специалистов с хорошим багажом знаний, которые мне оказывают неоценимую поддержку.


Киселев был лучшим
Вы очень много сил приложили для того, чтобы 159-ФЗ (о льготной приватизации муниципального имущества) по-настоящему и с пользой для бизнеса заработал. Довольны тем, что в итоге получилось?
— Мне приятно слышать о себе подобную оценку. Даже не ожидал… В то же время, мне не хочется переоценивать свою роль и участие в этом деле, но отвечу: да, доволен. Здесь еще стоит отметить огромную роль Вятской торгово-промышленной палаты, которая немало сделала в процессе не только реализации 159-ФЗ, но и с точки зрения поправок в закон «О защите конкуренции».
На самом деле процесс выглядел так: мы формулировали и обсуждали наши предложения, вместе с предпринимателями выносили на суд Законодательного собрания и Госдумы. Если быть откровенным, то ни одна наша инициатива – в том виде, в котором мы ее формулировали, — принята не была. Но наша работа и работа наших коллег в других регионах создала ситуацию, когда Госдума, обработав все наши поправки, внесла то, что ответило на наши вопросы.
Почему я оцениваю эти поправки сугубо положительно? Потому что сам процесс приватизации на доступных и равных для всех условиях стал несомненно большим плюсом в развитии бизнеса в регионе.
Та команда, с которой вы работали в горадминистрации, ее потихоньку покидает. Насколько данная команда, на ваш взгляд, была профессиональна? Нет по ней какой-то ностальгии?
— Ностальгия есть всегда. Любое место, где нам было хорошо, человек вспоминает с ностальгией. Тем не менее, у каждого из нас есть своя шкала развития, каждый из нас двигается дальше, никто не стоит на месте. Не переходя на личности, скажу, что в городской администрации было много людей, которые искренне пытались сделать что-то хорошее для города, оставить о себе хорошую память.
Например, некоторые наши коллеги выступали на думских комиссиях, на Гордуме, доказывая свою правоту, что называется, с пеной у рта: что нужно делать именно так, что это будет эффективно. Один из зрителей этого процесса меня как-то спросил: «слушай, а зачем он это делает? У него же в этой сфере нет ни бизнеса, ни каких-либо интересов». Я говорю: «Как зачем? Это же его работа». Я увидел, что у человека в глазах полное непонимание моего ответа, и что я в его глазах тоже стал выглядеть идиотом.
За 10 лет вы успели поработать с несколькими градоначальниками. Кто из них запомнился больше?
— Конечно, так или иначе, запомнились все. Каждый, кто занимал должность градоначальника, был достоин своей, далеко не самой простой, должности. Это первое, что хочется сказать.
Во-вторых, я уже сам себе задавал этот вопрос, и, знаете, наверное, выскажу не самую популярную точку зрения. Я считаю, что лучшим временем для города Кирова было то, когда главой администрации был Василий Алексеевич Киселев. Я действительно считаю, что это лучшее, что у Кирова было за последние 20 лет. У Василия Алексеевича всегда было свое мнение по любым вопросам, которые он озвучивал. Осмысленное, выстраданное, но его. И если у Киселева было свое мнение, то он шел с ним до конца и не менял коней на переправе. По крайней мере, я о подобном не знаю. Во-вторых, он всегда прислушивался к мнению подчиненных. Не велся на поводу, а именно прислушивался. У любого подчиненного всегда был шанс прийти к Киселеву с совершенно противоположной позицией и аргументами, доказать свою точку зрения и быть услышанным. В-третьих, конечное решение принималось с учетом обсуждений. На мой взгляд, это тоже очень важно.
Есть еще один немаловажный фактор, которому в период правления Киселева придавалось большое значение. Это командный дух. Мне было бы очень лестно, если бы меня считали человеком «команды Киселева». К сожалению, я совершенно другого поколения, и в силу возраста, опыта и знаний не мог попасть в ту команду, которая руководила городом. Но мне, безусловно, всегда хотелось быть в этой команде. Потому что это была команда людей, понимающих друг друга; команда людей, где поддерживали друг друга; команда, где людей не бросали. Хотя, это важно в любом месте, а не только в горадминистрации.
Бесспорно, соглашусь.
— Понимаете, настанет момент, когда на наше место придут молодые. Мы сейчас с вами разговариваем, и впереди каждого из нас еще – дай бог – 30 лет трудового стажа. Но наступит время, когда придут более грамотные, более умные, более смелые, чем мы с вами. Конечно, задача команды – таких людей растить, таких людей привлекать и давать таким людям развиваться, но с другой стороны – не бросать тех, кто для этой команды, для общих целей, сделал в свое время очень много. В команде Киселева, на мой взгляд, это было.


Служба и дружба
Буквально через небольшой промежуток времени, вам уже в составе нового ведомства пришлось участвовать в проверке законности рекомендаций горадминистрации закупать канцтовары у одной фирмы — «Стиль». Вас не коробило от того факта, что теперь вы проверяете своих бывших коллег?
— Такие вещи всегда нужно разделять. Если человек понимает, что не может не делать скидки своим друзьям и приятелям, занимающих определенные должности, то ему не стоит работать в федеральных контрольных структурах. Есть вопрос дружбы, а есть вопрос службы. В рамках службы нет личных отношений. К счастью, в законе есть глава о том, что я могу заявить себе отвод, если дело касается проверки моих близких родственников.
Я хочу, чтобы вы поняли мою логику. Известный русский философ Бердяев строил понятие правового государства на трех аксиомах. Первое — это наличие закона, второе – знание закона, и третье – принятие закона. То есть, закон есть, я его знаю, и я его принимаю, проще говоря, живу в этом законе.
На прошлой неделе один из депутатов Заксобрания позвонил мне для консультации и спрашивает: как по вашему закону «О конкуренции» полученное муниципальное имущество сдать в субаренду? Я ему отвечаю: закон предусматривает, что если муниципальное имущество было получено без торгов, то сдача в субаренду происходит только с помощью торгов и никак иначе. «Что за дурацкий закон?» — восклицает, в свою очередь, он.
Я сижу и не знаю, что ответить нашему уважаемому депутату, потому что у меня ответ только один: что вам мешает изменить закон? У всех народных избранников есть право законодательной инициативы. Вносите предложения, обсуждайте, двигайте лодку с места. Нельзя просто не соглашаться с тем, что происходит в отрасли регулирования наших отношений. Нужно что-то делать.
Не могу не спросить о динамике топливных цен. Не так давно СМИ подняли шумиху о неправомерном росте цен на бензин, в связи с чем УФАС выкладывал еженедельный мониторинг топливных цен. Теперь шумиха поутихла и результаты мониторинга тоже с вашего сайта исчезли… Означает ли это, что с ценами теперь полный порядок?
— Мониторинг по-прежнему ведется, а обновлений на сайте нет, потому что пока нет и изменения цен. Все факторы, которые должны были произойти, они произошли (рост акцизов, тарифов и т.д.). Все проверки по «Лукойлу» и «Чепецкнефтепродукту» были проведены и их результаты были выложены в открытый доступ. Повышение цен в марте и апреле было обосновано ростом железнодорожных тарифов, тарифов НПЗ, ростом акцизов. Больше нечего добавить.
У меня сложилось впечатление, что после прихода в УФАС вы стали более жестким в своих высказываниях по тем или иным вопросам. Это вас новая работа заставляет быть более принципиальным или вы, наконец, стали говорить то, что думаете?
— Определенная специфика службы к этому обязывает. Если в горадминистрации мы пытались выстраивать диалог и находить компромисс в отношениях между властью и бизнес-сообществом, то здесь задачи другие. Здесь не может быть компромисса. Я не могу сесть с нарушителем антимонопольного законодательства и договориться. Если УФАС высказывает свою позицию, то мы идем с ней до конца. Быть мягче не получится.
Беседовала Светлана Муравьёва

Досье:
ФИО: Молчанов Артем Владимирович, руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Кировской области
Дата и место рождения: 17.10.1979 года в городе Кирове.
Образование: Кировский филиал МГЮА по специальности «юриспруденция» (окончен в 2001 году), Кировский филиал Волго-Вятской академии госслужбы по специальности «финансы и кредит» (окончен в 2010 году)
Семейное положение: женат, воспитывает сына.
Карьера:
Трудовую деятельность начал в 2000 году.
02.2000 – 08.2001 Кировская общественная организация «Юристы за справедливость», юрисконсульт.
08.2001 – 06.2003 Управление муниципальными землями Администрации города Кирова, юрисконсульт юридического отдела,
06.2003 – 02.2011 Управление (комитет) по делам муниципальной собственности города Кирова, с 04.06.2003 года — начальник отдела по управлению имуществом, с 01.11.2003 года — заместитель начальника управления, с 08.06.2007 года – начальник управления,
01.02.2011-29.02.2012 — заместитель руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы России по Кировской области,
с 01.03.2012 — и.о. руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Кировской области.
с 29.05.2012 — руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы по Кировской области.
Хобби: Общение с семьей. Рыбалка. Плавание.
Любимая книга: В.Пелевин, “Generation П“
Любимое блюдо: всеяден
Любимый фильм: «Тихий Дон», «Достучаться до небес».
Девиз: «Надо пытаться, пытаться и получиться»

«Спекулянт — звучит гордо»: глава УФАС Петербурга о ценах на маски

Санкт-Петербург, 23 апреля 2020, 11:53 — REGNUM Цены на медицинские маски снизятся естественным путем, пока же они продаются в Петербурге от 50 рублей за штуку. Об этом заявил 23 апреля руководитель управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербурге Вадим Владимиров, передает корреспондент ИА REGNUM.

Маски Дарья Драй © ИА REGNUM

Он заявил, что о недобросовестности в смысле антимонопольного законодательства среди производителей или продавцов масок сейчас речи не идет.

«То, что маска, сшитая в подвале на Бухарестской улице, изображается как произведенная где-то в окрестностях Лондона, то есть под чужим товарным знаком — у нас такого не было. Недобросовестная конкуренция какая еще здесь может быть? Даже и не знаю. Не было пока, если будут такие сигналы, будем разбираться», — заметил он.

Но петербуржцы жалуются на цены на изделия, называют это недобросовестной конкуренцией и даже спекуляцией. Владимиров напоминает, что 1990-х годов слово «спекуляция» утратило негативную коннотацию, теперь так называют вполне законные операции на фондовых и валютных рынках.

«А спекулянт — звучит гордо. Цена масок сейчас от 50 рублей за штуку, насколько я понимаю. Это связано прежде всего с многократным превышением спроса над предложением. Ну ничего тут антимонопольная служба не сделает, когда масок мало. Когда каждому человеку нужно несколько масок в день, а их гораздо меньше. Опять-таки в силу экономических законов цены на них будут расти. Если государству начать цены регулировать, например, объявить не выше 10 рублей, то маски попросту исчезнут и уйдут на черный рынок», — сказал Владимиров.

Пока серьезно не увеличатся объемы производства масок, ситуация останется такой, какая есть. По сведениям УФАС, все же в свободной продаже медицинские маски имеются, по крайней мере, в некоторых аптечных сетях.

«Но, к сожалению, дорого. Мы думаем, что цены будут снижаться», — сказал Владимиров.

Читайте развитие сюжета: Лимоны дорожают, имбирь подешевел, заговор не обнаружен — УФАС Петербурга

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *