Ардабьева Елена Анатольевна минюст

На заседание Совета при Минюсте по рассмотрению заявок от НКО, желающих создать свои третейские суды (ТС), впервые были допущены представители СМИ. Деятельность совета с самого начала обещали сделать открытой, но раньше журналистов пускали только на обсуждение технических вопросов, например о научных специальностях. За право присутствовать на заседании по выдаче рекомендации на право создать постоянный ТС (их выдали пока только двум НКО) Минюст можно только поблагодарить.

На рассмотрении совета оказалось три заявки — от Независимой арбитражной палаты (НАП), фонда «Право и экономика ТЭК» и ассоциации «Межрегиональный центр арбитража» (МЦА). Впрочем, судьбу двух последних обращений можно было предсказать почти сразу. По обнародованной информации, в отношении зампреда первого центра и двух арбитров второго были заведены уголовные дела. А поскольку закон «Об арбитраже» содержит репутационный критерий, сомнений, что им откажут в рекомендации, лично у меня не оставалось. Удивило, конечно, что на заседание не допустили представителя от МЦА — ему просто не дали пройти в министерство. Глава совета и замминистра юстиции Михаил Гальперин объяснил это так: «Мы должны держать уровень». По его мнению, высокий статус собравшихся предполагает личное участие в заседании руководителей НКО, а не их представителей по доверенности. Однако ведь даже в государственных судах РФ представлять участников споров может кто угодно, и наивно было бы ожидать, что, например, главы госкорпораций каждый раз будут являться в суд лично.

Иная ситуация сложилась с НАП. С 2012-го ТС НАП рассмотрел 20 тыс. дел, и только 1% решений был отменен госсудами. Членов совета интересовало, почему в этом ТС большинство споров с участием Сбербанка и сколько дел банк проигрывает. Поддерживавший НАП вице-президент Сбербанка Игорь Кондрашов сообщил совету, что банк и в госсудах выигрывает 99% дел по кредитам, а доля его споров в ТС НАП объясняется размерами банка как крупнейшей организации в РФ. По его словам, Сбербанк может занять свыше 90% дел в любом арбитражном центре, а по числу дел аффилированным можно счесть даже Гагаринский суд, куда подаются иски к банку.

В итоге после заседания деятельность совета стала вызывать у меня еще больше вопросов. Журналистам разрешили находиться на слушаниях недолго, но еще до объявления голосования нас попросили удалиться. Интриги добавило то, что вышедший на брифинг с журналистами Михаил Гальперин отказался ответить на мой вопрос об итогах голосования, почему-то отправив за получением столь желанного ответа к другим членам совета. Когда выяснилось, что всем трем НКО было отказано, я понял причину — при таких результатах избежать неудобных вопросов от прессы было бы довольно затруднительно.

Утвержден состав совета при Минюсте, на основании рекомендации которого правительство будет выдавать НКО разрешения на создание третейских судов. В большинстве своем это известные юристы и преподаватели вузов, имеющие ученые степени, и лишь пятую часть составляют чиновники. Юристы надеются, что такой состав совета позволит отфильтровать мошеннические третейские суды и поможет вернуть споры бизнеса в российскую юрисдикцию.

Минюст опубликовал приказ об утверждении состава совета по совершенствованию третейского разбирательства. Он будет рассматривать заявки от НКО на создание третейских судов (теперь постоянно действующие арбитражные учреждения) и рекомендовать правительству, выдавать разрешение или нет. В совет вошли 37 человек, председателем стал замминистра юстиции Михаил Гальперин, его заместителями — директор департамента экономического законодательства Минюста Елена Ардабьева и вице-президент ТПП РФ Вадим Чубаров.

Опасения юристов о преобладании в совете чиновников не оправдались, лишь семь членов — сотрудники госорганов, в том числе Минэкономики, правительства, гражданско-правового управления президента РФ. Большинство членов совета имеют ученые степени. Больше всего в нем преподавателей вузов, в частности МГУ, СПбГУ, МГИМО, МГЮА, ВАВТ. В совет также вошли ученые из Института государства и права РАН, Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека, Исследовательского центра частного права и Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве, есть в нем и выходцы из Высшего арбитражного суда. Другие члены совета в основном представляют крупные юридические и бизнес-объединения, например РСПП, «Деловую Россию», Объединение корпоративных юристов России, Федеральную палату адвокатов.

Ряд членов совета имеют опыт работы третейскими судьями, а некоторые собираются стать арбитрами по новому закону об арбитраже. Это не помешает им рассматривать заявки НКО в рамках совета — при наличии конфликта интересов член совета просто не участвует в голосовании.

Например, в список арбитров создаваемого арбитражного центра при АНО «Институт современного арбитража» включены четыре члена совета.

Член совета, партнер «Пепеляев групп» Роман Бевзенко считает, что в совете «собрались порядочные известные люди, поэтому он будет не декоративным органом, а реальным фильтром для отсеивания недобросовестных третейских судов». Другой член совета, президент Объединения корпоративных юристов России Александра Нестеренко, подчеркивает, что целью третейской реформы был уход от «карманных» судов, теперь ожидается специализация арбитров по темам — например, в телекоммуникационной или банковской сфере. «Все это может позволить вернуть споры в российскую юрисдикцию, когда появятся реальная качественная альтернатива государственным судам и конкуренция с ними»,— считает госпожа Нестеренко.

«В целом Минюст предложил весьма арбитражно-ориентированный состав совета,— говорит глава адвокатского бюро «Думлер и партнеры» Виктор Думлер.— Мы видим там большое количество практиков, при этом не наблюдается крена в сторону государственных людей». Юрист полагает, что совет может быть способен пресечь создание мошеннических третейских судов, а в целом реформа даст толчок развитию специализированных арбитражей и более активному привлечению в них узких специалистов. Сам господин Думлер хочет стать арбитром в специализированном суде в сфере морских споров.

В Минюсте говорят, что вскоре будет назначено первое заседание совета — по информации «Ъ», оно планируется на 27 сентября. Заявки НКО пока не подавали, правила, по которым они будут рассматриваться, вступят в силу 1 ноября.

Анна Занина, Андрей Райский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *