Административная преюдиция

Административная преюдиция: за и против



Одним из наиболее острых и обсуждаемых в настоящее время направлений уголовной политики нашего государства является возвращение в уголовное право института административной преюдиции. Под административной преюдицией понимается такой способ формулирования основания уголовной ответственности, при котором признание правонарушения уголовно-наказуемыми осуществляется при условии, что к лицу уже применялись меры административного воздействия, и оно в течение установленного периода времени совершает аналогичное нарушение .

Такой институт получил активное развитие в советский период. С принятием УК РФ 1996 г. административная преюдиция как криминообразующий признак ряда составов преступлений была отменена. Однако, с течением времени законодатель изменил свою позицию. Ученые и практические работники вновь обращаются к вопросам теории административной преюдиции. Поводом к возобновлению дискуссии послужило Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ 2009 г. . В послании шла речь о том, что практика доказала эффективность данного института. Это положение нашло отклик и в Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 г. № 690 . В 2011 г. Академией Генеральной прокуратуры РФ было проведено заседание по вопросу допустимости административной преюдиции в уголовном праве России. На мероприятии выступили ученые, представившие диаметрально противоположные точки зрения.

Основными докладчиками семинара стали профессора, Н. А. Лопашенко и В. П. Малков . Н. А. Лопашенко представила критическую оценку и отрицание преюдиции в отечественном законодательстве. На стороне ученых, поддерживающих институт преюдиции, выступил В. П. Малков. Оппоненты представили убедительные доводы, подтвердившие их суждения. В конечном итоге дискуссия не разрешила спор и стала поводом для обсуждения других аспектов данного института.

Остановимся на позициях ученых, исследующих данную проблематику более подробно.

В юридической литературе ряд авторов придерживаются мнения, согласно которому предписания, содержащие преюдицию, нарушают основополагающие принципы уголовного права. В частности, В. В. Волженкин и М. И. Ковалев утверждали, что наличие административной преюдиции противоречит принципу non bis in idem. По их мнению, лицо, виновное в совершении административного правонарушения, уже претерпело на себе меры воздействия за содеянное. Таким образом, нет ни каких оснований привлечения виновного к ответственности повторно, тем более в совершенно ином качестве — преступлении.

Исследуя проблему соотносимости преюдиции и принципа за одно не дважды, Н. А. Савельева полагает, что административная преюдиция не вступает в противоречие с названным принципом, поскольку, ответственность за совершение каждого из запрещенных деяний имеет собственные основания . Ее позицию разделяет и И. М. Гошаев, который указывает, что первичное привлечение к административной ответственности и назначение наказания не регулируется уголовным законом. Данный юридический факт является основой для возможного применения нормативного установления с административной преюдицией в будущем. Следовательно, лицо повторно не привлекается к ответственности за одно и то же деяние. Уголовная ответственность устанавливается только за последнее из совершенных правонарушений, при этом одновременного привлечения к административной ответственности не происходит .

Рассматриваемый вопрос переводит в следующую проблемную область. Правоведы, выступающие против введения административной преюдиции в уголовное право, считают, что преюдиция усиливает репрессивность уголовного законодательства. Такого мнения придерживался в свое время В. Д. Спасович , в наше время поддерживают А. Н. Тарбагаев , Е. В. Ямашева и др. Не оспаривая данный фактор, А. Г. Безверхов поясняет, что в этом заключается значение преюдиции, это продиктовано целью превентивного характера данного правового явления. Кроме того, данный институт может выступать не только как средство криминализации, но и частичной декриминализации деяний.

В целях экономии уголовной репрессии законодателем некоторые административные проступки переведены в разряд проступков — декриминализированы. В силу различных причин законодатель считает достаточными для их предупреждения меры административного характера. В случае повторного совершения такого вида административного взыскания появляются основания для смешения границ между преступлением и проступком. Различие между преступлением и проступком достаточно условно, так как у законодателя отсутствует инструмент точности, который позволял бы провести четкую границу между ними. Таким образом, преюдиция в данном случае может выполнить роль юридического буфера , который позволит обеспечить справедливый переход от административных мер реагирования к уголовному наказанию.

Еще одним аргументом против административной преюдиции в уголовном праве является мнение Н. А. Лопашенко о недопустимости использования признаков личности как основания для криминализации деяний . С этим утверждением нельзя согласиться, так как уголовная политика должна равным образом учитывать как общественную опасность деяния, так и общественную опасность личности. Состав преступления с административной преюдицией строится прежде всего с учетом особенностей личности правонарушителя (преступника). Субъект преступления в конструкциях с административной преюдицией является специальным. Признаки специального субъекта — сугубо индивидуальные черты, являющиеся обязательным условием применения уголовно-правовой нормы. Кроме того, как справедливо отмечают А. Г. Безверхов и В. П. Малков лицо, несмотря на административное наказание, продолжает совершать противоправные действия в относительно небольшой промежуток времени, что свидетельствует о злостности, ожесточенности личности нарушителя.

Таким образом, меры административного воздействия не достигли необходимых результатов, в связи с чем представляется оправданным использование более суровых мер — уголовного наказания.

К числу плюсов административной преюдиции следует отнести четкость фиксации юридически значимых признаков. Одновременно с первоначальной квалификацией лицо официально предупреждается о возможности применения уже статьи УК РФ в случае повторения такого нарушения.

Спорные вопросы рассматриваемого явления во многом обусловлены различными трактовками общественной опасности соответствующих деяний. Так, по мнению Н. Г. Иванова и М. И. Ковалева административное правонарушение, независимо от повторений тождественных деяний, не способно трансформироваться в качественно новое явление, предполагающее не административно-правовые меры реагирования, а иные более строгие. Каждые из этих действий по отдельности являются административными правонарушениями, однако в совокупности они образуют деяние иного качества — преступления и только по отдельным составам преступления.

Критические замечания были высказаны Е. В. Новиковой, которая утверждает, что существование административной преюдиции выделяет среди административных правонарушений особую группу деликтов, занимающих по своей общественной опасности промежуточное положение между административными правонарушениями и преступлениями .

В противовес данному высказыванию можно привести слова А. В. Иванчина: в преступлениях с административной преюдицией опасность личности субъекта возрастает, следовательно, в целом возрастает общественная опасность такого поведения. Законодатель полагает, что общественная опасность составов с административной преюдицией достигает криминального уровня вследствие опасности не самого деяния, запрещенного уголовно-правовой нормой, а вследствие опасности лица, его совершившего .

Полагаем, что институт административной преюдиции не несет угрозы разделения уголовного и административного права, не нарушает отраслевую чистоту уголовного права. Уголовная и административная ответственность являются разновидностями юридической ответственности, базируются на схожих задачах и стремятся к достижению общей цели — защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечения законности и правопорядка. Кроме того, уголовное право, как и другие отрасли права не является статичным, оно меняется вследствие различных факторов (экономических, социальных, политических). Административная преюдиция — это особый способ взаимодействия данных отраслей права.

Административная преюдиция позволит более эффективно предупреждать преступления. Как отмечает Н. И. Пикуров, нормы с административной преюдицией объединяют профилактические функции уголовного закона и предупредительную функцию административно-правового регулирования. В таком случае образуется не просто двойная, а многослойная система превенции .

Тем не менее, отсутствие единства в юридической науке и полярные взгляды на данный институт свидетельствуют о том, что дискуссия не закончена. Накопление указанных проблемных вопросов обусловливает необходимость дальнейшего изучения института административной преюдиции, необходимость его более детальной разработки. Нет сомнений в том, что законодательно-техническое совершенствование УК РФ есть важное направление развития уголовного законодательства.

Литература:

Уголовные дела с административной преюдицией исключены из подсудности мирового судьи и отнесены к подсудности районного суда

Федеральный закон от 27.12.2018 N 509-ФЗ «О внесении изменений в статьи 31 и 35 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Речь идет о уголовных делах, предусмотренных, в том числе, следующими статьями УК РФ:

116.1 (нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию);

151.1 (розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции);

157 (неуплата средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей);

158.1 (мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию);

264.1 (нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию).

Кроме того, Законом усовершенствованы правила территориальной подсудности, предусмотренные статьей 35 УПК РФ.

Так, установлено, что территориальная подсудность уголовного дела по ходатайству стороны либо по инициативе председателя суда, в который поступило уголовное дело, может быть изменена еще в одном случае, а именно: если имеются обстоятельства, которые могут поставить под сомнение объективность и беспристрастность суда при принятии решения по делу.

Ходатайство об изменении территориальной подсудности уголовного дела по основаниям, указанным в статье 35 УПК РФ, стороны подают в вышестоящий суд через суд, в который поступило уголовное дело. Судья, в производстве которого находится уголовное дело, возвращает ходатайство лицу, его подавшему, если ходатайство не отвечает установленным требованиям.

Вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела по данным основаниям разрешается в срок до 10 суток со дня поступления ходатайства.

10 сентября группа депутатов внесла на рассмотрение Думы законопроект № 791911-7, которым предлагается внести изменения в ст. 90 УПК РФ, исключив из нее преюдицию постановлений, принятых в соответствии с законодательством об административных правонарушениях.

Как указано в пояснительной записке, внесение изменений не повлечет за собой отмену статей Особенной части Уголовного кодекса, в которых изложены составы с административной преюдицией. Нововведением станет то, что первоначальный проступок повторно будет исследоваться как на досудебной стадии процесса, так и в суде.

Инициаторы раскритиковали административную преюдицию

Авторы поправок напомнили, что административная преюдиция появилась в современном уголовном праве 10 лет назад. По их мнению, это связано с тем, что в 2009 г. в ежегодном послании Федеральному Собранию президент обратил внимание на необходимость увеличения объема использования административной преюдиции в уголовном законодательстве. Позднее, как указано в пояснительной записке, в УК РФ появилось 13 составов с использованием этого института. К ним, в частности, относятся нанесение побоев, мелкое хищение и нарушение ПДД, совершенные лицом, подвергнутым административному наказанию.

Разработчики законопроекта полагают, что введение административной преюдиции породило ряд проблем в уголовном судопроизводстве. Они отметили, что главная сложность состоит в том, что лицо за первое деяние привлекается к уголовной ответственности по правилам не уголовного судопроизводства, а по нормам КоАП РФ. При этом при расследовании повторного эпизода органы предварительного следствия и суд не исследуют вопросы, связанные с этим административным правонарушением.

Как отметили авторы, на эту проблему обратил внимание Верховный Суд в Постановлении от 24 мая 2016 г. № 21 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 314.1 УК РФ». Согласно п. 9 данного акта обстоятельства, послужившие основанием для привлечения лица к административной ответственности, «не предопределяют выводы суда о виновности подсудимого в совершении преступления, предусмотренного статьей 314.1 УК РФ, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, проверенных и оцененных посредством уголовно-процессуальных процедур. Если указанные обстоятельства препятствуют постановлению приговора, суд возвращает уголовное дело прокурору».

Авторы законопроекта указали и на позицию Конституционного Суда, выраженную в Постановлении от 21 декабря 2011 г. № 30-П. В соответствии с ней уголовно-правовая квалификация деяния определяется исключительно в рамках процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и не может устанавливаться в иных видах судопроизводства.

В пояснительной записке также есть ссылка на Постановление КС от 10 февраля 2017 г. № 2-П о проверке конституционности ст. 212.1 УК, согласно которому каждый вид судопроизводства имеет собственные задачи и осуществляется в присущих только ему процедурах. Это положение, по мнению Суда, распространяется и на преюдициальное значение судебных решений, вынесенных в порядке производства по делам об административных правонарушениях. КС отметил, что при применении ст. 212.1 УК РФ преюдициальность административной ответственности за совершение соответствующего административного правонарушения не может обладать неопровержимым характером. Это, как указано в постановлении, предполагает необходимость проверки судом всех обстоятельств совершения уголовно наказуемого деяния в рамках уголовного судопроизводства.

Депутаты обратили внимание на тот факт, что обычно в уголовном процессе не проверяют законность административного наказания за первое правонарушение. При этом, как сообщили авторы законопроекта, сам гражданин также зачастую не обжалует постановление, полагая, что «спор по поводу штрафа ему дороже обойдется».

Они отметили, что уголовная ответственность за преступление, состав которого предусматривает преюдицию, не может наступать тогда, когда к ответственности за первое правонарушение лицо было привлечено с нарушением закона. По словам авторов, некоторые специалисты высказывают соображение о том, что если подобные нарушения выявлены судом при рассмотрении и разрешении уголовного дела, то дело подлежит прекращению по реабилитирующим основаниям.

Однако, пояснили депутаты, такому решению мешают положения ст. 90 УПК РФ о преюдиции. Прекратить дело можно лишь отменив решение о привлечении лица к административной ответственности. Как указано в пояснительной записке, фактически отменить такое постановление можно только по протесту прокурора, который внесет его в суд по результатам расследования в уголовном деле первого административного проступка. Однако такое расследование, по мнению авторов законопроекта, возможно лишь в случае исключения из ст. 90 УПК РФ административной преюдиции.

Депутаты полагают, что на сегодняшний день «в законодательстве образовалась несуразица». Не являются преюдициальными судебные решения, вынесенные в соответствии со ст. 226.9, 316 и 317.7 УПК РФ, принятые в особом порядке, а также по делам, дознание по которым проводилось в сокращенной форме. При этом постановления о привлечении к административной ответственности преюдициальны, хотя по таким делам расследование вообще не проводится. По словам разработчиков, законопроект направлен на устранение этого противоречия.

Правовое управление Госдумы не согласилось с инициативой

Между тем Правовое управление аппарата Госдумы не поддержало предложенные изменения.

Управление обратило внимание на тот факт, что в Постановлении КС от 10 февраля 2017 г. № 2-П, на которое депутаты сослались в пояснительной записке, также указано, что повторное совершение лицом однородных административных правонарушений объективно свидетельствует о недостаточности имеющихся административно-правовых средств. Это, по мнению КС, может рассматриваться в качестве конституционно значимой причины для криминализации соответствующих деяний, которые, «оставаясь в своей нормативной первооснове административными правонарушениями, по характеру и степени общественной опасности приближаются к уголовно наказуемым деяниям и при определенных условиях способны причинить серьезный вред общественным отношениям, поставленным под охрану уголовного закона».

Правовое управление согласилось с тем, что повторное нарушение тех или иных запретов свидетельствует о том, что лицо, привлеченное к административной ответственности, не встает на путь исправления и продолжает умышленное нарушение «охраняемых правоотношений».

Сославшись на постановления Конституционного Суда от 2 февраля 1996 г. № 4-П, от 3 февраля 1998 г. № 5-П и от 5 февраля 2007 г. № 2-П, управление указало, что преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности. По его мнению, отмена административной преюдиции приведет к трудностям в правоприменительной практике, поскольку судья, рассматривающий уголовное дело, не вправе давать правовую оценку вступившему в законную силу постановлению суда, равно как и доказательствам, и иным фактическим обстоятельствам дела об административном правонарушении.

По мнению Правового управления ГД, добровольный отказ гражданина от обжалования решения суда о привлечении к административной ответственности не может служить основанием для умаления принятого судом постановления по делу об административном правонарушении.

Дополнительно Управление сообщило о том, что до внесения законопроекта в Государственную Думу на него в соответствии со ст. 8 Закона о введении в действие УК РФ необходимо получить официальные отзывы Правительства РФ и Верховного Суда. В настоящий момент информация о таких отзывах в Системе обеспечения законодательной деятельности отсутствует.

Эксперты по-разному оценили законопроект

Адвокат, партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов полагает, что законодательная инициатива обречена на провал. «Законопроект направлен на умаление принципа обязательности исполнения судебных актов. С учетом этого перспектива пересмотра судебных актов по делам об административных правонарушениях в рамках уголовного процесса видится крайне сомнительной», – сказал он.

Сергей Гревцов поддержал позицию Правового управления Государственной Думы, отметив, что предлагаемые изменения нарушат баланс публичных и частных интересов, а также понизят значимость и важность постановлений по делам об административных правонарушениях.

Адвокат АП Белгородской области Борис Золотухин в своем комментарии «АГ» отметил, что ему «категорически не нравится наличие в УК РФ составов с административной преюдицией». Тем не менее он посчитал «абсурдными» предлагаемые изменения. «Это противоречит принципу правовой определенности. Вступившее в законную силу решение суда обязательно для исполнения всеми государственными органами и гражданами. Его «ревизия» возможна только в вышестоящей судебной инстанции. Дознаватель или следователь не вправе ни расследовать обстоятельства, уже оцененные судом, ни пересматривать судебное решение», – подчеркнул Борис Золотухин.

Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Валерий Саркисов сообщил «АГ», что тезис авторов законопроекта о невозможности преюдиции решений, принятых при производстве по делам об административных правонарушениях, обоснован. Однако, по мнению адвоката, изменение в связи с этим редакции действующей ст. 90 УПК РФ излишне. «Недопустимость преюдиции судебных решений по делам об административных правонарушениях давно признана в теории. Это связано с особенностями данного вида судопроизводства, лишенного зачастую как состязательности, так и иных основных признаков, обеспечивающих принятие решений в ходе полноценного судебного процесса», – пояснил Валерий Саркисов.

Дополнительно он отметил, что обстоятельства, установленные при производстве по делам об административных правонарушениях, не являются преюдициальными при рассмотрении спора в гражданском и арбитражном судопроизводстве. «В уголовном судопроизводстве вопрос принятия без дополнительной проверки обстоятельств, установленных при производстве по делам об административных правонарушениях, встает наиболее остро в связи с наличием ряда составов, предусматривающих уголовную ответственность при условии повторного совершения деяния лицом, привлеченным к административной ответственности», – сказал адвокат.

Валерий Саркисов подчеркнул, что Верховный и Конституционный суды уже высказались по данному вопросу, «нацелив правоприменителей на необходимость проверки обстоятельств, послуживших основанием для привлечения лица к административной ответственности».

В то же время адвокат сообщил, что предложенная редакция ст. 90 УПК РФ в случае ее принятия может полностью исключить в сфере уголовного судопроизводства возможность апеллирования без дополнительной проверки к обстоятельствам, установленным судебными решениями по делам об административных правонарушениях. «В случае принятия законопроекта судебные решения по делам об административных правонарушениях в сфере уголовного судопроизводства будут обесценены до уровня обычного письменного документа, что вряд ли оправдано», – заключил он.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *