25 летие конституции

25 лет Конституции: баланс между свободой и ответственностью

Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев опубликовал статью, посвященную 25-летию Конституции России, в декабрьском номере журнала «Закон».

Публикуем полный текст статьи. Статью в формате ПДФ можно скачать на этой странице.

25 лет Конституции: баланс между свободой и ответственностью

В этом году мы будем отмечать 25-летие принятия новой Конституции России. Казалось бы, четверть века — скромный срок по меркам истории российского права. Однако Конституция ценна не годами, а идеями, которые в ней заложены. Именно эти идеи влияют на нашу повседневную жизнь, позволяют чувствовать себя единой страной, строить правовую систему на современных началах, являться полноценным членом семьи цивилизованных народов.

XXI век — первый в тысячелетней истории страны, в который мы вступили с Конституцией. Конечно, и задолго до этого существовали источники права, которые могли претендовать на то, чтобы называться Основными законами государства. Однако ни один из них так ясно, емко, но одновременно системно и всеохватно не регулировал базовые начала построения государства и общества. И нам еще предстоит пройти большой путь практической реализации положений Конституции, раскрытия и осознания ее норм.

1. Конституционная доктрина — основа для развития государства

Неспециалисту Конституция будет казаться сборником деклараций и благих пожеланий. Конечно, это не так. Конституция — акт прямого действия. Она определяет не только структуру государственной власти и основы правовой системы, но и в целом очерчивает границы вмешательства государства в жизнь общества и каждого отдельного человека, провозглашает и гарантирует свободу личности.

Конституция 1993 г. стала первой конституцией в истории нашей страны, которая действует непосредственно. Государственные органы теперь не могут ссылаться на отсутствие урегулированного законом механизма реализации одного из конституционных прав, отказывая в признании такого права за гражданином. Норм Конституции теперь достаточно для того, чтобы каждый из нас мог требовать возмещения вреда, причиненного незаконными актами власти. Чтобы каждый гражданин России мог защищать право собственности, когда его отказываются признавать по формальным основаниям. Или сделать выбор между службой в армии и альтернативной гражданской службой.

Конституция сняла барьеры для вовлечения и людей, и страны в целом в мировое экономическое и культурное пространство. Граждане получили возможность путешествовать за пределы страны, общаться, вести бизнес, участвовать в культурной жизни за границами государства. Именно Конституция создала правовые гарантии этих возможностей.

В то же время Конституция потребовала осознания каждым гражданином своей собственной ответственности. Причем не только за свою судьбу и свое благополучие, но и за все, что происходит в государстве. Конституция освободила граждан от государственной опеки, предотвращая социальное иждивенчество. Возложила на каждого гражданина бремя решения общественных дел — от решения вопросов местного значения (в отделенном от государства местном самоуправлении) до формирования высших органов государственной власти и определения государственной политики.

Свободное формирование политических партий, конкурентные выборы дают возможности любому, кто стремится воплотить в жизнь свои политические взгляды, добиться этого, собирая единомышленников и убеждая других в правильности предлагаемой политической программы. Разумеется, если эти взгляды не носят экстремистского и деструктивного характера.

Никто из граждан не может возложить ответственность за то, что происходит в стране, на кого-то другого, потому что решение задач политического развития — дело каждого.

Именно такой смысл в Конституцию вкладывали ее авторы. Несмотря на то, что, в отличие от некоторых стран, у нас не принято называть вслух имена отцов-основателей, мы знаем тех людей, которые подарили стране Конституцию нового типа. Чьи смелость духа, широта взглядов, интуиция вкупе с глубокими юридическими знаниями позволили открыть новую страницу в истории России.

Годы идут, и поколение юристов, участвовавших в создании текста новой Конституции, уходит от нас. Тем важнее знать и помнить, что они вкладывали в само назначение права. Известно выражение Сергея Сергеевича Алексеева о том, что: «…романтические и оптимистические ориентации, перекрывая известные минусы и издержки, являются опорой и надеждой, источниками веры в святость и неизбежное торжество Права».

Никакие политические или экономические ка­таклизмы не должны поколебать в нас веру в идеалы правового государства, заставить свернуть с дороги, выбранной нами вместе двадцать пять лет назад как альтернативы тоталитаризму, произволу и подавлению прав и свобод. Могут меняться правовые и экономические инструмен­ты, появляться новые технологии, но идеи, которые определили общий путь нашего развития, должны оставаться неизменными.

2. Идеология Конституции — это права и свободы граждан

Все, кто изучал в университете юриспруденцию, знают, что курс конституционного права начинается с рассуждений о самом названии учебной дисциплины: право государственное или все-таки конституционное? И вопрос не просто в названии, он в назначении Основного закона.

Не секрет, что первоначальный текст, например, Конституции США включал в себя, прежде всего, нормы о государственном устройстве, порядке формирования органов власти и их соотношении между собой. И лишь с дальнейшими поправками в ней появились положения о правах человека и гражданина. Показательно, что все советские Конституции начинались с разделов про политическое устройство и лишь потом закрепляли личные права.

Мы знаем, однако, что в условиях так называемой социалистической законности подавляющее большинство норм Основного закона о защите прав и свобод игнорировались, люди были беззащитны перед репрессивным аппаратом. Но даже само наличие в стране документа под названием «Конституция» позволяло советским диссидентам–правозащитникам взять на вооружение известный лозунг «Соблюдайте вашу Конституцию!», требовать от власти уважительного отношения к закрепленным в ней правам и свободам.

В Конституции 1993 г. уже в ст. 2 провозглашается, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина есть обязанность государства.

Нельзя сказать, что другие разделы Конституции, посвященные федеративному устройству, высшим органам законодательной, исполнительной и судебной власти, менее значимы. Однако именно раздел, посвященный правам и свободам, определяет всю идеологию Основного закона, его внутреннюю логику.

Правильным будет считать, что никакого противостояния между разделами Конституции нет и не может быть. Все положения важны, хотя понятно, что реализовать в полном объеме конституционные положения о правах и свободах бывает намного сложнее, чем учредить и сформировать новые органы власти и политические институты взамен прежних, как это произошло в 1993 г. Если представить себе этапы раскрытия и реализации гарантированных Основным законом положений, то самый сложный, долгий, но одновременно самый важный этап — этап внедрения каждой из 47 статей главы Конституции, посвященной правам и свободам человека и гражданина, в ткань права, в жизнь.

Действующая Конституция стремится к установлению баланса между свободой и ответственностью, избегая перекосов как в сторону прямолинейного либерализма, так и растворения интересов граждан в интересах общества и государства.

Признавая и защищая права человека, российская Конституция устанавливает пределы притязаний на защиту таких прав, не признавая правами те, которые явно входят в конфликт с ценностями, традиционными для российского общества. Тем самым сама идея прав человека получает новое прочтение по отношению к другим конституциям и обозначает особый, оригинальный и нестандартный подход к восприятию прав человека.

Именно общие принципы и нормы о правах и свободах человека стали основной, наиболее активно применяемой частью Конституции. Другие конституционные положения — о системе государственных органов, о распределении компетенции между ними — стали пониматься и восприниматься вполне определенно и однозначно. Хотя в первые годы после принятия Конституции эти нормы были предметом разнообразных споров, до того, как они были конкретизированы или на практике, или путем общего толкования, данного Конституционным Судом в своих постановлениях.

В частности, реализация предусмотренных Конституцией принципов территориального устройства России показала, что воплощение конституционных гарантий самостоятельности регионов не должно выливаться в региональный сепаратизм и стремление создать собственную государственность, выйдя из состава Российской Федерации. В то же время автономия регионов должна опираться на самостоятельные, активные и ответственные органы государственной власти, которые пользуются поддержкой и доверием населения. А эффективный общественный контроль за деятельностью органов власти должен стать основой предотвращения коррупции и злоупотреблений в региональных органах. К сожалению, такие условия не могли быть обеспечены во всех российских регионах, и это потребовало использования предоставленной Конституцией возможности значительной централизации всей системы государственных органов с помощью утверждения законом общих принципов организации власти в субъектах России.

Система органов публичной власти, выстроенная на основании конституционных положений, стабильно и эффективно функционирует, а это дает основания считать успешным воплощение норм Конституции в жизнь.

3. Конституция — фундамент современного регулирования

Конституция России 1993 г. может рассматриваться как выдержавшая проверку временем еще и потому, что за прошедшие 25 лет так и не потребовался ее радикальный пересмотр. Несмотря на все трудности переходной экономики, произошедший в конце 1980-х — начале 1990-х гг. развал хозяйственной системы, финансовые трудности и внешние шоки, угрозу гражданской войны, все последние двадцать пять лет неумолимо шел процесс реализации конституционных положений.

У нас появилось новое гражданское законодательство, основанное на принципах равенства субъектов, свободы договора и предпринимательской деятельности. Создана современная бюджетная система, которая позволяет аккумулировать и распределять средства для выполнения социальных обязательств перед гражданами. Российское уголовное законодательство соответствует мировым стандартам и направлено на реализацию принципов презумпции невиновности, правовой определенности при квалификации деяния как преступления и назначения наказания.

Все законодательство России было полностью обновлено за последние 25 лет на основе положений Конституции. Можно смело сказать, что не осталось ни одной значимой сферы регулирования, где старое советское законодательство сохранило бы свою силу.

И подавляющая часть работы по обновлению правового поля, изменению тысяч нормативных актов на всех уровнях власти в стране была проведена в последние 15 лет.

При этом базовые устои Конституции были сохранены в неизменном виде, что доказывает не только эффективность созданной ею системы правового регулирования, но и демонстрирует ее богатый потенциал, сочетание твердости основных принципов с гибким механизмом их практической реализации.

Реализация конституционных норм требует обеспечения действия ее принципов огромным массивом законодательных и подзаконных норм. Требует воплощения этих принципов в административной и судебной практике, выработки общих подходов к их толкованию и применению. А также — разработки конституционно-правовой доктрины, без которой невозможно ни установить ориентиры в правоприменении, ни обеспечить подготовку новых поколений юристов, чьей задачей станет продолжение работы по воплощению в жизнь основных положений нашей Конституции.

Мы далеко продвинулись за прошедшие 25 лет, но многое еще необходимо сделать. Работа идет, хотя зачастую медленнее, чем хотелось бы. Однако практика меняется: сегодня государственный аппарат в России работает принципиально иначе, чем это было 25 лет назад. И в этом немалая заслуга конституционных норм, задавших вектор развития правовой и государственной системы на многие годы вперед.

4. Социальное государство — курс на развитие России

Но совершенствование законодательства вторично. Главное — улучшение жизни людей, создание условий для достойного развития каждого.

История не знает примеров бедного, но демократического и социального государства. В бедном и слабом государстве никогда не может быть качественного образования, здравоохранения и социального обеспечения. Экономическое благосостояние, рост доходов расширяют возможности для самореализации, и обязанность государства — защитить каждого, дать шанс на достойную жизнь.

Сама по себе Конституция не сделает людей сытыми, образованными, здоровыми и счастливыми, но именно она заставляет государство справедливо и рачительно распределять деньги, ориентироваться на мнение и интересы людей при осуществлении своих ежедневных функций, способствует развитию институтов гражданского общества.

Даже самый отъявленный скептик не сможет отрицать, что за последние два десятилетия страна неузнаваемо изменилась в лучшую сторону: построены тысячи километров современных дорог, миллионы квадратных метров жилья, современные больницы и школы, в разы выросли реальные доходы людей, увеличилась продолжительность жизни, россияне стали в целом жить намного лучше, чем в 1993 г.

Мы сами и наши родители даже представить тогда не могли, какие возможности будут доступны сегодня. Но в чем многие были уверены тогда — надежда на достойную жизнь невозможна без болезненного изменения общественного и государственного строя, без отказа от искусственных и уродливых политических, экономических и социальных конструкций. Именно символом надежды стала принятая на всенародном референдуме Конституция.

Нельзя забывать о том, что принятие Основного закона 25 лет назад посредством всенародного волеизъявления, голосами миллионов граждан придает ему особую легитимность, которая никогда и никем не могла быть поставлена под сомнение ни внутри страны, ни за ее пределами. В этом смысле можно вспомнить курьезную историю разработки в 1787 г. действующей Конституции США. Джеймс Мэдисон, один из ключевых участников тех событий, вспоминал потом, что «конституция могла стать неконституционной», так как несколько десятков человек, съехавшихся для ее обсуждения, не имели явных полномочий на одобрение ее текста от направивших их штатов.

Легитимность, всенародный характер российской Конституции позволили ей пережить фактически в неизменном виде политические и социально-экономические преобразования, предопределить формирование современной модели федерализма, систему взаимоотношений различных уровней власти.

Важнейший итог принятия Конституции — возвращение всей государственной и общественной жизни в правовое, конституционное поле, отказ от насилия и конфронтации как способов решения политических проблем.

Как писал один из авторов текста Конституции Анатолий Александрович Собчак, с принятием Основного закона начался процесс политической стабилизации и структурирования, политическая борьба с улиц переместилась в парламент, а у различных политических групп появился стимул прийти к власти мирным легальным путем. Путь конституционного развития позволил нам построить действительно суверенное и независимое государство, войти в семью современных демократических стран. Мы заняли свое место в системе международного права и международных отношений. Несмотря на внешнеполитическую турбулентность, последовательно, вместе с другими государствами отстаиваем принципы мирного разрешения международных споров, сотрудничества народов, борьбы с международным терроризмом.

5. Впереди — время судов

Куда мы будем двигаться дальше? В каких направлениях можно прогнозировать развитие российского конституционализма?

Чтобы ответить на эти вопросы, обратимся к самому тексту Конституции, ст. 18 которой прямо закрепляет, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

За последнюю четверть века была сформирована система органов власти на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, компетенция которых четко разграничена законом. При этом обеспечена необходимая координация их работы для решения общих задач развития страны.

Многое было сделано и для создания современной судебной системы, приняты и действуют процессуальные кодексы, новое законодательство о судоустройстве, суды укомплектованы квалифицированными кадрами, за последние годы удалось обеспечить достойный уровень финансирования судов.

Следующий этап нашей общей работы — сделать так, чтобы, как и предписывает Конституция, весь государственный аппарат работал не как вещь в себе, решая сугубо внутренние задачи, но был направлен на реализацию принципов современного правового социального и демократического государства, концепции Конституции Человека.

Формирование системы власти — далеко не конечная задача. Именно органы власти, согласно Конституции, обеспечивают реализацию прав и свобод человека. Именно они ответственны не просто за их признание и обеспечение, но и за развитие. В связи с этим можно предположить, что на следующем витке должен произойти переход от концентрации на государственном строительстве к развитию свободы человека, поощрению его инициативы. В таком случае именно судебная власть неизбежно станет «драйвером» тех преобразований, которые позволят продвинуться к воплощению идеалов демократического государства, на которых основана Конституция, мы станем свидетелями «эры судов». Лаконичный текст Основного закона сам по себе предполагает особое значение правосудия, в том числе конституционного, возможность развития норм Конституции посредством ее толкования и применения судами.

Именно судебная система имеет особое значение и в системе сдержек и противовесов, которая позволяет избежать сваливания к диктатуре.

В истории человечества усиление судебной власти, как правило, одновременно влекло за собой развитие прав человека. Именно суды нередко вставали на пути произвола. В судебной практике зачастую и достигается баланс прав и интересов различных групп: кредиторов и должников, правообладателей и пользователей правами, работников и работодателей, государственных контролеров и проверяемых предприятий и т.д. Эффективное и независимое правосудие возвращает веру людей в торжество права и справедливости, веру в саму Конституцию.

«Эра судов» предполагает не только укрепление и развитие судебной ветви власти, но и выстраивание равноправного диалога между национальным и международным правосудием, защиту судебного и юридического суверенитета страны.

И здесь Конституция в ч. 3 ст. 46 дает четкие ориентиры для выстраивания такого взаимодействия, последовательного проведения принципа субсидиарности, который предполагает перенос именно на национальный уровень бремя защиты прав собственных граждан. А также — вспомогательный характер межгосударственных органов, при безусловном соблюдении норм международного права. Именно национальные суды в соответствии с положениями Конституции очерчивают красные линии в правовой системе, границы внутригосударственной компетенции, через которые не допускается внешнее вторжение.

При этом нельзя забывать о том, что и международное, и национальное правосудие в сфере прав человека направлено на решение единой задачи — защита свобод, противостояние неправомерным попыткам ограничения достоинства граждан, умаления их прав. И в решении этой задачи международные и национальные суды опираются на общие позиции. За прошедшие с принятия Конституции годы российская судебная система отчетливо продемонстрировала способность самостоятельно, без какой-либо внешней подпитки выполнять возложенную на нее Основным законом миссию.

Непосредственное действие Конституции обеспечивается теперь решениями специального суда — Конституционного. Именно существование такого органа позволяет сделать Конституцию реально применяемой, поскольку каждый гражданин, считающий, что его конституционные права были нарушены законом, примененным в его деле, может потребовать оценки конституционности такого закона. Конституционные нормы и принципы при рассмотрении этих дел интерпретируются в отношении конкретных ситуаций, что позволяет обеспечить реализацию таких принципов во всех правовых областях и сферах. Конституционные положения перестали быть отвлеченными общими декларациями, они наполняются конкретным практическим содержанием, становятся аргументами в разнообразных правовых спорах, прежде всего спорах с органами публичной власти.

Именно практика российских Конституционного и Верховного судов позволила обеспечить права и интересы подозреваемых, обвиняемых и подсудимых, лиц, привлекаемых к административной ответственности, налогоплательщиков, должников и взыскателей в исполнительном производстве, других категорий субъектов, охватывающих миллионы граждан и юридических лиц.

6. Россия и Европа — 20 лет правового диалога

2018 год — не только год юбилея Конституции, но и 20-летия участия России в Совете Европы. Решение о вступлении в Совет Европы — не было случайным, оно было предопределено самой логикой Основного закона страны.

За эти годы был пройден большой путь восприятия современных принципов демократии и верховенства права. В диалоге с Советом Европы нам удалось серьезно продвинуться в решении очень многих проблем, которые влияют на жизнь людей: обеспечения достойных условий содержания в местах лишения свободы, своевременного исполнения требований судебных актов, повышения качества правосудия, соблюдения прав при оказании психиатрической помощи, защиты прав собственности и многих других.

Особенно продуктивным этот диалог был в первые годы после принятия новой Конституции и вступления России в Совет Европы. Но диалог только тогда приносит результаты, когда он свободен от политизированности, практики двойных стандартов, голословных обвинений. Использование структур Совета Европы и других международных организаций как инструментов давления на Россию — дорога в один конец. Путь, ведущий к расшатыванию и в конечном итоге уничтожению всей хрупкой системы сотрудничества и безопасности на континенте, сложившейся после краха Берлинской стены. И ответственность за ослабление существующей системы, которая вот уже почти 75 лет удерживает мир от большой войны, будет лежать на тех, кто пытается создать атмосферу недоверия и страха, считает, что экономическое и военное превосходство позволяет диктовать другим свою волю. Стремление к господству любой ценой, отказ от норм международного права только в прошлом веке два раза ставили Европу на грань катастрофы.

Мы знаем, что Конституция в части закрепления прав и свобод человека и идеологически, и текстуально основана в том числе на Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, полноправным участником которой вот уже два десятилетия является Россия. Европейская конвенция, принятая в 1950 г., стала реакцией европейских народов на ужасы Второй мировой войны, и лозунг ее разработчиков, подзабытый, но как никогда актуальный сегодня: Never again! Приверженность основам Конституции позволяет нам верить в то, что Россия никогда снова не станет ареной ожесточенного гражданского противостояния, массовых репрессий, уничтожения и унижения миллионов людей, тоталитаризма и бесчеловечных социальных экспериментов.

Но власть должна соблюдать права своих граждан, независимо от участия в тех или иных международных организациях или конвенциях. Безусловный запрет пыток, недопустимость бесчеловечного и жесткого отношения, независимое правосудие, ограничение произвола и беззакония вытекают из духа и буквы самой Конституции Российской Федерации.

Идеи, на которых зиждется Основной закон, являются внутренним стимулом для развития прав и свобод человека. Наличие такого стимула, а не только мощь армии и флота, самодостаточность национальной экономики предопределяет самостоятельность и независимость страны.

7. Потенциал Конституции: что дальше

Периодически слышны голоса, призывающие решительно изменить текст Конституции или даже принять новый Основной закон. Конечно, такие изменения могут быть обусловлены вызовами времени, сама Конституция предусматривает четкий порядок ее корректировки. Наши отцы-основатели предусмотрели такой механизм, но также нельзя забывать и об их замысле, словах о том, что фундаментальные права человека, упорядоченная власть, правосудие, т.е. все то, что раскрывает предназначение Конституции, — не политика и не идеология. Это неизменные устои свободного сообщества свободных людей. И поэтому Конституция в принципе должна быть вечной. Она призвана ввести в качестве незыблемых соответствующие нормы и принципы навсегда, на не ограниченную каким-либо сроком или событиями перспективу.

Изменения в Конституцию, конечно, могут быть направлены на актуализацию статуса органов власти, развитие тех или иных прав, но никогда не должны снижать уровень защиты личности, подрывать основы демократического устройства страны. Мне самому довелось представить предложения, направленные на совершенствование системы органов власти (о продлении срока полномочий Президента Российской Федерации и Государственной Думы, а также об отчетности Правительства России перед Государственной Думой). Но эти изменения были точечными и не затрагивали права личности.

Мы должны беречь Конституцию. Помнить о том, что каждое ее положение не просто юридически выверенное, но часто — выстраданное и омытое кровью. Именно ее положения придают нам надежду на лучшее. Уверен, что наша жизнь будет защищена правом. Что наше государство будет справедливым.

Постановление Верховного совета РФ от 22.01.1992 № 2225-1 «О положении о Конституционной комиссии».

Распоряжение Президента РФ от 03.06.1993 № 408-рп.

Алексеев С.С. Теория права: поиск новых подходов. Екатеринбург, 2000. С. 245–246.

Rodell F. 55 Men: The Story of the Constitution, Based on the Day-by-Day Notes of James Madison. Stackpole Books, 1986. P. 15–23.

Собчак А.А. Собрание сочинений в пяти томах. Т. V. Ч. 1. Воспоминания и публицистика. СПб., 2013. С. 574–575.

См.: Алексеев С.С. Собрание сочинений в 10 т. Т. 4: Линия права. Концепция: сочинения 1990-х — 2009 гг. М., 2010. С. 82–83.

См., напр.: Постановления КС РФ от 14.07.2011 № 16-П; от 17.10.2011 № 22-П; Пленума ВС РФ от 22.12.2015 № 58.

См., напр.: Постановление КС РФ от 25.04.2011 № 6-П.

См., напр.: Постановление КС РФ от 17.03.2009 № 5-П.

См., напр.: Постановление КС РФ от 14.05.2012 № 11-П.

Публикации

В нынешнем году Конституции РФ в связи с ее 25-летием было посвящено беспрецедентное количество конференций, круглых столов, публикаций, телепередач и прочего. Из всего этого множества для подробного освещения мы выбрали Ельцин-форум, организованный Президентским центром Б.Н. Ельцина — важнейшей фигуры в конституционном процессе.

Публикацией ключевых тезисов из выступлений «отцов-основателей», непосредственным образом причастных к созданию Основного закона, завершается цикл материалов, посвященных юбилею Конституции, депутата Госдумы РФ первого созыва, журналиста, сопредседателя историографического сообщества «Политика на сломе эпох» Аллы Амелиной.

Тема мероприятия была сформулирована так: «25 лет Конституции Российской Федерации: уроки истории — испытания будущим».

Модератором конференции был Геннадий Бурбулис, президент Центра «Стратегия», основатель Школы политософии «Достоинство». Открывая заседание, он огласил приветствие Наины Иосифовны Ельциной.

Геннадий Бурбулис предложил посмотреть на Конституцию РФ из «духовных глубин XXI века». По его словам, понять нашу жизнь в конституционном пространстве, осмыслить уроки истории добросовестно и вдумчиво можно только погрузившись в эти глубины. А поскольку отношение к Конституции РФ в обществе и во власти многолико, он предложил повести диалог в «мировоззренческой матрице», предполагающей поиск ответов на четыре вопроса, «которые являются сущностью нашей конституционной формулы: кто мы — сегодня, сейчас? Где мы? Каково жизненное пространство, в котором мы находимся? Во что мы верим?»

В этом ключе и пошло обсуждение.

Член-корреспондент РАН Юрий Батурин (в 1993 году — помощник Президента РФ по правовым вопросам) обозначил тему своего выступления так: «Конституция во времени: ценности и смыслы». Прежде всего он охарактеризовал Конституцию как «очень достойный юридический документ», который живет и продолжает работать.

Батурин не стал погружаться в юридические тонкости, а поделился размышлениями, связанными с теми вопросами, которые поставил Геннадий Бурбулис. Он заметил, что, если бы мы выбрали произвольно разные точки из прошедших 25 лет, то каждый раз отвечали бы на эти вопросы по-разному: потому что мы были другими, становились другими, не говоря уже о том, что и реальность менялась. И далее он поразмышлял о Конституции в контексте времени.

Начало 90-х, которое сегодня для многих является уже давней историей, для тех, кто работал тогда над Основным законом, было временем надежд, активных действий, ожиданий быстрых результатов и, конечно, временем демократических ценностей. Но главное — это было время попыток сообща построить государство, в котором хотелось бы жить.

Как же представляли себе это государство в те годы? Разумеется, каждый по-своему, но было и нечто общее. Это социальное и правовое государство, разделение властей, местное самоуправление и многое другое, что зафиксировано в первой главе Конституции. Это права и свободы человека, неумаление достоинства личности, неприкосновенность частной жизни, свобода массовой информации и т.д. — то, что вошло в ее вторую главу.

Но в целом, по словам Батурина, здание будущей государственности представлялось довольно сложно. Его архитектуру составляли и уже завоеванные демократические ценности, и страхи, вызванные трагическими событиями нашей истории.

Образ государства, в котором мы хотели бы жить, был «вылеплен» из слов и имел вид текста. И этот образ, считает Батурин, сегодня не в полной мере соответствует нашим представлениям и ожиданиям. В частности, свобода информации оказалась не нужна большинству СМИ, а власть с помощью нехитрых схем научилась обходить запрет на цензуру.

Юрий Батурин сравнил процесс принятия Конституции РФ со снимавшимся на протяжении четырех лет удивительно интересным и волнующим фильмом о том, каким виделся образ нашего будущего государства множеству достойных людей, высоких профессионалов в переходную эпоху, в турбулентное время, когда правовая мысль уже сбросила с себя политические путы и стала свободной.

На наших глазах возникало явление «коллективного юридического разума». И Конституция, в этом смысле, не только наше достояние, но и памятник аналитической мысли.

Вариантов Конституции, напомнил Батурин, было множество. И по ним можно проследить, как эти тексты соотносятся с происходившими в стране событиями, которых в течение четырех лет было немало. То есть Конституция создавалась в меняющейся стране, а потому и проект ее многократно менялся.

Кстати, Батурин поделился и воспоминаниями о том, как по поручению Бориса Ельцина отслеживал процесс подготовки проекта Конституции в ежедневном режиме и ежедневно же докладывал ему о его ходе. Президент РФ был очень активным участником конституционного процесса, причем не только в политическом, но и в содержательном ключе. Он внес серьезный вклад в создание новой Конституции России и по справедливости может и должен считаться одним из ее авторов.

Но вот документ принят, зафиксирован. И Конституция начала двигаться сквозь меняющуюся реальность. Как образно сказал Батурин, «в полученное изображение вкрадываются дефекты, разломы, возникает неопределенность контуров». И тогда мы говорим: «Получилось не то, что мы хотели. Надо принимать новую Конституцию». То есть написать новые слова, как будто это волшебным образом все изменит.

Но, убежден Батурин, смена Конституции с такой иллюзорной целью — это способ решения лишь сиюминутных задач. А дальше время все равно будет все менять. Все, кроме ценностей, закрепленных в первых двух главах, которые можно изменить только по очень сложной процедуре.

В заключение он выразил надежду, что эти ценности сохранятся и что молодое поколение их убережет.

Сергей Филатов, президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ (в 1993 году — руководитель Администрации Президента РФ) начал свое выступление с рассказа о малоизвестном и полузабытом сюжете из истории Конституции РФ — Конституционном арбитраже, созданном по инициативе Бориса Ельцина.

При наличии огромного количества проектов, поправок, идей и предложений, когда разногласия невозможно было решить голосованием, ситуацию спасал именно этот орган. По словам Филатова, Конституционный арбитраж дал ответы на 14 основополагающих вопросов. Это изменить уже никто не мог, это прекращало споры и давало возможность двигаться дальше.

По мнению Филатова, распространенное представление о том, что была борьба между вариантами Ельцина и Хасбулатова, в которой победил Ельцин, неверно. На самом деле победил диалог. При этом следует учесть, что по итогам апрельского референдума выяснилось, что расстановка сил в Верховном Совете РФ не соответствует расстановке сил в обществе. На этой основе и строилась дальнейшая работа.

«Нельзя сказать, что в Конституции все было решено», — заявил докладчик. Ведь многое решалось на основе определенного консенсуса. Например, о равноправии субъектов РФ. Дать национальным республикам тот же статус, что и в СССР, было невозможно: трудно было себе представить, что та или иная республика выйдет из состава Российской Федерации. По этому поводу поднялся сильный скандал. Это отразилось и на голосовании 12 декабря — многие национальные республики высказались против Конституции.

«Сегодня мы все больше и больше говорим о проблемах, связанных с Конституцией», — отметил Филатов. И это правильно, потому что каждый год наша жизнь меняется. Но он высказался за то, чтобы не менять Конституцию, «как вздумается», а тщательно и постепенно готовить какие-то поправки. К примеру, по его мнению, совершенно очевидно, что создатели Конституции «промахнулись», не обеспечив достаточной меры контроля со стороны законодателей.

Он не сомневается, что изменения в Конституцию вносить надо. В частности, уточнять, какое место в государственном устройстве занимают правительство, суды, прокуратура и пр. Не решены такие важные вопросы, как местное самоуправление, реальное разделение властей.

Что было отлично отработано в 1993 году — это положения о правах и свободах человека, которые легли в основу Конституции. С другой стороны, мы видим, сказал Филатов, как власть постепенно создает ситуации, позволяющие ей так «подстроиться» под Конституцию, чтобы было удобно бороться с инакомыслием.

Например, п.3 статьи 17, где говорится о том, что права и свободы могут быть ограничены в той мере, в какой это необходимо в целях защиты прав и законных интересов других лиц, применяют как почти полный запрет общественной жизни. Любая власть по своей природе стремится к доминированию. И здесь как противовес необходимо гражданское общество. Без организованных структур такого общества добиться того, чтобы эти положения Конституции впрямую исполнялись, не удастся.

По мнению Филатова, сегодня, когда нет открытой вражды между сторонниками и противниками устройства нашего государства, благоприятный момент для постепенного совершенствования Конституции на базе консенсуса. «Но если мы по поводу каждой поправки будем говорить о необходимости новой Конституции, то будем «хромать» еще много лет».

Выступление Тамары Морщаковой, профессора Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», заслуженного юриста РФ (в 1993 году — судья Конституционного Суда РФ) было посвящено Конституции РФ в международной системе прав человека.

Прежде всего она отметила, что новая Конституция России впервые носила явный антиизоляционистский характер. Потому что до этого мы жили чем-то «удивительно особенным». И проиллюстрировала это чередой вопросов-ответов.

На чем было ранее построено наше государство? На многопартийности? Нет, на союзе рабочего класса и колхозного крестьянства, блоке коммунистов и беспартийных. На парламентаризме? Нет, на Советах как особой форме народовластия, не предполагающей разделения властей. На верховенстве права? Нет, на социалистической законности. На правах и свободах человека? Нет, на приоритете общественного над личным. И принятая Конституция помогла отрешиться от этого изоляционизма и все-таки поставить общечеловеческие ценности в основу нашего бытия.

Этот сюжет Морщакова дополнила ответом на вопрос, поставленный Бурбулисом — что делать? По ее словам, Конституция не говорит, что делать. Но она четко говорит, чего делать нельзя. Узурпация власти запрещена. Дискриминация по любым признакам недопустима. Единственный источник власти в стране — народ, и это менять нельзя. И это является очень важным моментом.

Второй сюжет был посвящен месту России в мировом сообществе — с точки зрения не политики, а конституционного текста. Россия впервые позиционировала себя как часть мирового сообщества. Конституция закрепила наше осознание того, что наши базовые ценности не отличаются от общемировых. И это признание общечеловеческих ценностей закреплено в Конституции.

Как подчеркнула Морщакова, нас к этому обязали не международные договоры, не участие в международных организациях, а наша собственная Конституция. И это то самое, на что была изъявлена воля народа как единственного источника власти. Это закреплено в тех положениях, которые поправкам не подлежат, отказаться от них можно только очень трудным путем. И дело не в международных обязательствах, а в том, будем ли мы хранить нашу Конституцию как признающую общечеловеческое содержание прав и свобод для наших граждан. И это очень важно.

Любопытно сформулировал тему своего выступления декан юридического факультета Северо-Западного института управления РАНХиГС Сергей Цыпляев (в 1993 году — представитель Президента РФ в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, участник Конституционного совещания): «Конституция и общество России: кто впереди?»

Ответ на этот вопрос он дал практически сразу: «Конституция, хотя она разрабатывалась в ходе революционных бурь, получилась достаточно удачной и в какой-то степени «на вырост» для нашего общества». Проблема в том, пояснил он, что нам еще тянуться и тянуться, работать и работать, получать демократический опыт для того, чтобы воспользоваться тем потенциалом, который там заложен.

По мнению Цыпляева, Конституция у нас достаточно широкая и гибкая, позволяющая делать многое. Но то, что делаем мы, в значительной степени определяется тем, что наша культура, наши традиции сопротивляются тому, что в ней записано. Это, в частности, «увлеченное строительство вертикали», при котором используется одна наиболее популярная модель: вождь и племя.

Непогрешимый и несменяемый вождь во главе любой группы: в бизнесе, в творческих организациях, в политических партиях. В качестве примера он привел недавнее избрание Александра Калягина на пост руководителя Союза театральных деятелей в пятый раз на пять лет. При этом, отметил Цыпляев, никто к этому граждан не понуждает, просто по-другому не получается.

В Конституции есть что поменять, уверен Цыпляев. В частности, он считает, что мы сильно ослабили исполнительную власть, у нас правительство практически не играет роли в политическом процессе и больше походит на экономический отдел при Администрации президента. Поэтому, отметил докладчик, все утверждения, что в Конституции сделан крен в сторону исполнительной власти, неверны.

Однако Сергей Цыпляев считает, что на этапе реставрации, который мы сейчас переживаем, ожидать принятия некоей улучшенной Конституции практически нереально. Сейчас главный вопрос повестки дня — отстаивание того текста, который мы имеем. А каждый, кто хочет сегодня создать новую Конституцию, должен задать себе вопрос: уверен ли он, что удастся отстоять существующий объем прав и свобод человека; что удастся сохранить имеющийся уровень федерализма и местного самоуправления под напором сторонников централизации? Сам правовед уверен в другом: каждый, кто хочет сегодня войти в новое Конституционное совещание, должен понимать, что оттуда можно выйти без свободы и без России.

***

В конференции принимали участие и другие политики и ученые, причастные к конституционному процессу 90-х: главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Виктор Шейнис, президент Фонда «Индем» Георгий Сатаров, доцент РГГУ, редактор журнала «Неприкосновенный запас» Андрей Захаров и другие.

Они не ставили своей целью выработать некий итоговый документ или принять резолюцию. Это был вдумчивый, профессиональный разговор, аналитический взгляд из настоящего на Конституцию РФ.

Подводя итог, можно сказать, что на Ельцин-форуме преобладала такая позиция: да, Конституцию можно и нужно совершенствовать, но делать это очень аккуратно, не затрагивая ее базовые положения. Принятие же нового Основного закона не просто неразумно, но и опасно для будущего России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *