2 генеральных директора в ООО

Содержание

Может ли в ООО быть несколько директоров?

Довольно часто в обществах с ограниченной ответственностью в выписках из реестра юридических лиц можно встретить упоминание о двух или даже большем количестве лиц, имеющих право действовать от лица ООО без доверенности — иными словами, занимающих пост генерального директора. Подобная ситуация складывается из-за обыкновенной безответственности учредителей компании, безо всякой причины заносящих в регистрационные документы лишних директоров и в таком виде подающих бумаги в ЕГРЮЛ, сотрудники которого, как известно, не имеют права проверять сведения, предоставляемые при государственной регистрации. В результате подобного казуса создаётся мнение о том, что законодательством допускается наличие в составе общества двух и более директоров. Однако это мнение ошибочно.

Невозможность существования дополнительных лиц, действующих от лица общества без доверенности, кроется в самом определении генерального директора, закреплённом в Федеральном законе об ООО: директором называется единоличный исполнительный орган. Ключевое слово в данном случае — «единоличный» — никто, кроме генерального директора не имеет права действовать от лица общества, не имея доверенности. Даже в том случае, если в ООО образован коллегиальный исполнительный орган (дирекция или правление), возглавлять его будет единственный сотрудник, опять же, не имеющий дополнительных документов.

Любой другой участник предприятия может выступать от лица ООО по ряду вопросов, действуя по доверенности, выданной руководителем и определяющей его — участника — компетенцию. Такой участник может обладать достаточно обширными полномочиями, сравнимыми и даже одинаковыми с полномочиями руководителя фирмы. Однако даже несмотря на это в любых документах подпись этого участника будет сопровождаться пометкой «действующий на основании доверенности».

При этом срок, на который выдаётся доверенность, а также полнота полномочий, закреплённых в ней, находятся в исключительной компетенции генерального директора. Кроме того, он может в любой момент отозвать доверенность — то есть, прекратить её действие изданием соответствующего приказа. Возможно, именно этим объясняется наличие в регистрационных списках нескольких компаний сразу нескольких директоров — нежеланием зависеть от воли генерального.

Следует также отметить, что в некоторых организационно-правовых формах юридических лиц всё же может быть несколько руководителей. К таким формам относится, например, товарищество, где право ведения дел на законных основаниях предоставляется нескольким участникам. Однако сравнивать товарищество с ООО некорректно, так как цели его создания, а также формы деятельности абсолютно другие.

Два директора в корпорации: как правильно оформить и организовать работу?

Российское законодательство уже достаточно давно предусматривает возможность одновременного функционирования в корпорациях нескольких единоличных исполнительных органов. Нельзя сказать, что бизнес охотно стал использовать появившуюся возможность, однако первые примеры уже есть. О том, какие существуют модели множественности руководителей и как организовать работу в компании с несколькими директорами, чтобы впоследствии не столкнуться с проблемами, читайте в материале.

Законодательство предусматривает образование в корпоративном юридическом лице единоличного исполнительного органа — директора, генерального директора, президента и т.п. (п. 4 ст. 32 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон об ООО, п. 1 ст. 69 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», далее — Закон об АО). При этом уставом корпорации может быть определено, что полномочия единоличного исполнительного органа предоставляются нескольким лицам, действующим совместно либо независимо друг от друга (абз. 3 п. 1 ст. 53 и п. 3 ст. 65.3 ГК РФ). В качестве таких руководителей может выступать как физическое лицо, так и юридическое. В частности, допустимо, если в корпорации полномочия единоличного исполнительного органа будут предоставлены юридическому лицу — управляющему (п. 1 ст. 42 Закона об ООО). Далее по тексту мы будем использовать термины «генеральный директор» или «руководитель» для обозначения единоличного исполнительного органа и с целью его отличия от иных должностей со схожим наименованием, но которые не наделены правом представлять юридическое лицо без доверенности.

Иными словами, закон допускает назначение (избрание) двух и более генеральных директоров в одной корпорации, сведения о которых подлежат включению в единый государственный реестр юридических лиц.

Сфера применения и решаемые задачи

Механизм множественности действует в России чуть более трех лет — соответствующие изменения в Гражданский кодекс вступили в силу с 1 сентября 2014 г. (внесены Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»). Однако широкого распространения этот механизм пока не получил. Возможно, в силу менталитета российского бизнеса, консерватизма и привычки к принципам единоначалия в деятельности компаний, а возможно, в силу несовершенства норм права, регулирующих данный институт. Надо отметить, что подобный сценарий нередко наблюдается и с другими когда-то новеллами системы корпоративного регулирования и управления. Достаточно вспомнить корпоративные договоры: несмотря на то, что их правовое регулирование еще оставляет множество вопросов и возможностей двоякого толкования, их использование бизнесом стало если не каждодневным, то привычным уж точно.

Можно выделить следующие случаи возможного использования механизма множественности единоличных исполнительных органов:

  • разделение полномочий и ответственности руководителей;

  • дополнительная защита сособственников бизнеса или его инвесторов от злоупотреблений по стороны руководителя;

  • временная «деликатная» интеграция приобретенного актива путем назначения вторым генеральным директором представителя нового ключевого акционера без отстранения ранее действовавшего;

  • достижение баланса компетенций при принятии решения руководителями с различными профессиональными навыками и знаниями;

  • решение проблемы замещения временного отсутствия руководителя;

  • создание некой «вертикали» исполнительной власти в компании, когда каждый следующий директор имеет полномочий больше, чем предыдущий.

Формально множественности нет, когда два и более директора действуют совместно. В этом случае единоличный исполнительный орган один (не множество), но он представлен в виде двух и более лиц, которые должны восприниматься как единое целое. Использование же термина «множественность» и для такого случая представляется просто более удобным для обозначения сути самого правового механизма.

Следует констатировать, что действующее законодательство содержит лишь крайне общие положения и устанавливает общие принципы множественности генеральных директоров. Отсутствие достаточной детализации вариантов распределения полномочий между генеральными директорами оставляет поле для альтернативных оценок и споров.

Модели множественности генеральных директоров

Что говорит о возможных моделях множественности закон?

Цитируем документ

Учредительным документом может быть предусмотрено, что полномочия выступать от имени юридического лица предоставлены нескольким лицам, действующим совместно или независимо друг от друга.

Абзац 3 п. 1 ст. 53 ГК РФ

Уставом корпорации может быть предусмотрено предоставление полномочий единоличного исполнительного органа нескольким лицам, действующим совместно, или образование нескольких единоличных исполнительных органов, действующих независимо друг от друга.

Пункт 3 ст. 65.3 ГК РФ

Как представляется, исходя из такой законодательной формулировки, возможны следующие варианты практической реализации множественности генеральных директоров (см. схему).

Схема «Модели управления в корпорации со множественностью директоров»

Модель

Отличительная особенность

Совместное управление

  • Для принятия любого решения требуется согласие всех генеральных директоров.

  • Сделка считается заключенной (решение принятым) только после подписания всеми генеральными директорами

Равноправное независимое управление

  • У каждого генерального директора одинаковый объем полномочий. Каждый генеральный директор действует

  • самостоятельно и независимо от другого.

  • Для совершения сделки (решения) достаточно согласия любого из генеральных директоров

Раздельное управление

  • Каждый директор имеет индивидуальный объем полномочий дополнительно к законодательно определенному минимуму.

  • Для совершения сделки (решения) требуется воля не любого, а соответствующего генерального директора

Совместное управление

Консервативная и негибкая модель, что является ее плюсом и минусом одновременно. Суть данного варианта заключается в том, что для принятия любого решения требуется согласие всех генеральных директоров компании.

Сложно представить, что подобный элемент управления может быть удобен для активно действующих компаний, поскольку такие руководители вынуждены будут каждый раз согласовывать свои позиции по любому юридически значимому вопросу.

На практике модель совместного управления может быть использована в компаниях, созданных как хранилище определенных активов, а не для регулярных коммерческих операций, выступая в качестве дополнительного элемента защиты от несанкционированных действий только одного руководителя.

Вместе с тем возможная синергия компетенций разных генеральных директоров и, соответственно, усиление качества совместно принимаемого решения могут быть весьма актуальны для некоторых случаев. Например, в инновационных компаниях, когда позиция технического или научного директора не будет проигнорирована операционным менеджментом.

Минусом данного варианта может стать проблема даже ненамеренного отсутствия одного из генеральных директоров в нужный момент времени, в результате чего работа компании будет заблокирована.

Таким образом, в компании, решившей использовать данную модель множественности генеральных директоров, должен быть предварительно продуман механизм преодоления как немотивированного вето одного из генеральных директоров, так и физического отсутствия руководителя в течение длительного времени. Например, сокращенная по времени процедура созыва и проведения внеочередного общего собрания участников (акционеров) общества в целях замены генерального директора либо отказ от подобного механизма и возврат к варианту единоначалия (п. 4 ст. 36 Закона об ООО, подп. 5 п. 3 ст. 66.3 ГК РФ).

Какие последствия возникают в случае совершения одним из генеральных директоров сделки без учета воли второго (или остальных, если генеральных директоров более двух)?

Скудность правового регулирования множественности руководителей уже отмечалась ранее. Помимо вышеуказанных норм Гражданского кодекса, некоторые разъяснения содержатся лишь в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление Пленума ВС РФ № 25).

Можно выделить следующие ключевые принципы, отмеченные в нем:

  • если в ЕГРЮЛ содержатся данные о нескольких лицах, уполномоченных выступать от имени юридического лица, третьи лица вправе исходить из неограниченности полномочий каждого из них (абз. 4 п. 22 постановления Пленума ВС РФ № 25);

  • положения учредительного документа, определяющие условия осуществления полномочий лиц, выступающих от имени юридического лица, в том числе о совместном осуществлении отдельных полномочий, не могут влиять на права третьих лиц и служить основанием для признания сделки, совершенной с нарушением этих положений, недействительной, за исключением случая, когда будет доказано, что другая сторона сделки в момент совершения сделки знала или заведомо должна была знать об установленных учредительным документом ограничениях полномочий на ее совершение (абз. 5 п. 22 постановления Пленума ВС РФ № 25);

  • бремя доказывания того, что третье лицо знало или должно было знать о соответствующих ограничениях, возлагается на лиц, в интересах которых они установлены (абз. 6 п. 22 постановления Пленума ВС РФ № 25).

Получается, что для третьего лица любой генеральный директор, данные о котором включены в единый государственный реестр юридических лиц, является надлежащим представителем, имеющим право действовать от имени такого юридического лица без каких-либо ограничений. Порядок ведения ЕГРЮЛ в ныне действующей редакции позволяет юридическому лицу отразить в нем только данные о каждом лице, действующем без доверенности (ФИО и наименование должности для физического лица либо наименование — для управляющего), но не о распределении полномочий между генеральными директорами.

Таким образом, возможность совершения сделки генеральным директором юридического лица, полномочия которого были ограничены уставом, влечет для контрагента риск оспаривания сделки со стороны юридического лица либо риск негативных последствий такой сделки для самого юридического лица и его владельцев (например, несанкционированная продажа имущества).

Иными словами, сделка, совершенная генеральным директором без учета воли второго, не должна считаться совершенной юридическим лицом только в том случае, если доказано, что контрагент знал или должен был знать о необходимости получения согласия остальных директоров, то есть знал содержание устава юридического лица.

Пример из практики

В одном деле в уставе общества-ответчика содержалось положение о том, что любой документ, подписываемый исполнительным органом от имени этого общества, должен содержать подписи двух его генеральных директоров. Отсутствие подписи одного из генеральных директоров на документе влечет за собой недействительность данного документа. Сведения о двух директорах содержались также и в ЕГРЮЛ. Суд не признал акт сверки доказательством признания задолженности ответчика перед истцом по той причине, что он был подписан только одним из генеральных директоров ответчика.

Решение АС Московской области от 18.05.2018 по делу № А41-24352/18 (на момент подписания номера в печать информации об апелляционном обжаловании решения в электронной базе kad.arbitr.ru не содержалось)

Отметим, что теперь ранее, казалось бы, стандартная и зачастую «декоративная» фраза в договоре «директор, действующий на основании устава», обретает дополнительное значение и может служить косвенным доказательством осведомленности контрагента по сделке с положениями учредительного документа юридического лица.

Конечно, наличие такого положения в договоре не влечет автоматически презумпцию осведомленности и должно оцениваться судом с учетом иных доказательств и обстоятельств заключения договора (об этом отдельно указывается в абз. 8 п. 22 постановления Пленума ВС РФ № 25). Подобное положение в договоре, как и любое другое доказательство, не может иметь для суда заранее установленной силы и свидетельствовать о том, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях. Тем не менее оно сужает перечень доводов контрагента о своем неведении. Позиция юридического лица, оспаривающего сделку, совершенную только одним из нескольких руководителей, может усилиться, если имеются иные обстоятельства, объективно побуждающие любого добросовестного контрагента убедиться в полномочиях представителя юридического лица, например, особое наименование должности совместных руководителей, которое будет звучать в общедоступной выписке из ЕГРЮЛ по данному юридическому лицу, — «содиректор».

Кроме того, у такого юридического лица (его владельцев) всегда остается инструмент ретроактивного влияния на доб­росовестность будущего поведения совместных директоров — право требования возмещения убытков, причинных юридическому лицу по вине руководителя (п. 1 ст. 53.1 ГК РФ).

Равноправное независимое управление

Суть данной модели заключается в наличии у каждого из генеральных директоров полного объема полномочий. Каждый из них действует самостоятельно и независимо друг от друга. Для совершения юридически значимого действия от имени юридического лица достаточно воли одного из руководителей.

Очевидные широкие возможности повысить оперативность принимаемых решений, расширить географию деятельности компании и количество деловых контрактов, свойственные данному варианту множественности руководителей, сопряжены с риском совершения генеральными директорами разнонаправленных (конкурирующих) сделок.

Например, один генеральный директор принял решение закупить топливо, второй наоборот — реализовать. Другой пример: один руководитель заключил агентский договор с ограничением для своего юридического лица работать на определенной территории либо с другой аналогичной контрагенту компанией. А в это же время второй руководитель заключает с третьей стороной договор, противоречащий запретам агентского договора.

Как представляется, поскольку каждый руководитель действовал в пределах имеющихся у него полномочий, то основания для оспаривания совершенных ими сделок отсутствуют. Каждая из них должна исполняться. Во втором примере первая компания получит право применить меры ответственности к юридическому лицу как нарушителю первого договора, в том числе потребовать от юридического лица прекратить нарушение (прекратить действовать на иной территории или с иным аналогичным лицом).

Негативные имущественные последствия такой разнонаправленности сделок будут нести владельцы юридического лица через уменьшение дохода компании (например, выплата юридическим лицом штрафов своим контрагентам за нарушение условий договоров).

Другое дело, если второй генеральный директор знал или должен был знать о действиях первого генерального директора и что планируемая им сделка войдет в противоречие с условиями или возможными последствиями первой совершенной сделки.

Как мы полагаем, в этом случае оснований для оспаривания сделок также нет. Вместе с тем убытки юридического лица могут быть взысканы со второго генерального директора за его недобросовестные или неразумные действия (п. 1 ст. 53.1 ГК РФ). Иными словами, в компании с такой моделью управления должна быть проработана система информирования и обмена определенной информацией между всеми руководителями.

Раздельное управление

При раздельном управлении каждый генеральный директор имеет свой индивидуальный объем полномочий наряду с тем одинаковым минимумом, который определен законом и которого руководитель не может быть лишен (минимальный неотчуждаемый набор полномочий).

Так, к примеру, по сути к исключительной компетенции единоличного исполнительного органа общества с ограниченной ответственностью отнесено (п. 3 ст. 40 Закона об ООО):

  • осуществление действий от имени юридического лица без доверенности, представление интересов, совершение сделок;

  • выдача доверенностей на право представительства от имени общества;

  • издание приказов о назначении на должности работников общества, об их переводе и увольнении, применении мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий.

Как представляется, никакой руководитель не может быть лишен данных полномочий, поскольку они прямо закреплены за ним законом. Впрочем, все-таки косвенно и частично разделить полномочия между генеральными директорами можно и в этом случае, например, предусмотрев в уставе необходимость получения предварительного согласия на совершение тем или иным генеральным директором определенных сделок у совета директоров или общего собрания (все возмездные сделки с ценой свыше определенной суммы) (п. 3.1, 4 ст. 40 Закона об ООО).

Вместе с тем недостаточность нормативного регулирования института множественности руководителей позволяет предположить, что возможен и иной вариант, когда указанный минимальный неотчуждаемый набор полномочий может быть разделен между директорами, действующими независимо друг от друга.

Как и в предыдущих случаях, для оценки последствий совершения одним независимым генеральным директором сделки с «заходом» на компетенцию другого генерального директора либо совершения сделки из «серой зоны», то есть за пределами полномочий как первого, так и второго руководителя, необходимо установить степень осведомленности контрагента о положениях устава юридического лица. Такая сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона знала или должна была знать об этих ограничениях (п. 1 ст. 174 ГК РФ).

Чтобы избежать или хотя бы свести к минимуму путаницу в ролях и полномочиях руководителей в представлении как сотрудников юридического лица, так и его контрагентов, разграничить их полномочия позволит особое наименование должностей, например: директор нефтесервисного дивизиона, директор по безопасности, руководитель внутрикорпоративных операций и т.п. Закон не содержит перечня наименований руководителей для обществ с ограниченной ответственностью.

Практическая реализация

Для внедрения нескольких генеральных директоров в компании следует как минимум:

  • принять соответствующее решение и внести изменения в устав и внутренние документы юридического лица, максимально четко и недвусмысленно изложив полномочия генеральных директоров и принципы их взаимодействия между собой и с другими органами юридического лица. Затем внести соответствующие сведения в ЕГРЮЛ;

  • адаптировать внутренние процедуры и документы компании, а также контракты (трудовые договоры) с генеральными директорами с детальным описанием компетенций каждого. Предусмотреть правила уведомления и обмена информацией между руководителями;

  • предусмотреть механизм и условия возврата к предыдущей модели управления с единственным генеральным директором (случаи, порядок действий, проект изменений в устав и иные условия фиксируются корпоративным договором владельцев бизнеса);

  • возможно (при согласии всех собственников непубличного общества) ограничение имущественной ответственности конкретного или всех руководителей за некоторые нарушения, приведшие к убыткам компании (неразумные действия) (п. 5 ст. 53.1 ГК РФ).

Принять к сведению

В отличие от обществ с ограниченной ответственностью, где закон не содержит ограничений на наименование единоличного исполнительного органа (генеральный директор, президент, любые другие — п. 1 ст. 40 Закона об ООО), законодательство об акционерных обществах приводит закрытый перечень — директор, генеральный директор (п. 1 ст. 69 Закона об АО). На практике же, как представляется, можно использовать любое наименование, поскольку не предусмотрены ни санкции за нарушение, ни действенный механизм запрета использования такого наименования.

Два ген. Директора — кто подписывает отчетность?

С 1 сентября 2014г. вступил в силу закон № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» от 05.05.2014 г.
В частности, внесены изменения в статью 53 ГК РФ, согласно которым полномочия выступать от имени юридического лица могут быть предоставлены нескольким лицам, действующим совместно или независимо друг от друга. Это означает, что в компаниях (ООО, АО и пр.) теперь может быть несколько генеральных директоров, или несколько управляющих компаний, или ими может управлять одновременно физическое и юридическое лицо.
Возможны следующие комбинации распределения полномочий между единоличными исполнительными органами в компаниях:
1. Директора имеют равные полномочия.
Каждый директор – это равноправный «единоличный исполнительный орган» с неограниченными ничем, кроме устава и решений общего собрания, полномочиями.
2. Один директор не может действовать без другого.
Все равнодолевые партнеры могут совершать любые управленческие действия только совместно. Таким образом, ни одна сделка не будет иметь силы без подписей всех директоров-партнеров.
3. Директора действуют каждый в пределах своей компетенции.
Есть несколько директоров, но они обладают разными полномочиями. То есть участники разграничили компетенцию директоров, например: один заключает сделки с контрагентами, другой занимается взаимоотношениями с работниками, контролирующими органами. Также можно предусмотреть, что часть действий может быть совершено только совместно. Например, в уставе может быть указано, что сделки, влекущие отчуждение или создающие возможность для последующего отчуждения 10% балансовой стоимости имущества юридического лица, должны совершаться только всеми директорами совместно. Ну, или еще как-нибудь.
Наверное, сведения о том, как организовано управление в организациях, кто и при каких обстоятельствах вправе совершать определенные действия, должны быть в ЕГРЮЛ.
Кстати, уже есть реальные вопросы в отношении аудиторских организаций. Если там два генеральных директора, то КАЖДЫЙ ли из них обязан быть аудитором-членом СРО? Или достаточно только того, который отвечает за аудиторскую деятельность?

Двое из ларца: 10 вопросов о множественности директоров

Как предупредить корпоративные конфликты, если в бизнесе два равноправных учредителя? Они могут поставить каждый своего директора, чтобы тот защищал их интересы. Эксперты рассказали, в каких компаниях удобно ввести такой механизм, а в каких не стоит, перечислили достоинства и недостатки этой корпоративной модели и дали советы, как вести себя контрагенту компании с несколькими директорами.

Правило «двух ключей», когда под договором нужны были две подписи (руководителя и главного бухгалтера), действовало еще в советском праве для крупных и сложных внешнеторговых контрактов, рассказывает партнер «Инфралекс» Артем Кукин. Сейчас таких сделок стало значительно больше. И не всегда один начальник способен учесть все нюансы договора, как и взять на себя ответственность за все возможные убытки, которые связаны с этой сделкой, продолжает Кукин. По его словам, несколько директоров могут помочь в этой ситуации: они не только подстрахуют от ошибок, но и смогут следить друг за другом, чтобы было меньше злоупотреблений.

В 2014 году в Гражданский кодекс внесли норму о том, что от имени компании могут выступать несколько директоров – совместно или независимо (п. 1 ст. 53). «Право.ru» узнало, насколько широко сейчас используется институт, каковы его плюсы и минусы и чего по-прежнему не хватает.

1. Каковы преимущества модели с несколькими директорами?

Институт позволяет создать систему «сдержек и противовесов», чтобы контролировать движение крупных финансовых потоков и активов компании (принцип «двух ключей» или «четырех глаз»), говорит Максим Григорьев, партнер, руководитель специальных проектов юрфирмы VEGAS LEX. Кроме того, продолжает он, можно разделить публичную ответственность нескольких директоров согласно сферам и направлениям, за которые они отвечают внутри компании. И построить мобильную систему управления, в том числе с учетом взаимозаменяемости.

2. Где это используется?

Самый очевидный пример – общества с двумя учредителями, которые примерно одинаково участвуют в бизнесе. Каждый из них свободен выбрать своего директора. Но если фирма небольшая и быстро развивается – ей может быть важнее скорость и эффективность, чем дополнительный контроль, поэтому удобнее обойтись одним главой, отмечает юрист корпоративной практики Hogan Lovells в России Мария Казакова. К тому же несколько руководителей могут слишком дорого обойтись маленькой фирме, добавляет Кукин. Такая модель управления чаще встречается в средних компаниях, но иногда и в больших, делится наблюдениями Григорьев. «Например, в ПАО «Мегафон» два единоличных исполнительных органа – генеральный и исполнительный директоры», – рассказывает он.

Наиболее подходящая структура – это многопрофильная компания (материнская компания многопрофильного холдинга), считает юрист Eterna Law Евгений Степин: «Каждому директору можно определить отдельную зону ответственности – производство, реклама, продажи». Или так: в добывающем секторе решения по большинству вопросов принимает один глава, но там, где нужны технические или инженерные познания, нужно одобрение второго директора-«технаря», предлагает Казакова. Также несколько руководителей может быть в совместном российско-иностранном предприятии, добавляет она. «Как правило, российский партнер хочет назначить своего управленца, но зарубежный партнер всегда стремится контролировать бюджет и качество работ. Они могут назначить каждый своего человека», – поясняет Казакова.

3. Как можно распределить полномочия?

А) Совместное управление обществом

Такой вариант используется в случае, если каждый из директоров защищает интересы «своего» бенефициара, или в переходный период, когда у нового менеджера еще нет необходимого опыта или кредита доверия, говорит Григорьев.

Б) Раздельное управление отдельными сферами деятельности

Для разграничения зон ответственности – с учетом компетенции каждого из управленцев.

В) Равноправное независимое управление обществом

Два или более директора действуют независимо друг от друга, и у каждого – вся широта полномочий. Это наиболее гибкая и мобильная модель, когда руководят проверенные и опытные сотрудники компании, говорит Григорьев.

4. Как проверить компанию с несколькими директорами ее контрагенту?

Степин из Eterna Law предлагает такой алгоритм:

– проверить полномочия директоров по уставу и внутренним документам, которые регулируют работу органов управления;

– проверить сведения в ЕРГЮЛ;

– проанализировать протокол об избрании нескольких единоличных исполнительных органов;

– проверить наличие и проанализировать необходимые корпоративные одобрения или согласия.

5. А как двух директоров указывают в Едином госреестре юрлиц?

В ЕГРЮЛ можно внести данные о нескольких руководителях, но нельзя конкретизировать их полномочия (то есть не получится указать, действуют они совместно или раздельно, и кто решает какие вопросы), сетует Григорьев из VEGAS LEX. По его словам, эта проблема серьезно мешает работе института «множественных» директоров. Конечно, можно запросить устав компании, где подробно описана компетенция, говорит Кукин. Но нет гарантии, что в момент заключения сделки устав не поменяют, отмечает он.

Неординарные способы решить проблему придумывают в АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». В частности, указать на ограничения в полномочиях можно в самом названии должности в ЕГРЮЛ, предлагает советник бюро Татьяна Невеева.

6. Хорошо, в ЕРГЮЛ нет сведений о том, как разграничены полномочия. Но если не читать устав – откуда же узнать, как действуют директоры?

Закон не обязывает третьих лиц проверять устав на предмет разграничения полномочий одного или нескольких директоров. По общему правилу для таких третьих лиц действует презумпция: каждый директор действует независимо от другого по всем вопросам компетенции. Это разъяснил Пленум Верховного суда в п. 22 Постановления от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Презумпция «всеохватности» каждого из управленцев не работает лишь тогда, когда третье лицо знало, что в уставе полномочия разграничены. Что это значит на практике, разъясняет Григорьев.

Если один из директоров подписал договор с превышением полномочий, такое соглашение будет трудно признать недействительным. Ведь для этого надо будет доказать, что контрагент фирмы знал или должен был знать об отсутствии компетенции, говорит Григорьев.

7. А чего еще не хватает в законодательстве для регулирования института?

Пробелов очень много, констатирует руководитель проектов АБ «S&K Вертикаль» Елена Батура. Нет регламента, как наделять полномочиями и прекращать их, если в компании несколько директоров. Ничего не говорится о том, как они осуществляют свои полномочия, или как привлечь к ответственности сразу нескольких лиц, говорит Батура.

8. А как подписывать различные заявления в государственные органы? Формы обычно предусматривают только одну подпись.

Такая проблема есть, и она создает сложности техническо-юридического характера, говорит Григорьев. Например, налоговые декларации предусматривают только одну подпись гендиректора.

Если акционеры выбрали модель совместных полномочий, надо обязательно оставить одному из них возможность единолично подписывать документы в госорганы, советует Казакова из Hogan Lovells.

9. Какие еще минусы и риски у модели «множественных» директоров?

Риски для компании – путаница в полномочиях директоров, задвоение полномочий, «наезды» на компетенцию разных директоров и конфликты на этой почве, перечисляет Кукин из «Инфралекса». Контрагентам, в свою очередь, сложно проверить полномочия подписанта, а еще им могут грозить злоупотребления, продолжает эксперт.

Если говорить о равноправном независимом управлении, есть риск конкуренции компетенций, когда два директора заключают дублирующие или взаимоисключающие сделки, предупреждает Григорьев. Кроме того, обоих управленцев могут привлечь к ответственности (например, административной), потому что сложно будет определить, кто из них допустил нарушение. Впрочем, чтобы от этого застраховаться, достаточно четко описать компетенцию каждого менеджера во внутренних документах – трудовых договорах, должностных инструкциях и так далее, советует Григорьев.

10. Насколько часто используют этот инструмент?

Обычно новые институты «приходят» в практику постепенно, говорит Казакова. Не исключение, по ее словам, и «множественность» директоров, которая к тому же пока недостаточно урегулирована законом. Назначение двух и более директоров пока не стало популярным, подтверждает Кукин: для некрупного бизнеса это дорого, а крупный обычно и так имеет коллегиальный исполнительный орган (правление). Небольшим непубличным компаниям проще использовать более привычные механизмы ограничений, говорит Кукин.

В то же время возможность назначить двух и более директоров (вместе с другими корпоративными новеллами и расширением диспозитивности) действительно поможет бороться с корпоративными конфликтами (в том числе «дедлоками»), убеждает Невеева. По ее мнению, по мере решения технических трудностей институт будут применять все чаще.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *