199 УК судебная практика

О результатах изучения судебной практики по уголовным делам о неисполнении обязанностей налогового агента (статья 199.1 УК РФ)

6 декабря 2016

О результатах изучения судебной практики по уголовным делам
о неисполнении обязанностей налогового агента (статья 199.1 УК РФ)

Иркутским областным судом проведено обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел о неисполнении обязанностей налогового агента (статья 199.1 УК РФ), рассмотренных судами области в 2010 году — 1 квартале 2011 года.

Судебная практика применения анализируемого состава преступления, предусмотренного ст.199.1 УК РФ, в настоящее время в Иркутской области незначительна. Как показало обобщение судебной практики за четырехлетний период, судами рассмотрено всего 26 уголовных дел.

Согласно представленным данным судами области рассматривались дела по статье 199.1 УК РФ: в 2007 году — 2 дела в отношении 2 лиц; в 2008 году и в 2010 году — по 8 дел в отношении 8 лиц.

В 2010 году:

— находилось в производстве 9 уголовных дел в отношении 9 лиц, из которых рассмотрены — 8 дел в отношении 8 лиц, в том числе: с постановлением обвинительного приговора — 2 дела в отношении 2 лиц; с прекращением — 6 дел в отношении 6 лиц, в том числе по реабилитирующим основаниям — 5 дел в отношении 5 лиц, не реабилитирующим основаниям за истечением сроков давности уголовного преследования — 1 дело в отношении 1 лица. Остаток неоконченных дел на конец отчетного периода составил 1 дело.

В 1 квартале 2011 года:

— находилось в производстве — 1 уголовное дело, на момент составления справки не рассмотрено.

Из 42-х районных (городских) судов в 2010 году в производстве всего 6 судов находились дела с вынесенными судебными решениями.

Районный (городской) суд

приговор

постановление

Ангарский

1

0

Казачинско-Ленский

0

1

Падунский

0

2

Тайшетский

1

0

Усть-Кутский

0

2

Усть-Удинский

0

1

Итого:

2

6

По рассмотренным в 2010 году делам привлекались лица:

— по ч.1 ст.199.1 УК РФ осуждены — 2 лица:

— лишение свободы с применением ст.73 УК РФ в отношении 1 лица;

— штраф в отношении 1 лица.

Прекращены уголовные дела в отношении 6-х лиц:

— по ч.1 ст.199.1 УК РФ — 5 лиц;

— по ч.2 ст.199.1 УК РФ — 1 лицо.

Общественная опасность налоговых преступлений общеизвестна. Нормы уголовного права, устанавливающие уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов и (или) сборов, призваны усиливать экономическую безопасность государства, обеспечивать проведение эффективной экономической и социальной политики.

Неуплата налогов способна парализовать решение стоящих перед государством социально-экономических задач. Становится очевидным, что проблемы, связанные с пресечением налоговых преступлений и пути их разрешения находятся, в основном, в законодательной сфере. Ввиду актуальности данного вопроса законодателем 8 декабря 2003 г. были внесены изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации (Закон N 162-ФЗ), устанавливающие ответственность за ряд преступлений в сфере налогообложения, в том числе за неисполнение обязанностей налогового агента (ст.199.1 УК РФ).

В соответствии с действующим налоговым законодательством Российской Федерации обязанность уплачивать налоги возлагается в равной степени, как на налогоплательщиков, так и на налоговых агентов.

Следует отметить, что при рассмотрении дел о налоговых преступлениях необходимо владеть терминологией Налогового кодекса Российской Федерации (далее НК РФ) и такими его основными определениями, как понятие налога и сбора (ст.8), налогового агента (ст.24), недоимки (ст.11), налогоплательщика (ст.19), налоговой декларации (ст.80) и другими.

Согласно ст.24 НК РФ налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с законодательством о налогах и сборах возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) налогов (налог на доходы физических лиц — ст.226, на прибыль — ст.286, на добавленную стоимость — ст.161 Налогового кодекса Российской Федерации). Такие обязанности могут быть возложены только на те организации и на тех физических лиц, которые являются источниками выплаты доходов, подлежащих обложению налогами (п.16 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 года N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» (далее — Постановления Пленума Верховного суда РФ).

Обязанности налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению налога на добавленную стоимость и налога на прибыль возникают в крайне редких случаях, когда налогоплательщиками являются иностранные лица, не состоящие на учете в налоговых органах Российской Федерации в качестве налогоплательщиков, либо иностранная организация, получающая доходы от источников в Российской Федерации, не связанные с постоянным представительством в Российской Федерации.

Таким образом, на налоговых агентов в основном возложены обязанности по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет налога на доходы физических лиц (НДФЛ). В большинстве случаев эти обязанности исполняют работодатели (организации и физические лица). В целом налоговые агенты имеют те же права, что и налогоплательщики, однако круг обязанностей у них несколько иной, так как фактически они призваны содействовать уплате налогов и сборов.

Анализ обобщенной практики свидетельствует об отсутствии у судов серьезных затруднений при квалификации рассматриваемого преступления.

Объективная сторона деяния, предусмотренного ст.199.1 УК РФ, выражается в неисполнении обязанностей по исчислению, удержанию или перечислению налогов в соответствующий бюджет или государственный внебюджетный фонд, которые предусмотрены законодательством о налогах и сборах. Главная особенность этих обязанностей заключается в том, что налоговый агент налоги не выплачивает, а только исчисляет, а затем удерживает и перечисляет, то есть фактически передает в бюджет не принадлежащие ему денежные средства налогоплательщиков.

Условием наступления уголовной ответственности по ст.199.1 УК РФ является неисполнение обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению налогов и сборов в крупном или особо крупном размере. Поэтому при определении крупного или особо крупного размеров при неисполнении обязанностей налогового агента, применительно к примечанию к ст.199 УК РФ, нельзя требовать от органов предварительного следствия исчисления доли всех неперечисленных в бюджет налогов, в том числе подлежащих уплате этим лицом как налогоплательщиком. Это обстоятельство имеет существенное значение, так как налогоплательщик и налоговый агент — это различные субъекты налоговых правоотношений, имеющие различные права и обязанности. Таким образом, в обвинительном заключении должна быть указана только процентная доля налога, который исчисляет и перечисляет налоговый агент, а не процентная доля от суммы всех налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком.

В изученных при составлении обобщения делах таких ошибок не было отмечено.

Диспозиция нормы, предусмотренной ст.199.1 УК РФ, носит типично бланкетный характер и требует обращения к нормам налогового законодательства. Исчерпывающий перечень обязанностей налогового агента дан в п.3 ст.24 НК РФ:

— правильно и своевременно исчислять, удерживать из средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующие налоги;

— сообщать письменно в налоговый орган по месту своего учета о невозможности удержать налог у налогоплательщика и о сумме задолженности налогоплательщика в течение 1 месяца;

— вести учет выплаченных налогоплательщикам доходов, удержанных и перечисленных в бюджеты (внебюджетные фонды) налогов, в том числе персонально по каждому налогоплательщику;

— представлять в налоговый орган по месту своего учета документы, необходимые для осуществления контроля за правильностью исчисления, удержания и перечисления налогов.

Неисполнение иных обязанностей налогового агента состава преступления, предусмотренного ст.199.1 УК РФ, не образует.

Необходимо обратить внимание на следующий момент. Исходя из буквального толкования положений ст.199.1 УК РФ, можно сделать вывод о том, что действия налогового агента формально можно квалифицировать по указанной статье в случае перечисления налога в ненадлежащий бюджет, например, в бюджет субъекта Российской Федерации или местный бюджет вместо федерального бюджета, но при том условии, что будет доказан мотив — личная заинтересованность преступника.

Особую сложность применительно к данному составу преступления представляет установление личного мотива действий налогового агента. Это оценочное понятие законодатель не раскрывает, хотя оно встречается в ряде статей УК РФ. В связи с этим в Постановлении Пленума Верховного суда разъяснено, что личный интерес может выражаться в стремлении извлечь выгоду как имущественного, так и неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой, скрыть свою некомпетентность и т.п.

Анализ обобщения судебной практики показал, что суды области в основном правильно раскрывают понятие «личного интереса» при квалификации действий виновных в совершении преступлений, предусмотренных ст.199.1 УК РФ. Под личным интересом суды понимают отвлечение удержанных сумм налогов и сборов с целью извлечения выгоды неимущественного характера, обусловленной такими побуждениями, как карьеризм, желание приукрасить действительное положение дел. В некоторых случаях под личным интересом понимается отвлечение удержанных сумм налогов и сборов на нужды предпринимательской деятельности, для пополнения производственных фондов предприятия, в котором имеется доля личной собственности налогового агента, получение денежных средств из кассы в качестве заемщика на личные нужды.

Так, приговором городского суда Иркутской области от 29 ноября 2010 года М. признан виновным в неисполнении в личных интересах обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах перечислению в соответствующий бюджет, совершенном в крупном размере.

При рассмотрении дела судом было установлено, что М., являясь генеральным директором ОАО «данные изъяты», в период времени с 01.01.2008 года по 01.06.2009 года из выданной работникам предприятия заработной платы, произвел удержание налога на доходы физических лиц в общей сумме 2 872 409 рублей.

Сумма задолженности по уплате налога на доходы физических лиц с исчисленной и удержанной заработной платы на 01.06.2009 года составила 2 132 250, 98 рублей или 79%.

Зная о растущей задолженности предприятия перед бюджетом по перечислению налога на доходы с физических лиц, имея наличие денежных средств на счетах предприятия и в кассе, что объективно давало возможность генеральному директору ОАО «данные изъяты» М., как налоговому агенту исполнить свою обязанность по перечислению указанного налога в бюджет, действуя в личных интересах, принимал решения о направлении денежных средств расчетных счетов в сумме 31 944 081,92 рублей на различные нужды, с целью выполнения плана производственных и финансовых показателей организации и, как следствие, ложном понимании смысла повышения своей деловой репутации, дальнейшей работы в должности руководителя.

Приговором городского суда Иркутской области от 4 мая 2010 года по ч.1 ст.199.1 УК РФ осужден Д.

Судом установлено, что Д., будучи директором и главным бухгалтером Кредитного потребительского кооператива граждан «данные изъяты», в период времени с 01.01.2006 года по 31.12.2007 года умышленно не исполнил в личных интересах обязанности налогового агента по исчислению и удержанию и перечислению в ИФНС г. … налога на доходы физических лиц с выплачиваемого КПКГ «данные изъяты» членам кооператива дохода в виде платы за пользование личных сбережений, передаваемых в кооператив его членами на основании договоров передачи личных сбережений. В результате действий Д. в государственный бюджет не поступили за период двух финансовых лет подряд денежные средства, подлежащие уплате, сумма налога в размере 4 236 331 рублей из 4 356 331 рублей составила 97,2%. Тем самым, за счет средств кооператива Д. обеспечивал собственную финансовую состоятельность, поскольку имел неограниченные возможности использовать из кассы кооператива денежные средства на те цели, которые соответствовали только его интересам и его личной заинтересованности.

Обобщение судебной практики показало, что суды области при рассмотрении дел данной категории учитывают требования п.17 Постановления Пленума Верховного суда РФ, разъясняющего, что в силу неисполнения налоговым агентом обязанностей по правильному и своевременному исчислению, удержанию и перечислению в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующих налогов, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, не связанного с личными интересами, состава преступления, предусмотренного статьей 199.1 УК РФ, не образует и в тех случаях, когда такие действия были совершены им в крупном или особо крупном размерах.

В случае, когда лицо из личных интересов не исполняет обязанности налогового агента и одновременно, будучи налогоплательщиком, уклоняется от уплаты налогов, имеет место совокупность преступлений, предусмотренных ст.199.1 и ст.198 либо ст.199 УК РФ. Таким образом, мотив, по которому лицо не исполняло обязанности налогового агента, подлежит обязательному выяснению в судебном заседании и мотивировке в приговоре.

Субъектом рассматриваемого преступления является физическое лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, руководитель или главный (старший) бухгалтер организации, иной сотрудник, уполномоченный на совершение таких действий, а также лицо, фактически выполняющее обязанности руководителя или главного бухгалтера (п.17 Постановления Пленума).

Изучение судебной практики показало, что по всем поступившим в суд делам субъекты преступлений были установлены правильно.

В 2 случаях вынесения обвинительных приговоров за совершение преступлений, предусмотренных ст.199.1 УК РФ, субъектами являлись:

— генеральный директор открытого акционерного общества;

— директор кредитного потребительского кооператива.

Объективная сторона преступления заключается в бездействии, то есть неисполнении обязанностей налогового агента, а именно:

— неисполнении обязанностей по исчислению налогов;

— неисполнении обязанностей по удержанию налогов;

— неисполнении обязанностей по перечислению налогов в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд).

Анализ судебной практики показал, что при вынесении обвинительных приговоров в течение исследуемого периода времени, формой неисполнения обязанностей налоговых агентов явились:

— по уголовному делу в отношении М. — неисполнение обязанностей по перечислению исчисленных и удержанных налогов в соответствующий бюджет;

— по уголовному делу в отношении Д., в том числе по исчислению и удержанию налогов.

Преступление, предусмотренное статьей 199.1 УК РФ, является оконченным с момента неперечисления налоговым агентом в личных интересах в порядке и сроки, установленные налоговым законодательством (п.3 ст.24 НК РФ), в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) сумм налогов и (или) сборов в крупном или особо крупном размере, которые он должен был исчислить и удержать у налогоплательщика.

Обобщение показало, что суды по поступившим уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьей 199.1 УК РФ, проводят анализ на наличие в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении данных о нарушении конкретных норм законодательства о налогах и сборах, действовавших на момент совершения преступления, а также сроков уплаты конкретных налогов и (или) сборов.

При отсутствии в обвинительном заключении указанных и других данных, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, судье в силу статьи 237 УПК РФ по ходатайству стороны или по собственной инициативе необходимо решать вопрос о возвращении дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению.

За период 2010 года, 1 квартала 2011 года уголовные дела данной категории прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ не возвращались.

В соответствии с п.24 Постановления Пленума Верховного суда РФ и в соответствии со статьей 309 УПК РФ в приговорах по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 199.1 УК РФ, должно содержаться решение по предъявленному гражданскому иску. Истцами по данному гражданскому иску могут выступать налоговые органы (подпункт 16 пункта 1 статьи 31 НК РФ) или органы прокуратуры (часть третья статьи 44 УПК РФ), а в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с законодательством (статьи 1064 и 1068 ГК РФ) несет ответственность за вред, причиненный преступлением (статья 54 УПК РФ).

ГАРАНТ:

По-видимому, в предыдущем абзаце допущена опечатка. Вместо «подпункт 16 пункта 1 статьи 31 НК РФ» имеется в виду «подпункт 14 пункта 1 статьи 31 НК РФ»

По уголовным делам, по которым был постановлен обвинительный приговор, гражданские иски не заявлялись.

29 декабря 2009 года принят Федеральный закон N 383-ФЗ «О внесении изменений в ч.1 Налогового кодекса РФ и отдельные законодательные акты РФ» которым были внесены изменения, и согласно примечанию к ст.199 УК РФ крупным размером в настоящей статье, а также в статье 199.1 УК РФ признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более двух миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая шесть миллионов рублей, а особо крупным размером — сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более десяти миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 20 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая тридцать миллионов рублей.

Данная редакция уголовного закона действует с 1 января 2010 года.

В связи с внесенными изменениями в уголовный закон и в соответствии со ст.10 УК РФ прекращены уголовные дела в отношении 5 лиц.

Так, постановлением городского суда Иркутской области от 5 февраля 2010 года прекращено уголовное дело в отношении С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.199.1 УК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

На момент рассмотрения уголовных дел в суде действия данных лиц фактически декриминализированы, поскольку неисполнение обязанностей налогового агента составляло на сумму менее двух миллионов рублей и перестало быть уголовно-наказуемым деянием, так как не образовывало крупный размер.

Анализ практики рассмотрения данных дел показал, что у судов не возникает сложностей при их рассмотрении, суды правильно применяли разъяснения Постановления Пленума Верховного суда РФ N 64 от 28 декабря 2006 года.

Так, в 2010 году в кассационной инстанции был отменен только один приговор … районного суда Иркутской области от 7 октября 2009 года в отношении Ч., оправданного по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.199.1 УК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

Органами предварительного следствия Ч. обвинялся в том, что являясь директором ООО фирма «данные изъяты», принимая активное участие в управлении финансово-хозяйственной деятельностью предприятия, используя свои полномочия по праву распоряжения финансами предприятия, умышленно, из корыстных побуждений, уклонился от исполнения обязанности налогового агента по перечислению в бюджет налога на доходы физических лиц, удержанного с заработной платы сотрудников фирмы в сумме 5372927 рублей за период деятельности предприятия 2005 — 2007 годы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от 16 февраля 2010 года приговор суда в отношении Ч. отменен в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушением уголовно-процессуального закона.

В нарушение требований ст.305 УПК РФ, суд, изложив существо обвинения Ч., предъявленного органами следствия, по которому он оправдан, не изложил фактические обстоятельства, установленные судом в судебном заседании. После изложения обвинения, суд указал, что оно не нашло своего подтверждения, кратко изложил показания самого Ч., восьми свидетелей и сделал вывод, что сторона обвинения не представила в суд неопровержимых доказательств, с достоверностью подтверждающих виновность Ч. В основу оправдания суд положил отсутствие в действиях Ч. субъективной, а также объективной сторон преступления, предусмотренного ч.2 ст.199.1 УК РФ.

По мнению судебной коллегии данные выводы суда преждевременны и не основаны на материалах уголовного дела. Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд, мотивируя отсутствие субъективной стороны, посчитал, что мотивы личного интереса, указанные стороной обвинения, голословны, надуманны, не подкреплены никакими доказательствами, носят предположительный характер.

Кроме того, пришел к выводу, что смешение личных интересов Ч. и интересов ООО фирма «данные изъяты», в интересах которого он действовал, недопустимо.

При этом суд не учел того, что в Законе не раскрывается понятие личного интереса, который является обязательным признаком субъективной стороны преступления, предусмотренного ст.199.1 УК РФ, и признал отсутствие личного интереса, исходя только из того, что он не тратил деньги фирмы на личные нужды. Данный вывод суда не соответствует п.17 Постановления Пленума Верховного суда РФ, согласно которому личный интерес как мотив преступления, может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, желание приукрасить действительное положение и т.п.

Так, суд, по существу согласившись с выводами судебной налоговой экспертизы о том, что Ч. как налоговый агент фактически удержал с работников фирмы подоходный налог в сумме 5372927 рублей, который не перечислил в соответствующий бюджет, что и составляет объективную сторону преступления, предусмотренного ст.199.1 УК РФ, и, отвергнув мотив, предъявленный органами следствия, оправдал Ч. за отсутствием в его действиях состава преступления.

Далее, в противоречие своим же выводам суд установил, что в действиях Ч. отсутствует объективная сторона преступления. Судебная коллегия не согласилась с указанными выводами суда и отменила оправдательный приговор в отношении Ч.

При повторном рассмотрении уголовного дела в отношении Ч, в связи с изменениями в налоговом законодательстве действия Ч. по ходатайству государственного обвинителя были переквалифицированы с ч.2 ст.199.1 УК РФ на ч. 1 ст.199.1 УК РФ.

Постановлением … районного суда Иркутской области от 2 апреля 2010 года уголовное дело в отношении Ч. по ч.1 ст.199.1 УК РФ производством прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования.

Важным квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного ст.199.1 УК РФ, является размер неисполнения обязанностей налогового агента. Анализ примечания к ст.199 УК РФ позволяет выявить допущенные законодателем нарушения таких правил законодательной техники, как точность, доступность и ясность изложения формулировок при описании признаков крупного размера.

К примеру, при определении суммы крупного и особо крупного размеров неуплаченных налогов и (или) сборов правоприменителю необходимо определить не только сумму умышленно не уплаченных в бюджет (внебюджетные фонды) платежей, но и период их неуплаты (в пределах трех финансовых лет подряд), а в некоторых случаях еще и процентное соотношение суммы неуплаченных налогов и (или) сборов с подлежащей уплате общей суммой данных платежей.

Подобные сложности в определении преступных последствий объективной стороны состава налогового преступления создают неоправданные трудности при квалификации деяния, предусмотренного ст.199.1 УК РФ, что не способствует борьбе с налоговой преступностью.

В соответствии с абз. 4 п.17 Постановления Пленума Верховного суда РФ, в случае, если действия налогового агента, нарушающие налоговое законодательство по исчислению, удержанию или перечислению налогов в бюджетную систему РФ, совершены из корыстных побуждений и связаны с незаконным изъятием денежных средств и другого имущества в свою пользу или в пользу других лиц, содеянное следует при наличии к тому оснований дополнительно квалифицировать как хищение чужого имущества.

С учетом существования трех ситуаций неисполнения налоговым агентом своих обязанностей:

— налог не исчислен, не удержан и не перечислен в бюджет;

— налог исчислен, но не удержан и не перечислен в бюджет;

— налог исчислен, удержан (соответствующая бухгалтерская проводка и отражение в налоговой отчетности удержанной суммы), но не перечислен в бюджет.

Под хищением налоговым агентом денежных средств или другого имущества, подлежащего уплате в бюджетную систему РФ в качестве налога, следует рассматривать фальсификацию налоговой отчетности. Однако в данной ситуации необходимо доказать корыстные побуждения у налогового агента, а не простую ошибку лица, ответственного за составление налоговой отчетности.

Останавливаясь на проблемах рассмотрения дел, касающихся налоговых преступлений в целом и ст.199.1 УК РФ в частности, следует отметить, что определенные трудности при производстве по указанным делам связаны с тем, какое лицу предъявлено обвинение и насколько оно отвечает требованиям ст.171 УПК РФ. Поскольку речь идет о преступлениях в сфере налогообложения, то в обвинении, помимо обстоятельств, предусмотренных ст.73 УПК РФ, должны быть указаны конкретные нормы о налогах и сборах, которые нарушены обвиняемым, а также сроки уплаты конкретных видов налогов. Органами предварительного расследования в целом данные требования уголовно-процессуального закона соблюдаются. Вместе с тем следует отметить отягощенность обвинения ненужными подробностями, перечислением различных документов бухгалтерской отчетности при описании преступления, данными о движении средств на расчетных счетах налогоплательщика, ссылками на счета-фактуры с полными реквизитами и данными о заключении сделок, что делает обвинение непонятным, в результате чего сложно установить способ и другие обстоятельства совершения преступления, форму вины лица и мотивы его действий.

Указание нарушенных налогоплательщиком норм налогового законодательства не означает перечисление в описании преступления всех документов первичной бухгалтерской отчетности и сведений банка, касающихся расчетных счетов налогоплательщика. Эти сведения являются доказательствами и подлежат оценке в приговоре наряду с другими доказательствами по делу.

Некоторую сложность у судов вызывает разрешение вопросов, тесно связанных со спецификой налогообложения и требующих специальных познаний по ряду вопросов налогового законодательства. В случае возникновения указанных проблем судам можно рекомендовать привлечение к участию в судебном разбирательстве специалистов — сотрудников налоговых органов.

Из анализа вида и размера наказания, назначаемого виновным в совершении преступлений, предусмотренным ст.199.1 УК РФ, следует, что судами применяются наказания как в виде штрафа, так и в виде лишения свободы, обычно с применением положений ст.73 УК РФ.

Так, приговором … городского суда от 29 ноября 2010 года по ч.1 ст.199.1 УК РФ М. назначено наказание в виде 3 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст.73 УК РФ назначенное наказание определено условным с испытательным сроком в 6 месяцев.

Приговором …. городского суда от 4 мая 2010 года по ч.1 ст.199.1 УК РФ Д. назначено наказание в виде штрафа в размере 250 000 рублей. От назначенного наказания Д. освобожден в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Представляется, что по делам данной категории именно экономические санкции наиболее способствовали бы достижению одной из целей наказания — восстановлению социальной справедливости, а также предупреждению преступлений в сфере экономической деятельности.

Подводя итог, следует отметить, что в процессе разрешения уголовных дел по преступлениям, предусмотренным ст.199.1 УК РФ суды области руководствуются требованиями материального и процессуального права, а также разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 28 декабря 2006 года N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», что обеспечивает достаточно высокий уровень отправления правосудия.

Судебная коллегия по уголовным делам

Иркутского областного суда

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Приговор Мещанского районного суда Москвы по пунктам «а, б» части 2 статьи 199 УК РФ «уклонение от уплаты налогов с организации, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере».

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Мещанский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи М.О.А.,

с участием государственного обвинителя – помощника прокурора ЦАО г. Москвы Г.О.А.,

подсудимых Я *и Т *,

при секретаре Т.В.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Я.

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 2 ст. 199 УК РФ,

Т.

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 2 ст. 199 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

*В.А. и *Д.Н. совершили уклонение от уплаты налогов с организации, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, при следующих обстоятельствах:

*В.А., являясь с *по *на основании Приказа (распоряжения) о приеме работника на работу № *генеральным директором и фактическим руководителем, а также соучредителем общества с ограниченной ответственностью «*» (далее по тексту — Общество, ООО «*»), а с *по *на основании Приказа (распоряжения) о переводе работника на другую работу №* от *на должность исполнительного директора Общества, зарегистрированного по юридическому адресу: г.*, состоящего в исследуемый период на налоговом учете в ИФНС России № 2 по г., расположенной по адресу: г. *года перерегистрированное по адресу: г.*, состоящего на налоговом учёте в ИФНС России * с присвоенным Обществу идентификационным номером налогоплательщика*, осуществлял деятельность в области съемки рекламных видеороликов для телевидения, создания корпоративных видеофильмов.

На *В.А., как на лицо, осуществляющее фактическое руководство деятельностью Общества, в соответствии со ст. 57 Конституции Российской Федерации, п. 1 ст. 23 и ст. 45 Налогового кодекса Российской Федерации от 16 июля 1998 года № 146-ФЗ (далее НК РФ), возложены обязанности налогоплательщика: платить законно установленные налоги; самостоятельно исполнять обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах; обязанность по уплате налога выполнять в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

В соответствии со ст.ст.53 и 91 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08 февраля 1998 года № 14-ФЗ, ст. ст. 26, 27, 28 НК РФ, Главой 17 Устава, утвержденного Протоколом № 1 Общего собрания Учредителей от 28.09.2009, руководством текущей деятельности Общества является исполнительный орган — генеральный директор, через которого Общество приобретало гражданские права и обязанности, действия (бездействие) которого признаются действиями (бездействием) Общества; на него возложены обязанности по организации ведения бухгалтерского учета и отчетности Общества; он, как лицо, осуществляющее фактическое руководство деятельностью Общества, а соответственно фактически выполняющее функции единоличного исполнительного органа, в соответствии с Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью», иными правовыми актами Российской Федерации и Уставом организации нес ответственность за организацию, состояние и достоверность бухгалтерского учета в Обществе, своевременное представление ежегодного отчета и другой финансовой отчетности в соответствующие органы, а также сведений о деятельности Общества, представляемых акционерам, кредиторам и в средства массовой информации.

В соответствии со ст.ст.6, 7, 18 Федерального закона РФ от 21 ноября 1996 года №129-ФЗ «О бухгалтерском учете», а также п.п.6, 23, 38 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, утвержденного Приказом Министерства финансов РФ №34н от 29 июля 1998 года, *В.А., как фактический руководитель, нес ответственность за организацию ведения бухгалтерского учета в Обществе, за соблюдение содержащихся в законодательных и иных нормативных правовых актах требований и правил по ведению бухгалтерского учета, за формирование учетной политики организации, за своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности, а также за обеспечение контроля по отражению на счетах бухгалтерского учета всех осуществляемых операций, за движением имущества и выполнением обязательств и за составлением на основе данных синтетического и аналитического учетов бухгалтерской отчетности и руководят текущей деятельностью Общества.

В соответствии с п. 5 ст. 80 НК РФ, налогоплательщик или его представитель проверяет и подтверждает достоверность и полноту сведений, указанных в налоговых декларациях своей подписью.

В соответствии со ст. ст. 143, п. 1 ч. 1 ст. 146, 153, 154, 163, 164, 166, 169, 171, 172, 173, 174 НК РФ, а также в связи с осуществляемой деятельностью, 000 «*» являлось налогоплательщиком налога на добавленную стоимость (далее по тексту — НДС), и было обязано самостоятельно, по окончанию каждого налогового периода исчислять налоговую базу по НДС и сумму налога, подлежащую уплате в бюджет не позднее 20 числа каждого из трех месяцев, следующего за истекшим налоговым периодом, а также осуществлять уплату исчисленных налогов.

В соответствии с ч. 1 ст. 9 Федерального закона РФ от 21.11.1996 №129-ФЗ «О бухгалтерском учете», все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами.

Согласно ст. 169 НК РФ, счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), сумм налога к вычету.

В соответствии со ст.ст.246, 247, 252, 253, 274, 284, 285, 287, 289 НК РФ, а также в связи с осуществляемой деятельностью, ООО «*» являлось налогоплательщиком по налогу на прибыль организации, и было обязано по итогам каждого отчетного, и налогового периода, самостоятельно производить расчет налоговой базы, которой признается денежное выражение прибыли. Прибылью, в свою очередь, признаются полученные доходы, в том числе доходы от реализации товаров (работ, услуг), уменьшенные на величину произведенных расходов.

По окончанию каждого отчетного и налогового периода Общество обязано подавать соответствующие налоговые декларации и уплачивать авансовые платежи за соответствующий отчетный период, а не позднее 28 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом, которым является календарный год, предоставить налоговую декларацию и уплатить налог в бюджет.

Игнорируя обязанности, предусмотренные вышеуказанными нормативно-правовыми актами и уставом Общества, *В.А., осуществляя в период с *по *функцию единоличного исполнительного органа, а в дальнейшем лица, осуществляющего фактическое руководство деятельностью ООО «*», так как являлся соучредителем и исполнительным директором, в процессе реализации договорных обязательств по выполнению работ (оказание услуг), направленных на производство рекламных материалов, а именно: на аренду киносъемочного оборудования, на оказание услуг по организации и администрированию съемочного процесса, на участие актеров в съемках рекламных роликов, на аренду помещений (павильонов) для проведения съёмок, на работы по производству декораций, на привлечение операторов, на озвучивание ролей, на проведение кастингов, на работы по оцифровке, цветокоррекции и копирования изображений, и другие сопутствующие созданию рекламных материалов работы (услуги), в неустановленное следствием время, но не позднее*, в неустановленном следствием месте реализуя возникший у него преступный умысел, направленный на уклонение от уплаты налогов с организации в особо крупном размере, получил в свое распоряжение реквизиты организаций ООО «*» (*) и ООО «*» (*) обладающих всеми необходимыми внешними признаками юридического лица, зарегистрированных в налоговых органах Российской Федерации, но фактически не осуществляющих финансово-хозяйственную деятельность, в которых заявленные руководители не имеют отношения к руководству и деятельности организаций, являясь номинальными директорами, то есть являющихся фиктивными.

После чего, *В.А., во исполнение своего преступного умысла, в ходе осуществления предпринимательской деятельности, исполняя договорные обязательства по оказанию рекламных услуг выполнению работ (оказание услуг), направленных на производство рекламных материалов, а именно: на аренду киносъемочного оборудования, на оказание услуг по организации и администрированию съемочного процесса, на участие актеров в съемках рекламных роликов, на аренду помещений (павильонов) для проведения съёмок, на работы по производству декораций, на привлечение операторов, на озвучивание ролей, на проведение кастингов, на работы по оцифровке, цветокоррекции и копированию изображений, а также других сопутствующих созданию рекламных материалов работ (услуг), желая уклониться от уплаты налогов с ООО «*» в особо крупном размере, осознавая, что ООО «*» (*) и ООО «*» (*) фактически никаких услуг и товара в адрес Общества не поставляли и услуг не оказывали, с целью создания видимости наличия законных оснований для перечисления денежных средств на расчетные счета ООО «*» (*) и ООО «*» (*) и введения в заблуждение налогового органа о деятельности организации и объемах фактически произведенных организацией затрат, а также суммах подлежащих налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, в неустановленное точно следствием время и месте, при неустановленных следствием обстоятельствах, но не позднее *получили в свое распоряжение фиктивные документы (договоры, счета-фактуры и другие) о якобы имевшихся взаимоотношениях между ООО «*» ООО «*» (*) и ООО «*» (*) по поводу выполнения данными фиктивными организациями обязательств по оказанию услуг, которые фактически этими Обществами не оказывались, осуществил подписание данных документов, а также в последующем на основании данных документов перечисление на расчетные счета указанных фиктивных организаций денежных средств в качестве оплаты за, якобы, поставленные ими товары и выполненные услуги. Вышеуказанные заведомо для *В.А. фиктивные документы, он, как фактический руководитель ООО «*», в * и *годах передавал для отражения в бухгалтерском учете организации, а также в налоговых декларациях по налогу на добавленную стоимость.

Таким образом, *В.А. в *годах, действуя в нарушение п. 6 ст. 169 НК РФ и п. 1 ст. 171 НК РФ, п. 1 ст. 172 НК РФ, обеспечили включение в Разделе №3 «Расчет суммы налога, подлежащего уплате в бюджет» в строках * деклараций по налогу на добавленную стоимость: за * года, недостоверных сведений в части сумм НДС, перечисленных ООО «*» (*) и ООО «*» (*), отнеся их к налоговым вычетам, а также, действуя в нарушении ст. 252 НК РФ, обеспечили отражение в налоговых декларациях по налогу на прибыль организации за*, * годы в Листе 02 «Расчет налога на прибыль организации» в строках*, *, недостоверных сведений о понесенных ООО «*» расходах, уменьшающие суммы доходов от реализации в целях налогообложения, по взаимоотношениям с вышеуказанными фиктивными организациями. В дальнейшем, продолжая реализацию своего совместного преступного умысла, направленного на уклонение от уплаты налогов с организации, подписывали указанные налоговые декларации, содержащие заведомо для них недостоверные сведения и обеспечивали их направление в период с * года по * год в электронном виде по средствам телекоммуникационных каналов связи со своей электронно-цифровой подписью в налоговый орган — ИФНС России № 2 по г. *В результате указанных умышленных действий *В.А., совершенных в нарушение норм налогового законодательства Российской Федерации ООО «*» уклонилось от уплаты налогов за *года на общую сумму *рублей, в том числе налога на добавленную стоимость за квартал * года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рублей, за 3 квартал * года в размере *рублей, за 4 квартал * года в размере *рублей, за 1 квартал * года в размере *рублей, за 2 квартал *года в размере *рублей, а также налог на прибыль организации на общую сумму *рублей, в том числе за * год в размере *рублей, за * год в размере *рубля.

Продолжая реализацию своего преступного умысла, направленного на уклонение от уплаты налогов с возглавляемого Общества, действуя с целью создания видимости законности осуществляемых финансовых операций, а также конспирации своей причастности к совершаемому преступлению, *В.А., находясь в неустановленном следствием месте, в неустановленное следствием время, но не позднее*, принял решение о вступлении в предварительный преступный сговор на дальнейшее совершение запланированного преступления с *Д.Н., являвшимся генеральным директором ООО «*» (*).

Склонив *Д.Н. к совместному совершению запланированного преступления и вступив с ним в преступный сговор, действуя в дальнейшем совместно и согласованно, согласно заранее распределенным ролям и разработанному преступному плану, *В.А., в процессе осуществления вышеуказанной финансово-хозяйственной деятельности, действуя от лица ООО «*» не позднее*, с целью создания видимости наличия законных оснований для перечисления денежных средств на расчетные счета фиктивных организаций ООО «*» (*) и ООО «*» (*), а также введения в заблуждение налогового органа о деятельности организации и объемах фактически произведенных организацией затрат, а также суммах подлежащих налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость подписал ряд фиктивных договор на оказание различного рода услуг с вышеуказанными фиктивными организациями, от лица которых действовал *Д.Н., а так же иные фиктивные документы (договоры, счета-фактуры и другие) о якобы имевшихся взаимоотношениях между ООО «*» ООО «*» и ООО «*» по поводу выполнения данными фиктивными организациями обязательств по оказанию услуг, которые фактически этими Обществами не оказывались и оказываться не могли, а в последующем на основании данных документов перечислил на расчетные счета указанных фиктивных организаций денежных средств в качестве оплаты за, якобы, выполненные услуги. Вышеуказанные заведомо для *В.А. и *Д.Н. фиктивные документы, *В.А. в период с *по *передавал для отражения в бухгалтерском учете организации, а также в налоговых декларациях по налогу на добавленную стоимость.

В дальнейшем, действуя совместно и согласованно с *Д.Н., продолжая реализацию совместных для соучастников преступных намерений, направленных на уклонение от уплаты налогов, действуя с учетом ранее разработанного преступного плана, *В.А. обеспечивает его номинальное назначение *на должность генерального директора ООО «*» по совместительству на основании Приказа (распоряжения) о приеме работника на работу № * от*. При этом, *В.А. продолжает осуществлять фактическое руководство финансово-хозяйственной деятельностью Общества, а на *Д.Н. возлагает обязанности по должности продюсера и выполнение технической функции подписания договоров и иной документации по финансово-хозяйственной деятельности, в том числе налоговой и бухгалтерской отчетности.

Затем, реализуя общий для соучастников преступный умысел, направлены на уклонение от уплаты налогов с организации, *В.А., при неустановленных следствием обстоятельствах, но не позднее *получили в свое распоряжение реквизиты ООО «*» (*), обладающего всеми необходимыми внешними признаками юридического лица, зарегистрированного в налоговых органах Российской Федерации, но фактически не осуществляющего финансово-хозяйственную деятельность, то есть являющегося фиктивным. После чего, во исполнение своего с *Д.Н. совместного преступного умысла, в ходе осуществления предпринимательской деятельности, исполняя договорные обязательства по оказанию рекламных услуг выполнению работ (оказание услуг), направленных на производство рекламных материалов, а именно: на аренду киносъемочного оборудования, на оказание услуг по организации и администрированию съемочного процесса, на участие актеров в съемках рекламных роликов, на аренду помещений (павильонов) для проведения съёмок, на работы по производству декораций, на привлечение операторов, на озвучивание ролей, на проведение кастингов, на работы по оцифровке, цветокоррекции и копирования изображений, и другие сопутствующие созданию рекламных материалов работы (услуги), желая уклониться от уплаты налогов с ООО «*», осознавая, что ООО «*» (*) фактически никаких товара в адрес Общества не поставляли и услуг не оказывали, с целью создания видимости наличия законных оснований для перечисления денежных средств на расчетные счета ООО «*» (*) и введения в заблуждение налогового органа о деятельности организации и объемах фактически произведенных организацией затрат, а также суммах подлежащих налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, в неустановленное точно следствием время и месте, при неустановленных следствием обстоятельствах, но не позднее *получили в свое распоряжение фиктивные документы (договоры, счета-фактуры и другие) о якобы имевшихся взаимоотношениях между ООО «*» и ООО «*» (*) по поводу выполнения данной фиктивной организацией обязательств по оказанию услуг, которые фактически этим Обществом не оказывались, после чего *Д.Н., действуя во исполнение отведенной ему преступной роли и по указанию *В.А. осуществил подписание данных документов, а также осуществили в последующем на основании данных документов перечисление на расчетные счета указанных фиктивных организаций денежных средств в качестве оплаты за, якобы, поставленные ими товары. Вышеуказанные заведомо для *Д.Н. и *В.А. фиктивные документы, последний, как фактический руководитель ООО «*» передавал в * году для отражения в бухгалтерском учете организации, а также в налоговых декларациях по налогу на добавленную стоимость и по налогу на прибыль.

Таким образом, *В.А. действуя как самостоятельно в * году, так и совместно с *Д.Н. в *годах, в нарушение п. 6 ст. 169 НК РФ и п. 1 ст. 171 НК РФ, п. 1 ст. 172 НК РФ, обеспечили включение в Разделе №3 «Расчет суммы налога, подлежащего уплате в бюджет» в строках 3_010_03, 3_010_05, 3_120_05, 3_220_03, 3_230_03 деклараций по налогу на добавленную стоимость: за 1, 2, 3, 4 кварталы 2011 года, за 1, 2, 3, 4 кварталы 2012 года, за 1, 2, 3, 4 кварталы 2013 года, недостоверных сведений в части сумм НДС, перечисленных ООО «*» (*), ООО «*» (*), ООО «*» (*), ООО «*» (*) и ООО «*» (*), отнеся их к налоговым вычетам, а также, действуя в нарушении ст. 252 НК РФ, обеспечили отражение в налоговых декларациях по налогу на прибыль организации за 2011, 2012, 2013 годы в Листе 02 «Расчет налога на прибыль организации» в строках 2_010, 2_030, недостоверных сведений о понесенных ООО «*» расходах, уменьшающие суммы доходов от реализации в целях налогообложения, по взаимоотношениям с вышеуказанными фиктивными организациями. В дальнейшем, продолжая реализацию своего совместного преступного умысла, направленного на уклонение от уплаты налогов с организации, подписывали указанные налоговые декларации, содержащие заведомо для них недостоверные сведения и обеспечивали их направление в период с 2011 года по 2014 год в электронном виде по средствам телекоммуникационных каналов связи со своей электронно-цифровой подписью в налоговый орган — ИФНС России № 2 по г*В результате указанных умышленных действий *В.А. и *Д.Н., совместно совершенных в нарушение норм налогового законодательства Российской Федерации ООО «*» уклонилось от уплаты налогов на общую сумму *рубля, в том числе налога на добавленную стоимость за 1 квартал * года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рублей, за 3 квартал * года в размере *рубля, за 4 квартал * года в размере *рублей, за 1 квартал *года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рубль, за 3 квартал *года в размере *рублей, за 4 квартал * года в размере *рублей, за 1 квартал * года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рублей, за 3 квартал * года в размере *рублей, за 4 квартал * года в размере *рублей, а также налог на прибыль организации за * год в размере *рублей, за * год в размере *рублей, за *год в размере *рубль.

Таким образом, *В.А. действуя самостоятельно в *годах, а также совместно с *Д.Н. в *годах, в нарушение норм налогового законодательства Российской Федерации уклонился от уплаты налогов с ООО «*» на общую сумму *рублей, в том числе налога на добавленную стоимость за 1 квартал * года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рублей, за 3 квартал * года в размере *рублей, за 4 квартал * года в размере*, за 1 квартал * года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рублей, за 3 квартал *года в размере *рублей, за 4 квартал *года в размере *рублей, за 1 квартал *года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рублей, за 3 квартал * года в размере *рублей, за 4 квартал *года в размере *рублей, а также налог на прибыль организации за * год в размере *рублей, за * год в размере *рублей, за * год в размере *рублей.

Указанные выше суммы НДС и налога на прибыль организации, не исчисленные в результате преступных действий *В.А. и *Д.Н. уплачены в бюджет не были.

Таким образом, *В.А., в результате вышеописанных самостоятельных, а также совместных и согласованных с *Д.Н. преступных действий, осуществленных в нарушение норм налогового законодательства РФ совершили уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость и налога на прибыль с организации ООО «*» путем включения в налоговые декларации, заведомо ложных сведений, на общую сумму * рублей, что превышает *рублей в пределах трех финансовых лет подряд, то есть в особо крупном размере.

Подсудимые *В.А. и *Д.Н. вину в предъявленном обвинении признали полностью, с обвинением полностью согласились, в содеянном раскаялись и подтвердили изложенные в обвинительном заключении обстоятельства, заявили ходатайство о постановлении приговора в отношении них в особом порядке, без проведения судебного разбирательства.

Поскольку подсудимые *В.А. и *Д.Н. ходатайствовали о применении особого порядка судебного разбирательства, которое поддержали их защитники *А.Л. и *Л.Э.,, и с чем согласился государственный обвинитель, каждым из них ходатайство было заявлено добровольно, после консультации с защитником, *В.А. и *Д.Н. понимают характер и последствия заявленного ими ходатайства, санкция ч. 2 ст. 199 УК РФ не превышает 10 лет лишения свободы, требования ст.ст. 314-316 УПК РФ соблюдены, в связи с чем, данное уголовное дело рассматривается в особом порядке судебного разбирательства, суд постановляет приговор без проведения судебного разбирательства.

Суд считает, что *В.А. и *Д.Н. правильно привлечены к уголовной ответственности и квалифицирует действия каждого из них по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, как уклонение от уплаты налогов с организации, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Данные обстоятельства нашли свое полное подтверждение в материалах дела, в связи с чем, суд приходит к выводу, что обвинение, с которым согласились подсудимые, обосновано.

При назначении наказания, суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, в соответствии со ст. 15 УК РФ подсудимые впервые совершили преступление, относящиеся к категории тяжких, обстоятельства дела, личность каждого подсудимого: оба характеризуются с положительной стороны, на учете в психоневротическом и наркологическом диспансерах не состоят, а также суд учитывает состояние здоровья подсудимых *В.А. и *Д.Н.

Отягчающих наказание обстоятельств как у *В.А., так и у *Д.Н. не установлено.

С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности, суд не считает целесообразным изменять категорию преступления на менее тяжкую, в порядке ч. 6 ст. 15 УК РФ.

С учетом вышеизложенного, а также в целях предупреждения совершения *В.А. и *Д.Н. новых преступлений, и восстановления социальной справедливости, суд считает, что к подсудимым *В.А. и *Д.Н. необходимо применить наказание в виде лишения свободы, учитывая при этом, что назначенное в отношении них наказание не скажется существенным образом на условиях жизни его семьи. По мнению суда, применение менее строгого вида наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания. При определении срока наказания суд учитывает положения ч. 1 ст. 62 УК РФ ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

Вместе с тем, назначая *В.А. и *Д.Н. наказание в виде лишения свободы, с учетом данных о личности подсудимых, наличия смягчающих наказание обстоятельства, при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, суд приходит к выводу о том, что исправление каждого из подсудимых еще возможно без реального отбывания ими наказания, в связи с чем, полагает возможным применить к *В.А. и *Д.Н. положения ст. 73 УК РФ, не находя при этом оснований для применения ст. 64 УК РФ.

Исходя из данных о личности подсудимых *В.А. и *Д.Н., их имущественного положения, суд полагает возможным не назначать *В.А. и *Д.Н. дополнительные наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

В соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ, в период отбывания наказания суд полагает необходимым возложить на *В.А. и *Д.Н. обязанности: встать на учет по месту жительства в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденных, являться по вызовам данного органа с установленной этим органом периодичностью, не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных.

В силу п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от * года № *ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», по уголовным делам о преступлениях, которые совершены до дня вступления в силу настоящего Постановления, суд, если признает необходимым назначить наказание условно, назначить наказание, не связанное с лишением свободы, либо применить отсрочку отбывания наказания, освобождает указанных лиц от наказания.

Как установлено судом, *В.А. и *Д.Н. совершили преступление до дня вступления в силу указанного Постановления. Поскольку *В.А. и *Д.Н. назначается наказание в виде лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно, суд в соответствии с п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от *г. № *ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», освобождает *В.А. и *Д.Н. от назначенного наказания, и в соответствии с п. 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от * апреля * г. № *ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» считает необходимым снять с обоих подсудимых судимость.

Гражданский иск по делу не заявлен.

На основании выше изложенного, руководствуясь ст. 316 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Я *и Т *признать виновными в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, и назначить каждому из них наказание в виде лишения свободы сроком на*) год*) месяцев.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Я *и Т *наказание считать условным с испытательным сроком в течение*) лет.

В соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ, в период отбывания наказания возложить на Я*и Т*обязанности: встать на учет по месту жительства в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденных, являться по вызовам данного органа с установленной этим органом периодичностью, не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных.

Меру пресечения, избранную Я *и Т*в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, — отменить по вступлении приговора в законную силу.

Освободить Я*и Т *от назначенного по настоящему приговору наказания в виде лишения свободы условно, на основании п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от *г. № *ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

Снять с Я *и Т *судимость в соответствии с п. 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от *г. № *ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

Приговор по статье 199 УК РФ (Уклонение от уплаты налогов с организации) может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд через Мещанский районный суд г. Москвы в течение 10 суток со дня его провозглашения, с соблюдением требований ст. 317 УПК РФ.

Вместе с Мосгорсудом создаем практику по ст. 199 УК РФ

Не в моих правилах писать о деле до его окончания, но в данном случае я делаю исключение, потому что полученное по делу промежуточное решение как прецедент может оказаться кому-то полезным.

Нам с клиентом удалось буквально на ровном месте обрушить в одном из московских судов 3 уголовных дела. Рушили-то мы, конечно, свое дело, а уж судьи, воспользовавшись нашими доводами, «подрезали» еще парочку. И все это в течение недели, что, конечно, страшный удар и для прокуратуры, и для следствия. Мосгорсуд встал на нашу сторону.

Проблемы применения ст. 199 УК РФ

Дело наше — об уклонении от уплаты налогов организацией (п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ). Вступая в него почти 2 года назад, я испытал уныние и чувство беспомощности.

Нет, не потому, что у нас в стране (а в Москве, как принято жаловаться, в особенности) нет правосудия. Правосудие у нас есть — я продолжаю на этом настаивать. Но не для всех, а для тех, кто может выложить судье «на блюдечке» готовое решение, законное и обоснованное. И судья его подпишет, уверяю вас. За редким исключением…

Но в данном случае, повторюсь, вступая в дело, я чувствовал свою беспомощность и до сих пор не могу похвастаться, что полностью от нее избавился. Причина тому — сошедшиеся в одной точке следующие обстоятельства:

1) Стране нужны деньги. А денег, как известно, нет. Надо «доить» народ. Даже появилась концепция «новой нефти». Взялись «доить» предпринимателей, шантажируя уголовной ответственностью, и в Москве это уже конвейер, достаточно беспредельный. Полицейских за успехи в «надоях» награждают.

2) Предприниматели наши оказались на редкость податливы заботливым рукам, тянущимся к их вымени. Наверное потому, что всегда «делились», что соответствует народной традиции. И сейчас под угрозой применения к ним ст. 199 УК РФ они за редким исключением выстраиваются в колонны и отправляются в суд в особом порядке (глава 40 УПК РФ). А там — под штраф или под амнистию. И, зажмурившись, не думать о гражданском иске на несколько десятков миллионов.

3) В результате — судебная практика по применению ст. 199 УК РФ отсутствует чуть менее, чем полностью. В силу изложенного выше в п. 1 высокие судебные инстанции по своей инициативе ее создавать не будут. А в силу изложенного в п. 2 народ с вопросами правоприменения к ним не обращается. Лучшая иллюстрация тому — Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», сохранившееся в неизменном виде аж с 2006 года.

То есть, судебная практика применения ст. 199 УК РФ, еще не сформировавшись, в зародышевом состоянии уже поросла мхом и покрылась толстым слоем пыли. Вопрос: из чего мне в таких условиях готовить продукт, который надо выложить «на блюдечке» суду?

И судьи в той же ситуации. Мне прямо было сказано: «Я не фанат рассматривать дела по 199-й». Да простит меня судья за, быть может, фривольное толкование этих слов, но я в них услышал следующее: Я понятия не имею, как надо рассматривать эти дела… нам никто ничего не объясняет… «шлепаем» по шаблону в особом порядке… а если не в особом — «шлепаем» все равно, как в особом… спасите, помогите, избавьте нас от этих дел!

Как мы вернули дело прокурору

С этим я к судье и пришел, предложив вернуть наше дело прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ. И основание было найдено (о нем ниже). Оно странное, непонятное, но в силу основополагающих принципов функционирования этой системы железобетонное.

И суд за него зацепился. Вернул прокурору наше дело, плюс по своей инициативе еще 2 дела, где защита об этом не просила, а потому решения суда для нее стали полной неожиданностью. А поскольку нарушение, как и сами дела об этом преступлении, шаблонное, то можно было бы обвалить еще энное количество уголовных дел по Москве. И тем самым расшевелить это «болото» (я о практике применения ст. 199 УК РФ).

Поскольку, повторюсь, найденное нами основание возвращения уголовного дела прокурору было странным, нам же самим непонятным, мы опасались, что Мосгорсуд с нами может не согласиться. Тем более, что прокуратура, пропустив такой удар, должна была жаждать реванша. И она прислала в Мосгорсуд «живого» прокурора вместо статиста, однако все равно проиграла.

С другой стороны, надеясь на победу, мы в случае ее достижения хотели увидеть мнение Мосгорсуда по этому странному и непонятному основанию возвращения дела прокурору. Тем самым мы хотели хоть в какой-то части устранить правоприменительный вакуум. Увы. Мосгорсуд сказал: «Вы правы», после чего величаво удалился, оставив нас опять один на один с этой пугающей пустотой.

Основания возвращения прокурору уголовного дела о преступлении, предусмотренном ст. 199 УК РФ

Сначала пару слов о том, как дело попало в суд. С трудом попало. Несколько раз оно пыталось протиснуться, но мы не пускали. Ведь, не смотря на отсутствие практики по ст. 199 УК РФ, в кармане всегда верный кольт УПК РФ, помогающий уговорить прокурора не подписывать обвинительное заключение. Так и было — несколько раз дело возвращалось на дополнительное следствие, но все-таки его запихнули в суд.

После поступления дела в суд моя дежурная задача — вернуть его обратно прокурору. И я нашел неплохие, как мне кажется, основания, которые изложил в соответствующем ходатайстве. Но главное основание нашел мой подзащитный, принимающий самое активное участие в построении позиции защиты.

Пока я из положений закона и допущенных по делу нарушений конструировал основания для применения ст. 237 УПК РФ, он, как золотоискатель, просеял песок скудной судебной практики по Москве и нашел 2 «золотые песчинки». Это были 2 дела, по одному из которых Мосгорсуд на основании одного нарушения отменил приговор, а по другому судья районного суда, увидев такое же нарушение у себя в деле, предусмотрительно вернул его прокурору, с чем Мосгорсуд позднее согласился.

Итак, что же это за «золотое» нарушение, выявление которого Мосгорсудом мы решили использовать как прецедент?

Но сначала о том, как формулируется обвинение в преступлении, предусмотренном п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ. По шаблону формулируется, который мы видим в каждом деле. Повторюсь, никто из правоприменителей не утруждает себя мыслительной деятельностью по этим делам, в том числе при формулировании обвинения. Есть шаблон, его и пользуют. Выглядит он следующим образом (фрагмент описания способа совершения преступления):

Намереваясь уклониться от уплаты налогов обвиняемый

  • где-то взял банковские реквизиты фирмы-однодневки, которую решил представить в качестве своего контрагента,
  • где-то взял договоры, счета-фактуры и прочие документы о хозяйственных отношениях с этой однодневкой,
  • затем перечислил деньги этой однодневке,
  • а на самом деле никаких хозяйственных отношений с этой однодневкой не было (товары она не поставляла, услуги не оказывала, работы не выполняла)…

Так вот, какое нарушение закона обнаружил Мосгорсуд в этом шаблоне? Он указал, что в обвинении надо прописывать, сколько денег было перечислено однодневке. Сумма должна быть указана.

А если сумма не указана, приговор — под отмену. А до приговора суд, увидев такое нарушение, должен вернуть дело прокурору.

Такая вот позиция Мосгорсуда. И мы ею воспользовались. Просто воспользовались. Раз Мосгорсуд так сказал, значит так и нужно делать. И районный суд, рассматривавший наше дело, подтвердил правильность нашего понимания дисциплины внутри судебной системы. И Мосгорсуд подтвердил.

Между тем, повторюсь, нам хотелось узнать, почему Мосгорсуд считает указание в обвинении суммы перечисленных денег важным. Прокурор, например, это важным не считает (с его позицией вы можете ознакомиться в его апелляционном представлении). Мы высказали свое мнение о важности этого обстоятельства (в возражениях на представление прокурора).

А еще нам хотелось узнать мнение Мосгорсуда, заклеймившего этот недостаток обвинения как существенное нарушение уголовно-процессуального закона. Но суд ничего не пояснил. Сказал: «Важно, и точка!» А мы этим просто воспользовались и вам предлагаем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *