174 ГК РФ

Статья 174 ГК РФ. Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица

Новая редакция Ст. 174 ГК РФ

1. Если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или такой орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях.

2. Сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Комментарий к Ст. 174 ГК РФ

Под действие комментируемой статьи может подпасть сделка, совершенная лицом на основании договора поручения, равно как и сделка, совершенная исполнительным органом коммерческой организации (директором) с превышением полномочий, установленных уставом (например, запрет без согласия общего собрания совершать сделки с недвижимостью и др.).

Судебная практика.

В соответствии со статьями 166, 174 ГК РФ с иском о признании оспоримой сделки недействительной по основаниям, установленным статьей 174, может обратиться лицо, в интересах которого установлены ограничения.

В тех случаях, когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, таким лицом, по смыслу статьи 174 ГК РФ, является само юридическое лицо. В случаях, прямо указанных в законе, данные иски вправе заявлять и иные лица (в том числе учредители).

Судам необходимо также иметь в виду, что оспоримая сделка не может быть признана недействительной по инициативе суда без предъявления указанными выше лицами соответствующего иска (в том числе встречного) (Постановление Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9).

Судебная практика.

В случаях превышения полномочий органом юридического лица при заключении сделки п. 1 ст. 183 ГК РФ применяться не может. В данном случае в зависимости от обстоятельств конкретного дела суду необходимо руководствоваться ст. ст. 168, 174 ГК РФ, с учетом положений Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9 (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 23.10.2000 N 57).

Другой комментарий к Ст. 174 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья распространяется на случаи выхода лица, совершающего сделку, за пределы своих полномочий в случаях их неочевидного ограничения. Неочевидное ограничение полномочий, как следует из текста статьи, имеет место, когда полномочия, определенные в доверенности, законе или очевидные из обстановки, в которой совершается сделка, превышают полномочия, предусмотренные в договоре между представителем и представляемым; полномочия органа юридического лица ограничены учредительными документами и недостаточны для совершения сделки.

2. Как указано в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» (Вестник ВАС РФ. 1998. N 7), ст. 174 не применяется в случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом. В указанных случаях надлежит руководствоваться ст. 168 ГК.

Поскольку ст. 174 применяется в тех случаях, когда полномочия органа юридического лица определенно ограничены его учредительными документами, наличие таких ограничений, установленных в других документах, не являющихся учредительными, не может являться основанием для применения данной статьи.

Если полномочия органа юридического лица определены в учредительных документах в соответствии с требованиями иного правового акта, принятого до введения в действие части первой ГК, и орган юридического лица совершил сделку за пределами установленных полномочий, ст. 174 не применяется. При оценке этих правоотношений применяются положения ст. 168 ГК.

Если же сделка совершена органом юридического лица в соответствии с полномочиями, установленными иным правовым актом, при наличии ограничений в учредительных документах подлежит применению ст. 174.

3. Закон, охраняя интересы добросовестных контрагентов, допускает признание сделок, о которых идет речь в комментируемой статье, недействительными лишь в случае недобросовестности контрагента, который знал или заведомо должен был знать об указанных ограничениях, и только по иску лица, в интересах которого установлены ограничения. Когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, таким лицом, по смыслу комментируемой статьи, является само юридическое лицо. Иные лица, в том числе учредители, вправе предъявлять данные иски в случаях, прямо указанных в законе.

4. Поскольку для применения ст. 174 должно быть доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий органа юридического лица, заключившего сделку, указанное обстоятельство входит в предмет доказывания при судебном рассмотрении спора. В соответствии со ст. 65 АПК бремя доказывания этого обстоятельства возлагается на истца, заявившего иск о признании оспоримой сделки недействительной.

Поскольку из смысла комментируемой статьи следует, что закон допускает случаи, когда другая сторона в сделке не знала и не должна была знать об установленных учредительными документами ограничениях, ссылка в договоре, заключенном от имени организации, на то, что лицо, заключающее сделку, действует на основании устава данного юридического лица, должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. Такое доказательство, как и любое другое, не может иметь для арбитражного суда заранее установленной силы и свидетельствовать о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

5. Лицо, в интересах которого установлены ограничения, вправе впоследствии одобрить сделку, совершенную с пороками, упомянутыми в ст. 174. Поскольку статья не содержит положений об одобрении сделок, в силу ст. 6 ГК к таким отношениям в порядке аналогии закона следует применять правило п. 2 ст. 183 ГК о последующем одобрении сделки представляемым. Одобрением сделки может быть признан, в частности, факт принятия истцом исполнения по оспариваемой сделке. Тогда предусмотренные ст. 174 основания для признания сделки недействительной отсутствуют.

6. Необходимо отметить, что к одному из указанных в ст. 174 случаев — несовпадению полномочий в доверенности и договоре — последствия, предусмотренные рассматриваемой статьей, могут применяться только при коммерческом представительстве (ст. 184 ГК РФ). В остальных случаях при несовпадении доверенности и договора возникает иная ситуация. Контрагент, знающий об этом несовпадении и руководствующийся доверенностью, поступает правомерно. Именно доверенность определена законом в качестве одного из оснований возникновения полномочий представителя, исчерпывающе перечисленных в ст. 182 ГК. Договор как основание возникновения полномочий в этой статье не упоминается. Кроме того, именно доверенность закон определяет в качестве документа, выдаваемого для представительства перед третьими лицами (статья 185 Гражданского кодекса России).

7. Последствием признания сделки недействительной на основании ст. 174 является двусторонняя реституция.

В деловой практике возможны ситуации, когда фирма вынуждена продавать товар в убыток, ниже себестоимости. Типичный пример – распродажа продукции, не пользующейся спросом.

Такие операции традиционно привлекают повышенное внимание фискальных органов. Как следствие – необходим тщательный подход к экономическому обоснованию цен по таким сделкам. В условиях кризиса и снижения спроса, когда сделки в убыток встречаются все чаще, проблема их обоснования становится еще более актуальной.

Право инспектора

Согласно ст. 40 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ) налоговые органы вправе в определенных ситуациях контролировать цены сделок и, при несоответствии цен рыночным, доначислить налоги исходя из рыночных ставок. В соответствии с п. 2 ст. 40 НК РФ речь идет о:

📌 Реклама Отключить

  • сделках между взаимозависимыми лицами;
  • товарообменных (бартерных) операциях;
  • внешнеторговых сделках;
  • сделках, цены по которым отклоняются более чем на 20 процентов в сторону повышения или понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам ­(работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

Соответственно, если цена по сделке более чем на 20 процентов отклоняется в сторону повышения или понижения относительно рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг), налоговый орган имеет ­право доначислить налоги из расчета рыночной цены (п. 3 ст. 40 НК РФ).

В п. 2 ст. 40 НК РФ нет прямого указания на то, что факт продажи по цене ниже себестоимости является основанием для проверки. Однако такие продажи не могут считаться рядовыми, поскольку противоречат основам предпринимательской деятельности. А отсутствие экономической целесообразности является одним из 109 признаков недобросовестности налогоплательщика, разработанных Федеральной налоговой службой. Таким образом, даже если цена убыточной сделки не отклоняется более чем на 20% от обычных цен, применяемых компанией, проблемы ­во взаимоотношениях с налоговыми органами все равно возможны.

📌 Реклама Отключить

Справка

Критерии недобросовестности налогоплательщика были разработаны Федеральной налоговой службой еще в начале 2007 года. В приказе под грифом «Для служебного пользования» собраны 109 признаков, по которым ­инспекторам предписано выявлять налоговые правонарушения. Приведем некоторые из них:

1. Адрес регистрации компании является адресом «массовой» регистрации (то есть по нему зарегистрированы 10 и более фирм). При этом есть заявление ­владельца помещения о том, что площади в аренду никому не предоставлялись…

4. В заявлении на регистрацию указан недействительный документ, ­удостоверяющий личность заявителя, учредителя или руководителя…

14. Физическое лицо является учредителем 10 и более компаний («массовый» учредитель)…

38. Компания представляет «нулевую» налоговую или бухгалтерскую отчетность в течение одного или нескольких налоговых периодов.

Все имеющиеся у налоговиков сведения о налогоплательщиках вносятся в специальную федеральную электронную базу «Юридические лица, контролируемые в первую очередь», сокращенно – ЮЛ-КПО.

📌 Реклама Отключить

Очевидно, что практически любая компания может обнаружить у себя 30–40 «опасных» признаков. Инспекторы прекрасно это знают, поэтому критерии имеют разный вес. Положение конкретной компании в списке ЮЛ-КПО зависит от набора ее критериев – чем их больше и чем они существеннее, тем выше место в рейтинге.

Предвидеть убыток

Какие причины могут вынудить компанию начать торговать в убыток. Приведем лишь наиболее распространенные:

  • низкий спрос на товар,
  • общее снижение цен на рынке,
  • просчеты в определении закупочной цены, приведшие ­к невозможности получить прибыль при последующей реализации товара.

Указанные обстоятельства призваны подтвердить наличие условий, при которых продажа в убыток оправдана. Каждый из названных факторов может рассматриваться в качестве самостоятельного основания, однако их совместная доказательственная сила значительно возрастает. Документальным подтверждением может служить анализ рынка, проведенный собственными силами либо заказанный на стороне. Результаты исследования необходимо оформить в виде отчета, на основании которого составляется служебная записка (см. Пример 1), в которой объясняется необходимость продажи в убыток. В самой служебной записке или в приложении к ней целесообразно привести расчеты, показывающие, что такая продажа позволит избежать дальнейших потерь. Решение о снижении цены утверждается приказом руководителя (Пример 2).

📌 Реклама Отключить

Пример 1

Пример 2

Помимо случаев, когда низкая цена реализации обусловлена конъюнктурой рынка, возможны ситуации, когда продажи создают убыток в текущем периоде, но в итоге приводят к положительному финансовому результату в будущем. Например, если компания ожидает от покупателя встречной закупки, обусловленной текущей поставкой. Однако необходимо учитывать, что подобная схема может быть расценена налоговыми органами как сговор, направленный на уменьшение налоговых обязательств.

Впрочем, как указывают суды, налоговое законодательство не предусматривает определения финансового результата по отдельным сделкам для целей налогообложения, и если по итогам отчетного (налогового) периода получена прибыль, то говорить о наличии «схемы» нет оснований (см. Пример 3).

📌 Реклама Отключить

Пример 3

Согласно постановлению ФАС МО от 29.06.2007 г. № КА-А40/5388-07-А, Б налоговая инспекция не вправе делать выводы о намеренном снижении налоговой базы исходя из финансового результата конкретной сделки. Кроме того, если инспекторы вынесли решение о доначислении налогов, так как, по их мнению, сумма сделки не соответствовала реальной, они должны предоставить суду доказательства проведенного исследования рыночных цен и их несоответствия цене конкретной сделки.

Тем не менее приведенная позиция суда не означает, что можно пренебрегать документальным обоснованием цены по подобным сделкам. Как минимум, оно позволит снизить риск возникновения налоговых споров. Обоснование должно подтвердить, что будущая экономическая выгода не может быть достигнута иными способами, кроме продажи по сниженной цене. Как и в предыдущем случае, обоснование целесообразно оформить в виде служебной записки и соответствующих расчетов. 📌 Реклама Отключить

Существуют дополнительные механизмы, которые традиционно облегчают обоснование низких цен, – это скидки и премии. Но применительно ­к убыточным сделкам использование скидок и премий имеет свои особенности.

Скидки и премии

По своему экономическому смыслу скидка – это сумма, на которую уменьшается ранее заявленная цена. Аналогичной позиции придерживаются и арбитражные суды.

Пример 4

Как указал ФАС ЗСО в постановлении от 21.08.2006 № Ф04-3446/2006(25284-А27-33), в действующем налоговом законодательстве отсутствует понятие «скидка». При этом в договорных отношениях под скидкой подразумевается сумма, на которую снижается цена товаров при выполнении покупателем определенных условий.

Согласно п. 3 ст. 40 НК РФ при определении рыночной цены ­учитываются скидки, вызванные:

📌 Реклама Отключить

  • сезонными или иными колебаниями потребительского спроса,
  • потерей товарами качества или иных потребительских свойств,
  • истечением (приближением даты истечения) сроков годности или реализации товаров,
  • маркетинговой политикой, в том числе при продвижении на рынки новых товаров, не имеющих аналогов, а также при продвижении товаров, работ, услуг на новые рынки,
  • реализацией опытных моделей и образцов товаров в целях ­ознакомления с ними потребителей.

В принципе каждое из этих условий в той или иной мере может ­являться основанием для продажи товара по цене ниже себестоимости.

Однако не все случаи продажи в убыток охватываются ­обстоятельствами, указанными в п. 3 ст. 40. Они касаются только следующих случаев:

а) продажа в убыток приведет к получению дохода в будущем ­(продвижение товара, реализация опытных моделей и образцов),

б) продажа по низкой цене носит кратковременный характер ­(колебания спроса, потеря качества, истечение сроков годности товара).

Вряд ли падение спроса в условиях кризиса может быть однозначно квалифицировано как сезонные или иные колебания потребительского спроса. Такая позиция, по меньшей мере, весьма сомнительна и поэтому сопряжена со значительными налоговыми рисками.

📌 Реклама Отключить

В этой связи нельзя рекомендовать использование скидок в качестве основного механизма установления низкой, убыточной цены в условиях кризиса и падения спроса. Ее следует подтверждать прежде всего отчетом по результатам исследования рынка и иными документами, о которых говорилось выше. Скидки помогают только облегчить обоснование низкой цены.

Скидки, которые не уменьшают цену, включаются, согласно подп. 19.1 п. 1 ст. 265 НК РФ, в состав внереализационных расходов, учитываемых для целей налогообложения прибыли как скидки за выполнение определенных условий договора. Они не являются частью цены, в их отношении правила ст. 40 НК РФ не действуют. В то же время они проверяются налоговыми органами на предмет обоснованности включения в состав расходов ­по правилам, предусмотренным п. 1 ст. 252 НК РФ.

📌 Реклама Отключить

Чтобы избежать противоречий, компании целесообразно использовать в своих документах термин «скидка» только в отношении уменьшения цены товара, а суммы, которые за выполнение определенных условий договора выплачиваются покупателю или уменьшают его задолженность, именовать премией. Тем самым будут соблюдены нормы ­законодательства и, в то же время, сохранится экономический смысл скидки.

В договоре (или в дополнительном соглашении к нему) должны быть сформулированы условия, выполнение которых дает покупателю право на получение премии, например, объем закупок, досрочная оплата и т.п.

Выполнение этих условий целесообразно зафиксировать в двустороннем акте, в котором следует не просто констатировать факт выполнения условий, но указать, когда и какие условия выполнены, какими первичными документами (накладными и т.п.) это подтверждается, когда и в какой сумме будет предоставлена премия. Акт позволяет в случае налоговой проверки четче и нагляднее обосновать экономическую целесообразность ­предоставления конкретных сумм премий.

📌 Реклама Отключить

Премия может как выплачиваться, так и предоставляться без выплаты, путем уменьшения задолженности покупателя по оплате. В последнем случае вместо двустороннего акта можно ограничиться кредит-нотой со стороны поставщика. На это указано в письме УФНС России по г. Москве от 21.03.2007 г. № 19-11/25335.

В отличие от скидок, в отношении премий в Налоговом кодексе отсутствует упоминание о маркетинговой политике. Однако закрепление методики премирования в ней следует признать целесообразным. На это же указывают и налоговые органы (письмо УФНС России по г. Москве от 03.07.2006 г. № 19-11/58863).

Что касается применимости премии как основного инструмента установления низкой, убыточной цены, необходимо учесть следующее. Цель предпринимательской деятельности – извлечение прибыли. Предоставление премий осуществляется в рамках этой деятельности, поэтому не должно противоречить данной цели. Сомнительно, что премия, перекрывающая экономические выгоды от реализации товара, соответствует цели извлечения прибыли. Исключением может быть только взаимосвязь предоставления премии и планируемых доходов от взаимоотношений с данным покупателем, например, обусловленность премии встречными закупками по низкой цене. Но для остальных ситуаций премия как механизм установления убыточной цены вряд ли приемлема. Тем более что способ предоставления премии – выплата или уменьшение задолженности – плохо стыкуется с убыточностью сделки.

Контрагент согласен заключить сделку на невыгодных условиях: насколько это рискованно?

Когда речь идет о сделке с невыгодными условиями для контрагента, представляется, что есть возможность квалифицировать ее как кабальную и на этом основании признать недействительной. Так ли это на самом деле? Разделяет ли суд такие понятия, как «сделка на невыгодных условиях» и «сделка на крайне невыгодных условиях»? О проблеме разграничения понятий и квалификации сделки в качестве кабальной читайте в материале.

Риск признания невыгодных условий договора недействительными, когда на них соглашается потребитель, выше, чем когда контрагентом выступает юридическое лицо или гражданин, не являющийся потребителем. В соответствии с п. 1 ст. 16 Закона РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей» условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Надо отметить, что в последние годы суды отказались от активного применения данной нормы, ссылаясь, прежде всего, на свободу договора. Особо отчетливо прослеживается данная тенденция в спорах потребителей со страховыми организациями по вопросу взыскания части страховой премии по договору страхования в связи с досрочным погашением кредита (см., например, Определение ВС РФ от 12.04.2016 № 49-КГ15-25).

Невыгодные и кабальные условия

Буквальное толкование п. 3 ст. 179 ГК РФ и правоприменительная практика разграничивают понятия «кабальная сделка» и «сделка на невыгодных условиях».

Механизм признания недействительной кабальной сделки используется для защиты пострадавшей стороны. В случае признания сделки недействительной по данному основанию потерпевшей стороне следует доказать наличие совокупности одновременно четырех условий:

  • сделка совершена потерпевшей стороной в условиях стечения тяжелых обстоятельств;

  • сделка совершена на крайне невыгодных для потерпевшей стороны условиях;

  • факт того, что контрагент сделки знал о вышеизложенных обстоятельствах и воспользовался этим;

  • причинно-следственную связь между стечением у потерпевшей стороны тяжелых обстоятельств и совершением ею сделки на крайне невыгодных условиях (Определение ВС РФ от 23.05.2017 № 19-КГ17-10, Апелляционное определение Московского городского суда от 26.08.2015 по делу № 33-30675/2015, постановление АС Московского округа от 16.02.2016 № Ф05-21049/2015 по делу № А40-36547/2015).

Один из квалифицирующих признаков кабальной сделки — крайне невыгодные условия для одной из сторон. Надо отметить, что «крайняя невыгодность» — понятие оценочное, и сложно выделить какие-либо объективные критерии для признания условий договора крайне невыгодными. Еще сложнее провести грань между крайне невыгодными и просто невыгодными условиями.

Анализ судебной практики приводит к однозначному выводу о том, что суды данные понятия разделяют. Так, АС Московского округа в постановлении от 16.02.2016 № Ф05-21049/2015 по делу № А40-36547/2015 указал, что для признания недействительным договора, заключенного в период стечения тяжелых обстоятельств для одной из сторон, необходимо два условия:

  • заключение сделки под влиянием таких обстоятельств на крайне невыгодных, а не просто невыгодных условиях;

  • наличие действий другой стороны, свидетельствующих о том, что она такими тяжелыми обстоятельствами воспользовалась.

Судами также предпринята попытка дать определение понятию «крайне невыгодные условия». Так, в Определении от 16.11.2016 № 305-ЭС16-9313 по делу № А40-91532/2015 Верховный суд РФ указал, что для признания оспариваемой сделки кабальной необходимо наличие обстоятельств, которые подтверждают ее заключение для истца на крайне невыгодных условиях, то есть на условиях, не соответствующих интересу этого лица, существенно отличающихся от условий аналогичных сделок. Выводы этого определения охотно используют и нижестоящие суды (см., например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2017 № 09АП-60244/2016-ГК, 09АП-61679/2016-ГК по делу № А40-142922/2016).

Таким образом, правоприменительная практика вводит два критерия признания условий крайне невыгодными:

  • условия договора не соответствуют интересу стороны договора;

  • условия договора существенно отличаются от условий аналогичных сделок.

Полагаем, что подобные критерии могут быть использованы и для квалификации договора как заключенного на просто невыгодных условиях. Представляется, что разница между невыгодными и крайне невыгодными условиями заключается лишь в степени невыгодности данных условий для стороны. Но оценить, в какой степени условия договора невыгодны для стороны, так же проблематично, ведь какие-либо объективные критерии для оценки законом не определены и, наверное, определены быть не могут. При таких обстоятельствах стороне договора, основываясь лишь на критериях невыгодности, предложенных судами, сложно заранее спрогнозировать риск признания договора недействительным на основании п. 3 ст. 179 ГК РФ. Вопрос о том, как хозяйствующему субъекту отличить невыгодность, в большинстве случаев не влекущую за собой негативных правовых последствий, от крайней невыгодности, являющейся одним из основания для признания сделки кабальной, остается открытым.

Отметим, что напрямую понятие крайне невыгодных условий используется в ГК РФ только в п. 3 ст. 179 ГК РФ, и для применения данной нормы, как уже отмечалось выше, необходимо наличие совокупности обстоятельств. Соответственно, подобное разграничение не представляется необходимым: факт наличия в договоре просто невыгодных или крайне невыгодных условий в отрыве от совокупности иных обстоятельств не влечет за собой значимых правовых последствий.

Невыгодные условия сделки по смыслу антимонопольного законодательства

Следует отметить, что понятие «невыгодные условия договора» используется и в подп. 3 п. 1 ст. 10 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции). Согласно данной норме запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей, в том числе навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора.

Договоры, заключенные в нарушение императивных запретов законодательства о конкуренции, ничтожны (постановление Президиума ВАС РФ от 11.03.2014 № 16034/13 по делу № А53-17625/12). Для квалификации действий в качестве злоупотребления доминирующим положением на основании подп. 3 п. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции следует также установить совокупность следующих признаков:

  • доминирующее положение хозяйствующего субъекта;

  • совершение хозяйствующим субъектом действия в форме навязывания контрагенту условий договора, невыгодных для него;

  • наступление или возможность наступления негативных последствий в виде недопущения, ограничения, устранения конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей;

  • наличие объективной взаимосвязи между доминирующим положением, совершением деяния и его негативными последствиями либо возможностью наступления таких последствий.

Получается, антимонопольное законодательство отказалось от оценки степени невыгодности условий и для защиты потерпевшей стороны от злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением использует понятие «невыгодные условия». Такой подход в условиях отсутствия объективных критериев степени невыгодности представляется более правильным.

Невыгодные условия сделки должны иметь стоимостное выражение

Понятие «заведомо и значительно невыгодные» условия используется в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 93) как критерий наличия явного ущерба для признания сделки недействительной на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ: о наличии явного ущерба свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке, в несколько раз ниже стоимости предоставления, совершенного в пользу контрагента.

В соответствии с п. 2 ст. 174 ГК РФ сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица. Фактически это основание используется для признания недействительными сделок, заключенных представителем юридического лица на невыгодных условиях.

Отметим, что Пленум ВС РФ упоминает еще одну степень невыгодности условий сделки — значительно невыгодные и приводит пример сделки, заключенной на заведомо и значительно невыгодных условиях. Необходимость использования понятия «заведомо и значительно невыгодные условия» не находит какого-либо логичного объяснения.

Рассмотрим пример, описанный в указанном выше постановлении. Анализ судебной практики свидетельствует, что этот случай является одним из самых распространенных, когда речь идет о квалификации условий договора как крайне невыгодных. Так, в Определении от 23.05.2017 № 19-КГ17-10 ВС РФ указал, что сделка совершена на крайне невыгодных условиях, о чем, в частности, может свидетельствовать отчуждение имущества по цене, которая существенно ниже рыночной. А в информационном письме Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 № 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации» отмечено, что о крайне невыгодных условиях может свидетельствовать, в частности, чрезмерное превышение цены договора относительно иных договоров такого вида (п. 11).

В большинстве случаев суды устанавливают невыгодность условий сделки на основании того, что стоимость предоставленного стороне не соответствует рыночной стоимости (существенно ниже или выше).

С квалификацией условий договора, не имеющих стоимостного выражения, как крайне невыгодных ситуация складывается иначе: суды не спешат признавать нематериальные условия крайне невыгодными. Например, АС Белгородской области в решении от 19.01.2015 по делу № А08-9108/2014 пришел к выводу, что соглашение о рассмотрении спора в третейском суде не может считаться крайне невыгодным условием. Насколько справедлив такой подход судов, оценить сложно, но однозначно можно сказать, что квалифицировать не имеющие стоимостного выражения условия договора как крайне невыгодные суды не торопятся.

Риски и способы их минимизировать

Сторона, предлагающая контрагенту невыгодные условия сделки, должна знать о риске признания такой сделки недействительной на основании п. 3 ст. 179 ГК РФ. Тем не менее наличия только лишь невыгодных условий недостаточно для того, чтобы сделка была признана недействительной. Необходимо наличие совокупности обстоятельств, перечисленных выше.

Отличительным признаком кабальных сделок является отсутствие у лица, заключающего сделку, свободной воли на ее совершение (Определение ВАС РФ от 18.05.2010 № ВАС-5949/10 по делу № А53-8430/2009). Порок воли обычно связывают с нахождением стороны в условиях стечения тяжелых обстоятельств, без которых лицо не заключило бы данную сделку. Поэтому стороне, предлагающей контрагенту невыгодные условия, следует убедиться, что сделка заключается не при стечении тяжелых обстоятельств. Надо сказать, что понятие «стечение тяжелых обстоятельств» более применимо к физическим, чем к юридическим лицам. Именно поэтому сделки, заключенные между юридическими лицами, редко признаются судами кабальными. Тем не менее практике известны случаи, когда сделки, совершенные в период тяжелого финансового положения юридических лиц, таковыми признавались. Поэтому стороне до заключения сделки необходимо убедиться, что в отношении юридического лица не подано заявление о признании его банкротом, не введена процедура банкротства. Это открытые сведения, и убедиться в их отсутствии не составит труда. Для граждан понятие «стечение тяжелых обстоятельств» шире, оно связано не только с тяжелым финансовым положением, но и, например, с состоянием здоровья.

Помимо самостоятельной проверки положения дел контрагента можно запросить от контрагента, согласного заключить сделку на невыгодных для него условиях, заверения об обстоятельствах, а именно сведения об отсутствии тяжелого финансового положения и каких-либо тяжелых обстоятельств на момент заключения сделки. Заверения можно включить в текст заключаемого договора. Наличие подобных заверений будет являться определенной гарантией для стороны, предложившей невыгодные условия. Так, если окажется, что заверения, которые предоставила сторона, недостоверны, будет возможность потребовать возмещения убытков, причиненных недостоверностью сведений, имеющих значение для заключения и исполнения договора, даже в случае признания заключенной сделки недействительной (п. 1 ст. 431.2 ГК РФ).

К сведению

Минтруд России разработал проект федерального закона «О внесении изменения в статью 179 Гражданского кодекса Российской Федерации» (опубликован на портале regulation.gov.ru 19 июля 2017 г. под ID 01/05/07-17/00069492). В нем предлагается изложить п. 3 ст. 179 ГК РФ в следующей редакции: «Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств либо уязвимости своего положения (инвалидность, пожилой возраст, несовершеннолетие), чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего».

Предложенная редакция отличается от действующей новым основанием признания сделки кабальной, а именно уязвимостью физического лица. В первую очередь речь идет о защите социально-уязвимых категорий — инвалидов, лиц пожилого возраста, детей. Таким образом, законодатель стремится предоставить более высокой уровень защиты физическим лицам.

Комментарий к Ст. 174 Гражданского кодекса РФ

1. В комментируемой статье установлено основание недействительности сделки в случае нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица.

В статье устанавливается оспоримость сделки, совершенной в случае, если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или такой орган вышли за пределы этих ограничений.

Важно, что по основаниям, предусмотренным п. 1 комментируемой статьи, сделка может быть оспорена только тогда, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий на совершение сделки (недобросовестный контрагент). Это правило нацелено на обеспечение стабильности гражданского оборота, в котором вступление в договорные отношения построено на предположении о добросовестности представителя контрагента (п. 5 ст. 10 ГК РФ). В случае совершения сделки органом юридического лица это правило означает, что его контрагент должен полагаться на «стандартный», «типовой» объем полномочий такого органа, закрепленный в законе, а тот, кто действует от имени юридического лица без доверенности, должен известить контрагента об уставном ограничении своих полномочий. Следовательно, не существует обязанности всякого лица, вступающего в отношения с юридическим лицом, от имени которого действует его орган, проверять истинные полномочия этого органа.

2. Пункт 2 комментируемой статьи содержит положение об оспоримости сделки, совершенной представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица. Иск о признании такой сделки недействительной может быть предъявлен в суд представляемым или юридическим лицом, а в случаях, предусмотренных законом, иным лицом или иным органом, предъявляющими иск в интересах представляемого или юридического лица. Такая сделка признается судом недействительной, в случае если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Таким образом, в качестве самостоятельного основания оспоримости сделки предусматривается грубое нарушение представителем интересов представляемого, о котором другой стороне известно; в этом случае даже при отсутствии ограничения полномочий представителя в договоре с ним или полномочий органа юридического лица в корпоративных документах сделка, совершенная представителем к явной невыгоде представляемого, чем воспользовалась другая сторона сделки, может быть оспорена.

Понятие «явный ущерб» не определено в тексте ГК РФ, следовательно, подлежит оценке судом исходя из обстоятельств дела.

Комментируемая статья не предусматривает специальных последствий недействительности указанных категорий сделок, поэтому подлежит применению ст. 167 ГК РФ.

3. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВС РФ от 27.06.2013 N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» (см. п. 27);

— Постановление Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (см. п. 9).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *